Яхтсменка Екатерина Скудина: «Из Токио-2020 привезем больше медалей»

С Игр XXXI Олимпиады в Рио сборная России по парусному спорту впервые за 20 лет вернулась с медалью, которую завоевала в одиночном классе RS:X Стефания Елфутина. Случайный эпизод или, напротив, долгожданная первая ласточка? Мы попытались предсказать будущее яхтенного спорта вместе с чемпионкой мира и участницей трех Олимпиад Екатериной СКУДИНОЙ, которая после окончания карьеры вошла в состав президиума Всероссийской федерации парусного спорта.

Яхтсменка Екатерина Скудина: «Из Токио-2020 привезем больше медалей»

— Екатерина, ваш экипаж сам был в шаге от олимпийского пьедестала, но, увы, не повезло. Что случилось в Лондоне-2012?

— Полуфинал и финал в Лондоне оказались очень сложными, ведь там сошлись одновременно несколько негативных факторов. Для начала — ослаб ветер. Это был единственный козырь испанок, которые тренируются дома по слабым ветрам, а мы были очень хорошо подготовлены: лавировка, тактика, знание правил — все на «отлично». Но у экипажа были два пробела, один из которых — это готовность к скорости по ветру в 5 и меньше узлов. Но вообще, по правилам гонки при таком ветре не проводятся.

На олимпийской регате есть несколько запасных дней: у нас же не волейбол, где под крышей условия все время одинаковые. Сокращать формат не имели права. Но, увы, никто из оргкомитета не стал усложнять себе работу. Приведу сравнение. Никто же не предложил в знаменитом финале волейбольного турнира в «Ирлс Корт» после двух сетов в пользу Бразилии отдать их сборной золотые медали, а России — серебряные, это же нечестно! А у нас такое оказалось возможным.

Но обидно не только за это. На старте испанкам дали пенальти, и плюс мы шли с преимуществом в 15 секунд на первом знаке. Но в итоге один маленький порыв ветра сзади — и они нас догнали. Им где-то повезло, а мы еще и спинакер запутали. Слишком много всего сошлось в одной гонке.

— А в Афинах восемью годами ранее, когда вы гонялись на «Инглинге», возникали проблемы с судьями…

— Еще тогда мы поняли, что в парусном спорте у команды должен быть советник по правилам. Если помните, нас дисквалифицировали со 2-го места, когда команда Бермудских островов подала протест за касание за 2 минуты до старта. В Лондоне мы такого авторитетного человека привлекли. После ссоры с Международной федерацией Билл О’Хара был исключен из состава судей, но я воспользовалась случаем и предложила ему поработать на нас. Он попросил день на размышление и согласился.

— Ваш экипаж заручился поддержкой, это понятно. А чем руководствовался Билл?

— У ирландского специалиста появился шанс остаться в олимпийской регате, и он помог нам. За судейство именно на Играх не платят: работа ради имиджа. Но у нас он был на контракте. В четвертьфинале англичанки подали протест — он отстоял нашу яхту. Единственно, опротестовать формат он уже не мог. Знаете, бесценный 12-летний опыт мне помог, и в августе-2016 в Рио российским яхтсменам было спокойнее. Впервые мы сумели отстоять интересы нашей команды. Стефания Елфутина принесла эту долгожданную медаль, хотя и у нее не обошлось без спорных моментов.

— Помнится, за год до Пекина-2008 вы очень хотели раздобыть карты времен II мировой с течениями, которые не меняются. Это так важно?

— В Циндао, где проходила регата, эти течения были ужасные и совершенно непредсказуемые. Сначала в одну сторону, а 10 метров пройдешь — на 180 градусов в другую. Но ярче всего мне с тех Игр запомнились водоросли. Ни дать ни взять — футбольное поле на воде. Так и казалось: сойдешь с яхты и пойдешь по нему как посуху!

Рассказывали, что незадолго до Игр в соседней Корее произошел какой-то химический выброс, и это вызвало бурный рост водных растений. Но такого никто не ожидал. Организаторы соорудили ограждение в полметра на буйках, но если волна поднималась, вся эта зелень перемахивала к нам в акваторию. И вот тогда я осознала, что такое мощь китайского народа! Тысячи людей цепляли водоросли вилами и забирали на борт. Мы веселились: мол, наверное, эти водоросли не выбрасывают, а подают в ресторанах европейцам как вкусную экзотику…

■ ■ ■

— Если сильно отмотать назад, как вы оказались в парусном спорте?

— Дело случая. Я родилась в подмосковном Долгопрудном, причем на островке Водники. Мимо яхт-клуба было бы невозможно пройти, и хоть я и не планировала заниматься парусным спортом — в один прекрасный день села в лодку и поняла, что это мое.

— С какого возраста нужно приступать к занятиям?

— С 9–10 лет. Все-таки яхтинг — это спорт оперативного принятия решений. Поэтому ребенок должен быть рассудительным, самостоятельным и не пугаться проявлений какой-никакой, но стихии. Самый юный участник, которого я когда-либо видела, — это двухмесячный мальчик. В 2014 году он у нас, на Водном стадионе, «гонялся» с мамой и папой в одном экипаже, в люльке. Вот что значит парусная семья! А если уже серьезно, то самый титулованный яхтсмен мира — британец Бен Эйнсли, 4-кратный олимпийский чемпион, — в детстве каждый день отправлялся в школу, переплывая залив на «Оптимисте». А вечером шел обратно домой. Вот так учатся англичане!

— Какими основными качествами должен обладать яхтсмен?

— Безусловно, это сила воли и целеустремленность, потому что на воде надо научиться терпеть. Не помешают математические способности: в управлении лодкой требуется аналитика. И, конечно, важна психологическая устойчивость. Если говорить о командных классах, нужно идти на компромисс. И одновременно стараться быть перфекционистами и понимать общую цель. Англичане считают, что нужно распределять задачи между всеми, новозеландцы — тоже. С точки зрения российского менталитета, скорее всего, нужен лидер, иначе, как правило, коллективное принятие решений не дает должного эффекта.

Еще читать  Допинговая комиссия FIS отклонила апелляции российских лыжников

— А где сложнее сдать экзамены — на вождение автомобилем или лодкой?

— Я езжу на машине. Сложность управления лодкой в том, что у нее нет тормоза, а значит, она более инерционная, и надо точнее рассчитывать расстояния. Так что сдать на права на воде сложнее.

— Екатерина, как вы решили создать ваш собственный проект? Как построен учебный процесс?

— Я занялась его созданием после завершения олимпийской карьеры. Очень рада, что удалось остаться в моем виде спорта, но уже с другой стороны. Мы вовлекаем в парусный спорт тысячи людей ежегодно, и я рада, что нам удается делать яхтинг массовым и доступным. Есть несколько обучающих курсов — как для совсем новичков, так и более углубленное изучение, по итогам которого можно получить яхтенные права международного образца. Преподают только лучшие профессионалы страны, благо есть выбор. А попасть к нам просто. Главное — выбрать для себя необходимое.

С ноября по апрель в Имеретинском порту в Сочи мы проводим зимнюю серию регат SOCHI WINTER CUP. Этапы проходят в первый уик-энд каждого месяца. Поучаствовать может любой желающий.

Яхтсменка Екатерина Скудина: «Из Токио-2020 привезем больше медалей»

— И где в России лучше всего заниматься парусным спортом?

— У нашей страны — рекордно большая береговая линия. Но в силу климатических условий есть серьезные ограничения. Самое оптимальное — Черноморское побережье, потому что погода позволяет выходить в море практически круглый год. Развит парусный спорт и на речных акваториях — недаром самым сильным регионом традиционно была Москва. В озерных условиях начинали многие советские чемпионы. Но не нужно списывать со счетов такие города, как Санкт-Петербург, Тольятти, Волгоград, все Черноморское побережье — Анапу, Геленджик, Сочи… Азовское море — хотя оно мелкое, там тоже можно идти под парусом. На Дальнем Востоке наш спорт развивается. Насколько помню, в Архангельске, на Белом море, — тоже. Просто сезон короткий. А в Москве сезон открывается 1 мая и длится до середины октября. И поэтому по окончании мы организуем гонки в Сочи.

— Вопрос к вам как к представителю ВФПС. Как федерация помогает яхтсменам? Есть ли какие-то изменения в лучшую сторону?

— Изменения колоссальные. Когда я только начинала свою олимпийскую карьеру, мы шли на преодоление всех возможных препятствий. Огромные усилия тратились, в частности, на борьбу внутри структуры. В Афинах, когда нас дисквалифицировали со 2-го места, рядом с нами не было ни одного человека, который мог бы помочь. После 12 лет этой борьбы наконец удалось изменить ситуацию к лучшему, и сейчас в федерации созданы все условия содействия яхтсменам. После Лондона-2012 мы поменяли практически 80% специалистов, которые работают со сборной. Нужно отдать должное президенту ВФПС Владимиру Силкину, который не побоялся пойти на перемены. И результат себя полностью оправдал: у нас появилась олимпийская медаль.

— Кстати, почему так долго у России не было наград на Играх? Сейчас это случайный всплеск или в Токио тоже можно ждать медалей?

— Мы попали в сложное и переломное время, когда у России не только в парусном спорте не было наград, но и во многих других областях были большие сложности. Вся система претерпевала серьезные изменения, я ясно ощутила на себе проблемы. Рада, что этот период закончился. Сейчас мы сделали ставку на молодежь. Поэтому в Токио-2020 смотрим с оптимизмом — уверена, что нас там ждут олимпийские медали.

— Кто будет главным тренером сборной в следующие 4 года?

— Выборы главного тренера пройдут 6 декабря. Процесс приема заявок продолжается до сих пор. Кто в итоге им станет, определит специальная комиссия. Главное, чтобы это был профессионал, который понимает тонкости олимпийской подготовки и сам прошел Олимпийские игры. Иначе невозможно построить эффективную подготовку. А выборы президента федерации пройдут тремя днями ранее.

— Какие виды спорта любите смотреть как болельщица? Видели игры в Рио, как говорится, со стороны?

— Я вообще люблю спорт, смотрю многие виды, особенно игровые. В Рио приятно было наблюдать, как объединилась наша команда на почве всех тех обстоятельств. Спортсмены искренне болели друг за друга. Мне особенно хотелось бы отметить выступление Юлии Ефимовой, которая столкнулась с беспрецедентным давлением, — она большой молодец: вышла из всей ситуации с честью.

— Екатерина, бывали ли у вас экстремальные ситуации на воде, когда становилось страшно за жизнь?

— Однажды на этапе Кубка мира на Кильской регате, когда лодка попала в так называемый брочинг, меня выбросило за борт — так я провела в итоге в воде больше 40 минут, наблюдая, как неуправляемая лодка уходит все дальше. Меня спасла встречная яхта. Это было немного страшно.

— Как помогает вам олимпийский опыт в работе? Понятно, что с таким количеством проектов у вас времени меньше, чем в море.

— Все направления дополняют друг друга. После Лондона мы обновили в ВФПС всю команду, которая занимается проблемами олимпийской сборной. Продолжаем подыскивать специалистов, что, конечно, и до сих пор довольно непросто. За годы парусный спорт ушел очень далеко вперед, появились новые технологии, совершенно иные принципы ведения гонок. Гонки стали значительно короче. Классы — экстремальнее. Поэтому нам нужно идти в ногу со временем. Думаю, что мой опыт построения олимпийских кампаний помогает молодым яхтсменам. Скажем так, сокращает их путь к олимпийским медалям. Ведь новые люди в сборной России уже получили ответы на вопросы, которые нам приходилось разрешать самим, и практически вслепую.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика