Заповедники России оказались под угрозой «распила»

Накануне Года заповедников (напомним, указом президента таковым объявлен 2017‑й) Минприроды подготовило ряд поправок к законопроекту, ставящих под угрозу целостность природоохранных территорий России. Фактически, руководствуясь одним из трех пунктов этих поправок, можно будет «вывести» из состава заповедников и национальных парков любые земли. Экологи бьют тревогу, ведь это далеко не первый принятый в этом году документ, угрожающий заповедным территориям. Несколькими месяцами ранее Госдума приняла законопроект о создании так называемых «биосферных полигонов» в составе заповедников, которые можно будет отдавать в аренду на 49 лет.

По мнению экологов, и принятый ранее, и обсуждаемый сейчас документы фактически направлены на то, чтобы разрешить заинтересованным лицам строить горнолыжные курорты и другие рекреационные комплексы на девственных территориях. Особое беспокойство вызывает судьба Кавказского заповедника, на часть территорий которого претендуют компании «Газпром» и «Роза Хутор». На днях этот заповедник посетила консультационная миссия ЮНЕСКО и Международного союза охраны природы.

Заповедники России оказались под угрозой "распила"

Сперва о находящемся на рассмотрении документе. Речь идет о поправках к проекту Федерального закона №826412‑6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях». В документ предлагается внести новую статью, касающуюся изменения границ особо охраняемых природных территорий. Согласно поправкам, исключить землю из состава заповедника можно будет в трех случаях: если участок «расположен в границах поселений», если земля нужна для «осуществления деятельности по обеспечению безопасности государства» либо по «отдельным решениям Президента Российской Федерации».

Сильнее всего экологов беспокоит как раз последний пункт.

— Ведь все знают, что решения по таким вопросам готовит не сам президент, а его администрация, то есть чиновники, у которых могут быть определенные интересы, в том числе коммерческие, на определенные земли, — пояснил «МК» координатор программы «Гринпис» по особо охраняемым природным территориям Михаил Крейндлин.

Целостности заповедников, считают экологи, угрожает также спешно принятая 22 июня на одном из последних заседаний Госдумы прошлого созыва поправка, позволяющая создавать на заповедных территориях так называемые биосферные полигоны, на которых разрешены определенные виды хозяйственной деятельности, в том числе строительство туристических и спортивных объектов.

— По этому закону участки внутри биосферного полигона могут предоставляться только в аренду. Но в случае принятия новых поправок земли можно будет изъять из комплекса заповедника и передать в частную собственность, — утверждает представитель «Гринпис».

Причем понятно, что создавать такие «полигоны» в непроходимой тайге никто не будет. Под удар попадают самые лакомые заповедники, к границам которых подступают курортные комплексы.

— Например, серьезное беспокойство вызывает судьба Кавказского природного биосферного заповедника, рядом с которым есть несколько горнолыжных курортов. Не секрет, что владельцы этих комплексов хотели бы расширить свои территории за счет земель заповедника. Уже есть проект распоряжения правительства о выделении «биосферного полигона» под эти нужды. Но в случае принятия новых поправок эти участки могут быть выведены из состава заповедника и перейти в частную собственность. Конечно, случится это лишь в том случае, если, например, господин Потанин сможет убедить президента в необходимости такого решения, — предполагает Михаил Крейндлин.

Вызывает недовольство экологов и первый пункт поправок, касающийся отчуждения заповедных земель, на которых расположены населенные пункты. Дело в том, что ряд деревенек и поселков в черте заповедников как раз и являются изюминкой этих территорий.

— Например, Кенозерский национальный парк в Архангельской области считается уникальным в первую очередь за счет историко-культурных объектов — деревень, в которых сохранились прекрасные образцы деревянного зодчества. Если эти населенные пункты «вырезать», национальный парк во многом утратит свою привлекательность, — объясняет Крейндлин.

Но главное, экологи переживают, что под видом исключения из нацпарков населенных пунктов появится лазейка для того, чтобы выводить за пределы заповедников значительные территории. Главным образом потому, что границы многих населенных пунктов, особенно сельских, не установлены.

Впрочем, для жителей поселков, стоящих на природоохранных землях, поправки «об отчуждении» скорее благо. Ведь на данный момент они не могут приватизировать свои земельные участки. Иногда в такой ситуации оказываются жители целого города, например, Себежа, расположенного в границах национального парка «Себежский».

— Естественно, для жителей таких населенных пунктов это серьезная проблема. Но, как нам кажется, эту ситуацию можно было бы разрешить в индивидуальном порядке, — говорит представитель «Гринпис».

Вызывает недоумение специалистов и второй пункт поправок, точнее, размытая формулировка понятия «осуществление деятельности по обеспечению безопасности государства».

— Ведь под эту формулировку можно подвести как охрану государственных границ, так и экономическую безопасность. А это в свою очередь может быть выгодно для коммерсантов, которые под тем или иным предлогом хотят перенести свою деятельность на заповедные земли. Один из вопиющих примеров: в национальном парке «Югыд ва» в Республике Коми, который, к слову, как и Кавказский биосферный заповедник, является объектом всемирного наследия, ряд коммерческих структур давно пытаются организовать добычу золота. Более того, в 2010 году Министерство природных ресурсов своим решением вывело одно из золотых месторождений из состава парка. Мы долго боролись против этого решения, дошли до Верховного суда, который постановил, что исключение этого участка из территории нацпарка незаконно. Тем не менее бывший глава Республики Коми господин Гайзер несколько раз лоббировал изменения подзаконных актов, для того чтобы разрешить исключение этого участка из национального парка.

Впрочем, по предположению Михаила Крейндлина, второй пункт поправок скорее всего будет использоваться как обоснование строительства военных баз на территории северных заповедников, например, на острове Врангеля.

Еще читать  Подарок Путина в плену спецслужб: конфискована уникальная коллекция соколов

Естественно, любое хозяйственное использование заповедных земель больно ударит по флоре и фауне.

— Если говорить о Кавказском заповеднике, то в первую очередь под угрозой окажется начатый в июле этого года эксперимент по восстановлению популяции переднеазиатского леопарда. Это, напомню, программа, патронируемая президентом. Но если застройка заповедника курортными зонами состоится, популяция скорее всего обречена на вымирание. Ведь единственный коридор, в границах которого члены естественной популяции леопардов из Армении могут встретиться с выпущенными в рамках программы особями, проходит как раз по тем территориям, которые сейчас собираются застраивать.

— В документе прописаны какие-либо ограничения на изъятие земель?

— Конечно, но они настолько размытые, что их легко обойти. Например, обязательная государственная экологическая экспертиза «отчуждаемых» участков.

До 31 октября на сайте regulation.gov.ru проходило общественное обсуждение проекта поправок. И вплоть до последних дней пользователи голосовали «против» с перевесом чуть ли не в две тысячи голосов (например, 27 октября счетчик показывал 1630 «против», 4 «за»). Но за несколько часов до окончания срока обсуждения количество сторонников законопроекта выросло сразу в тысячу (!) раз.

— Мы подозреваем, что имела место накрутка голосов, — поделился с «МК» своими предположениями представитель «Гринписа».

Но самое удивительное, что данные поправки прямо противоречат пожеланиям президента.

— В пояснительной записке к проекту документа указано, что разработан он в соответствии с поручением президента от 31 января 2014 года. Правда, тогда Владимир Путин говорил о поправках, которые, наоборот, призваны ужесточить ситуацию с заповедными территориями. В частности, президент призывал «установить полный запрет на изъятие земельных и лесных участков из заповедников и нацпарков». Это цитата, — подчеркнул Михаил Крейндлин.

Беспокоит ситуация и сотрудников заповедников. Например, заместитель директора Кавказского биосферного заповедника Николай Ескин в беседе с «МК» рассказал, что вопрос сокращения природоохранных территорий на законодательном уровне обсуждается впервые за 60 лет.

— Эти поправки создают определенные юридические возможности для того, чтобы использовать рекреационные и другие ресурсы заповедников для антропогенной, человеческой деятельности, тогда как призвание заповедников — как раз сохранять природу в нетронутом виде.

Николай Ескин подтвердил, что уже есть проект выделения земель Кавказского заповедника под «биосферный полигон». Речь идет о 25 тысячах гектаров.

— Этот участок в центре или на границах заповедника?

— К несчастью, это центр. В основном центральные районы Кавказского заповедника на южном и в меньшей степени на северном макросклоне Главного Кавказского хребта.

— Какая это часть от общего объема земель комплекса?

— Допустим, десятая. Но значения это не имеет. Разрушающий эффект может ведь происходить и из точки. Это все равно что сказать: пуля попадет в голову человека, но вынесет ему лишь десятую часть мозга. Но человек-то все равно умрет.

— Известно, на какой срок эти земли могут передать в аренду?

— Не могу сказать, но это значения не имеет. Если передадут даже на год, и за этот срок там вырастет отель, природу уже не восстановишь.

— Есть конкретные компании, которые претендуют на эти земли?

— Есть, но они ничего не сделают без согласования. Меня удивляет как раз тот факт, что государство благосклонно к этому относится.

— Но ведь это только проект. Решения пока нет?

— Нет. По слухам, реализация этого проекта расширения курорта требует икс миллиардов долларов. Инвесторы готовы вложить одну десятую, а девять десятых теоретически должно вложить государство: это дороги, линии электропередачи. Мы очень надеемся, что ответственные за этот проект люди оценят риски и поймут, что овчинка выделки не стоит, что потери будут гораздо большие, нежели прибыль.

На днях в связи с угрозой застройки части территорий Кавказского заповедника Сочи посетила консультационная миссия во главе с экспертом ЮНЕСКО и Международного союза охраны природы Эрве Летье. Господин Летье совершил облет оказавшихся под угрозой территорий заповедника, а затем встретился с учеными и представителями общественных экологических организаций. Мнение экологов было единодушным: создание «биосферного полигона» «Поляна» недопустимо, так как приведет к деградации экосистем на обширной территории всемирного наследия. Как пояснил представитель «Экологической вахты по Северному Кавказу» Андрей Рудомаха, международному эксперту было представлено огромное количество аргументов того, насколько гибельными будут последствия предоставления территории заповедника в пользование частным компаниям.

— Мы надеемся, что позиция ЮНЕСКО и Международного союза охраны природы по итогам прошедшей миссии будет предельно конкретной и однозначной — о недопустимости создания «биосферного полигона» на территории Западного Кавказа и предоставления его территорий в пользование «Газпрома», «Роза Хутора» или каких-либо других компаний для строительства горнолыжных комплексов. Только тогда, когда международные природоохранные организации занимали подобную однозначную позицию, удавалось что-то спасти, как это было с Грушевым хребтом, с плато Лагонаки, со строительством дороги на Лунную Поляну. Когда позиция была компромиссной, уничтожение природы остановить не удавалось. Так было, например, с уничтожением экосистемы реки Мзымта, — высказался Андрей Рудомаха.

К слову, в дни работы миссии должна была состояться встреча с представителями «Газпрома» и «Роза Хутора», однако последние от участия в обсуждении отказались.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика