Вся правда о ЕГЭ глазами выпускника и его мамы

В ночь на субботу выпускники отгуляли выпускные вечера, в их честь прогремел салют. А уже сегодня они повисли между небом и землей: уже не школьники, но еще и не студенты. Все, что их сегодня интересует, — это результаты ЕГЭ, многие из которых еще находятся в процессе подсчета или апелляции. Последняя неделя ожидания, а затем бесконечные списки на поступление и подсчет проходных баллов. Вечный вопрос: быть или не быть им бюджетниками или теми, кто обучается за плату, студентами дневных отделений вуза, вечерних или заочных. Как лягут у каждого карты…

В преддверии вступительной кампании-2017 «МК» провел уникальный эксперимент: редактор одного из отделов нашей газеты, окончивший в свое время еще советскую школу, получивший четверть века назад высшее экономическое образование еще в советском вузе и сделавший карьеру в области журналистики, сдал в досрочный период три ЕГЭ и набрал необходимую сумму баллов для поступления в вуз. Сегодня его впечатления от сдачи обязательных госэкзаменов мы сравниваем с тем, что пережил во время подготовки к ЕГЭ рядовой выпускник обыкновенного бюджетного образовательного учреждения — московской гимназии №1512.

Вся правда о ЕГЭ глазами выпускника и его мамы

Мама: «Профильный ЕГЭ по математике — единственный из тех, к которому пришлось готовиться»

Когда я говорю, что сдала в этом году ЕГЭ по трем самым востребованным предметам: русский, обществознание, профильная математика — и набрала в сумме больше 200 баллов, практически обеспечив поступление на бюджетное отделение вуза (пусть не в самые топовые институты, но тем не менее)… Вот когда я говорю все это, люди, во всяком случае окончившие школу лет десять назад, смотрят на меня, глубоко потрясенные. Они не верят. Они считают меня чуть ли не сверхчеловеком. Их совершенно не интересуют девять сданных мной экзаменов по окончании десятилетки в советские времена, экзамены в вуз, защита диплома. Этим может похвастаться практически каждый, кто родом из СССР. А вот ЕГЭ! Людям кажется, что сдать его через четверть века после окончания школы решительно невозможно.

Каждый год сдача Единого госэкзамена превращается в шоу. В день очередного ЕГЭ в сводках теленовостей россиянам докладывают: «сегодня выпускники сдают историю», «а сегодня химию», даты выдачи результатов знают даже те, чьи дети еще в начальной школе, а сводные результаты ЕГЭ — например, «в этом году на два (или три, или пять) процента больше выпускников успешно сдали профильный экзамен по математике» или «ЕГЭ по русскому языку не сдали всего лишь десять (пятьдесят, сто) выпускников по всей стране» — печатаются в новостных лентах. Все это напоминает сводки с фронтов. Не сойти с ума в ожидании результата — это задача посложнее, чем те, которые содержатся в самом ЕГЭ. И еще найти место его сдачи — вот уж настоящий квест!

Так вот. Как человек, который наравне с нынешними выпускниками преодолел этот порог, я могу вам сказать: этот экзамен — как герой поговорки «не так страшен черт, как его малюют». Для всех, кто будет сдавать ЕГЭ на будущий год, могу сказать: практически невозможно набрать 100 баллов, 50–60 же — не проблема. Другой вопрос, устроит ли кошелек родителей выпускника такой результат?

ЕГЭ по русскому языку, с моей точки зрения, уж на минимальный-то балл может сдать практически каждый, кому этот язык родной. Базовая математика рассчитана на уровень девятого класса. То есть не окончить среднюю школу посредством сдачи двух обязательных ЕГЭ по минимуму — это надо… ну, скажем так, переволноваться настолько, что забыть, как тебя зовут. Такое возможно, не буду спорить. Лично я сама перед профильным ЕГЭ по математике испытала весь спектр эмоций, которые переживала разве что в семнадцать лет, поступая в вуз. С тошнотой от волнения и адским желанием написать на ногах все существующие тригонометрические формулы. В итоге я взяла производную от числа, умноженного на «х», за единицу. Тем, кто далек от математики, поясню: это примерно то же самое, что приписать авторство «Евгения Онегина» Лермонтову. Объяснение этому факту только одно — помутнение сознания.

Еще читать  Датский уголок 16 июня

Но, пожалуй, профильный ЕГЭ по математике — единственный из тех, к которому мне пришлось готовиться. И, что неприятно, экзамен этот, по моему мнению, совпал с курсом профильной математики за 10–11-й классы где-то на 70–80 баллов, включая задачи по стереометрии. Двадцать-тридцать последних баллов потребовалось набирать с репетитором или на дополнительных занятиях в школе.

Что до экзамена по обществознанию, то он, безусловно, непростой, но в значительной степени отражает не уровень теоретических знаний, а умение человека ориентироваться в обществе, а также политическую информированность индивидуума. Любой социально активный человек способен сдать ЕГЭ баллов на 60–70, не открывая учебника. Что и было доказано мною в ходе проведенного эксперимента.

ЕГЭ, как известно, все время реформируют, и сегодня его уровень, в общем-то, достаточно высок. Разумеется, задание «расставить запятые в представленном для размышления предложении» не имеет ничего общего с умением автоматически грамотно писать под диктовку, не задумываясь о правилах. Но никакой тестовый экзамен эту грамотность никогда и не проверит — только диктант. Можно с ностальгией вспоминать, как в советские времена в вузы сдавали только сочинение, где сразу проверялось знание русского языка и литературы, и не в сегодняшнем объеме. А диктант — как более простой экзамен — применялся лишь при сдаче экзаменов в техникумы. Но что вспоминать о прошлом? Думать надо о настоящем.

Татьяна Федоткина, мама выпускника-2017.

Сын: «Не оставляли нас в покое и во внеучебное время»

«Вот и кончилось твое детство!» — сказали мне родители в день школьного выпускного вечера. Наивные! Мое детство закончилось год назад, когда я осознал, что мне предстоит ЕГЭ.

Хорошо говорить о простоте его сдачи человеку, окончившему советскую школу, получившему высшее экономическое образование, пусть даже и четверть века назад, да еще всю жизнь проработавшему журналистом. Если уж на то пошло, можно было бы и на 240 сдать!

А вы знаете, что такое подготовка к ЕГЭ в средней школе? Это гонка на выживание, где ученики и педагоги бегут наперегонки. Наши учителя приходили в школу на час раньше, чтобы позаниматься с нами до занятий. Оставались после уроков каждый день. Бесконечные контрольные и самостоятельные по профильной математике сменялись такими же бесконечными зачетами по английскому языку. В этот сплошной информационный поток знаний пытались вклиниться те педагоги, чьи предметы лично я не сдавал, и стребовать свой уровень.

А сочинение? Мы писали его весь год чуть ли не каждый день, и теперь мне кажется, что я могу сдать часть по русскому языку, даже если меня разбудить среди ночи и дать буквально любую тему. Ни у преподавателей, ни у школьников трех выпускных классов не было ни одной выходной субботы! На них ложились дополнительные занятия по профильной математике и русскому языку. А воскресенье уходило на выполнение заданного на дом. Притом счастье еще, что все занятия в школе, включая «до уроков», «после уроков» и «в выходные дни», были совершенно бесплатными!

Не оставляли нас в покое и во внеучебное время. На наши электронные почты по три раза за вечер прилетали дополнительные задания. Нам звонили на сотовые телефоны и на дом в ту самую несчастную субботу с ласковым предложением: немедленно проснуться и прийти в школу! А мы? А мы зачастую не могли. «Пусть это наконец закончится!» — стало лозунгом в последний школьный год. К концу 11-го класса у нас просто слипались на ходу глаза от переутомления и недосыпа, лица потенциальных медалистов приобрели характерный оттенок мокрого асфальта.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика