Жорес Алферов: правительство не имеет должной компетенции выбирать президента РАН

Лауреат Нобелевской премии Жорес Иванович Алферов, как мог, в одиночку, отстаивал в четверг на заседании Комитета Госдумы РФ по образованию и науке свободу выбора своего президента академическим сообществом во время второго чтения законопроекта об изменении процедуры выборов президента РАН. Кто-то счел излишней поправку, предложенную им и депутатом от фракции КПРФ Олегом Смолиным об отмене предварительного согласования кандидатур с правительством — «ведь кабмин итак пошел навстречу академикам, отменив положение об ограничении согласованных кандидатур до трех». Однако Алферов требовал от правительства больше считаться с учеными. Свидетелем спора ученого с чиновниками стала корреспондент «МК».

Жорес Алферов: правительство не имеет должной компетенции выбирать президента РАН

Итак, как и было ранее заявлено на пресс-конференции в «МК», Дума все-таки отменила ряд весьма спорных положений законопроекта о выборах президента РАН. На заседании председатель Комитета Вячеслав Никонов сразу объявил процесс голосования по девяти поправкам. Большинством присутствующих были безоговорочно приняты следующие из них: об избрании президента Академии Общим собранием РАН простым большинством голосов (раньше для победы надо было набрать 2/3 голосов), об исключении требования о предварительном согласовании правительством не более трех выдвинутых Академией кандидатов, об утверждении избранного президента РАН президентом страны (раньше его утверждало правительство), о недопустимости продолжения выборного процесса в том случае, если правительство согласует всего одного кандидата (фактически это означало бы назначение президента РАН, а это не демократично).

Среди отклоненных оказалось требование Жореса Алферова и Олега Смолина вычеркнуть из Законопроекта согласование выдвинутых кандидатов с правительством. И тут 87-летний Алферов сказал свое веское слово:

— Я посмотрел выступления Онищенко (Геннадия Онищенко — депутата Госдумы — прим. Авт.) на предыдущем заседании, где он говорил, что президента РАН всегда назначали. Я 65 лет работаю в Академии наук и 45 лет являюсь членом Академии. Я просто помню, как это происходило. Когда выбирали Мстислава Всеволодовича Келдыша в 1961 году, на президиум РАН пришел Алексей Николаевич Косыгин (председатель Совета министров СССР с 1964 по 1980 годы — прим. Авт.) и просто сидел молча. Но все знали его мнение, что по окончании двух сроков академика Несмеянова хорошо бы назначить президентом РАН Келдыша. Когда уходил по болезни Келдыш (он был 14 лет президентом), к нам приехал Суслов (Михаил Суслов — секретарь ЦК КПСС, второй человек в стране с 1952 по 1982 годы — прим. Авт..) и сказал следующие слова: «Мстислав Всеволодович уходит… Нам кажется, что хорошая кандидатура ему на смену это Анатолий Петрович Александров. Но вам решать, за кого голосовать, и мы в это дело не собираемся никак вмешиваться». Мы послушали мнение Суслова и выбрали президентом Александрова. Это был выдающийся президент. Я считаю, что мы должны принимать во внимание мнение руководства страны. Но вот в какой форме? Пусть придет Дмитрий Анатольевич (Медведев — прим. Авт.) на наше собрание, скажет свою позицию, и мы примем это во внимание. Но я против внесения процедуры согласования в закон формально. К сожалению, правительство далеко не всегда имеет достаточную квалификацию, чтобы судить о том, кто должен возглавлять Академию наук. Я сейчас внимательно слежу за тем, кого выдвигают в президенты. Это люди совершенно разного уровня… Экспертный совет нашего Комитета (КГД по образованию и науке — прим. Авт.) принял решение о несогласии выбирать из тех, кто предварительно согласован с правительством, — сказал Алферов.

Еще читать  Шпионская игра СССР: расскречены материалы о "самом преданном предателе"

Ответное мнение правительства огласил заместитель руководителя департамента науки и технологий Минобразования и науки Андрей Аникеев, которого, по его же словам, можно считать научным «внучатым племянником» Жореса Алферова (Жорес Иванович был в свое время научным руководителем Александра Асеева, непосредственного научного руководителя Аникеева по Сибирскому отделению РАН). Однако вердикт, вынесенный этим «родственником» из правительства Жореса Алферова не обрадовал: его поправку об отмене «фильтра», через который пропустят всех выдвинутых кандидатов до начала выборов, все-таки не приняли.

Отказывать такому авторитету, как Жорес Алферов, нелегко. Поэтому в зале не надолго образовалась неловкая пауза… Нарушил ее Никонов вспомнив, что неприятное для академика решение в общем-то принято в полном соответствии с законом об Академии наук 2013-го года. «Вы же сами внесли поправку о переименовании статуса Академии на Федеральное государственное бюджетное предприятие (ФГБУ). В этом случае исключать возможность для правительства высказывать свое мнение в отношении кандидатов просто несправедливо. И еще раз подчеркиваю, — это был выбор Российской академии наук».

— Ничего подобного! — воскликнул Алферов. — Закон вносился по настоянию Медведева и Ливанова (с 2012 по 2016 годы был министром образования и науки РФ — прим. Авт..) и, к сожалению, президент РАН Фортов не дал тогда должного отпора! Академия была против! Я хочу сказать, что Закон о РАН, принятый в 2013 году (я это говорил и президенту страны) принес не пользу, а вред, и Академия наук лишилась при создании ФАНО возможности вести научные исследования.

Похоже, продолжать дискуссию с академиком Никонову не хотелось, и он объявил голосование по поправке Алферова. Итог: один из присутствующих (сам Жорес Иванович) — «за», двое воздержавшихся, большинство — «против». Таким образом была доказана простая истина о том, что дьявол кроется в деталях: воспротивились бы в 2013-м академики переименованию Академии в ФГБУ, остались бы прежней организацией с особым государственным статусом — «РАН-Высшая научная организация Российской Федерации», и никто бы сейчас не имел права ей указывать свысока, кого выбирать в президенты. Вопрос в том, была ли возможность у Владимира Фортова дать в свое время тот самый «должный отпор»?

— Мы же все-таки не противоборствующие силы, — сгладил острые углы в конце заседания заместитель министра образования Павел Зенькович. — Нам важно работать консолидированно, и понимать людей, которые идут во главу РАН.

Хорошо бы еще, чтобы академики их тоже понимали и принимали. Напомним, что момент истины — выборы президента РАН на срок с 2017 по 2022 годы — ждет нас 26 сентября.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика