Война за газовое наследство: миллиарды олигарха делят жена и любовница

Битву за наследство российского миллионера Анатолия Сынаха ведут в московских судах его жена и любовница. Десятки миллионов рублей, центнер золота, коллекция дорогих ружей — все это, по словам родных, таинственным образом пропало после смерти бизнесмена. Его имя мало кто знает. Сынах, возглавлявший в Новом Уренгое крупное предприятие, предпочитал оставаться в тени, хотя мог бы занимать не последнюю строчку в журнале «Форбс».

Война за газовое наследство: миллиарды олигарха делят жена и любовница

Поговаривают, что к исчезновению богатств может быть причастна любовница, она же главный бухгалтер предприятия Сынаха. В скандальном деле разбирался «МК».

Анатолий Сынах умер в Израиле в апреле 2016 года, после операции коронарного шунтирования, в возрасте 59 лет. Ну, умер и умер — казалось бы, нам-то что за дело?

Стоит, пожалуй, пояснить, кто такой Анатолий Алексеевич.

Бизнесмен сделал себе имя в Новом Уренгое, неофициальной газовой столице России. Он был генеральным директором ООО «Уренгойгазспецстроймонтаж». Это предприятие занималось разработкой месторождений, строительством мостов и дорог, ремонтом газопроводов.

Коммерсант, как и его супруга Ирина Борисовна, родом из Златоуста. Они познакомились на свадьбе друга, поженились в 1981 году. А вскоре молодая семья, как многие в те годы, переехала в Новый Уренгой — молодоженам негде было жить, они планировали заработать на квартиру и первым же рейсом улететь восвояси.

Однако жизнь пошла по другому сценарию. Анатолий Алексеевич активно строил карьеру, поэтому финансовое благополучие семейства росло. Возвращение на родину откладывалось и откладывалось. Тем более на свет появился первый сын Алексей. Ирина Борисовна была вся в домашних хлопотах, а ее супруг — в рабочих.

Рассказывает знакомый семьи:

— Дети Ирины Борисовны и Анатолия Алексеевича часто болели — плохо переносили суровый климат Нового Уренгоя. Зимой тут столбики термометров опускаются до минус 45, а летом — удушающая жара до плюс 30. И в 90-е годы Анатолий Алексеевич решил перевезти семью обратно на Украину, в Днепропетровск. Сам он хотел закончить на Севере все дела и присоединиться к семье. Но закрутилось-завертелось — два дефолта и т.п. Короче, не уехал он.

Наверное, не зря народная мудрость гласит, что мужчин нельзя оставлять без присмотра: они либо наведут бардак в доме, либо будут приводить женщин.

Все эти годы правой рукой коммерсанта была Марина Алексеевна Яковлева — главный бухгалтер предприятия. Сейчас женщина во всех судах говорит, что с 1997 года и вплоть до 2016-го проживала одной семьей с Сынахом, они вели общее хозяйство и заботились друг и друге. Эти откровения стали для Ирины Борисовны настоящим шоком: сам Анатолий Алексеевич личные отношения с главбухом не афишировал. Яковлеву все знали не как любовницу, а как доверенное лицо семьи. Да и все родственники коммерсанта говорят о крепких семейных узах. Просто Ирина Борисовна и Анатолий Алексеевич с сыновьями жили на несколько стран. У семейства недвижимость по всему миру — на Украине, в Европе, в России, на Кипре. Доказательства — совместные фотокарточки.

— Анатолий Алексеевич трепетно относился к жене. Когда лет 15 назад на Ирину Борисовну было совершено разбойное нападение, и преступники угнали ее машину, то он на второй день прилетел в Днепропетровск, явился в милицию и потребовал найти бандитов. «Мне наплевать на машину, я хочу видеть этих подонков в клетке», — сказал он. Всю жизнь дарил жене шубы, ювелирные украшения нереальной цены, дорогие машины, дома… Последнее авто презентовал на 55-летие, — говорят друзья.

Нам удалось дозвониться до Марины Алексеевны, претендующей на статус настоящей жены. Она имеет другой взгляд на вещи.

— Весь Новый Уренгой знает, что мы с Анатолием Алексеевичем вместе четверть века — и в семье, и в бизнесе! Работали в две руки, обеспечивали Ирину и сыновей. Она числилась работником предприятия, хотя ни дня не появлялась на работе. Я лично ее оформляла, зарплату начисляла. Ирина постоянно жила на Украине.

Война за газовое наследство: миллиарды олигарха делят жена и любовница

Впрочем, личная жизнь олигарха — дело тонкое. Речь не об этом, а о немалом имуществе Сынаха, оставшемся, точнее, пропавшем после его смерти.

Вот как, по версии Ирины Борисовны, развивались события.

В начале 2015 года Марина Алексеевна Яковлева стала убеждать, что Сынаху нужна операция по усечению желудка — по ее мнению, это помогло бы сбросить Анатолию Алексеевичу лишние килограммы. Главбух сама договаривалась с израильским медицинским учреждением через своих знакомых. В клинику она полетела вместе с шефом.

Врачи изучили здоровье пациента и обнаружили серьезные проблемы с сердцем. В свое время российские медики установили Сынаху в сердце стент. Так вот, он пришел в негодность и требовал срочной замены. Операция рискованная, тем более учитывая слабое здоровье пациента. Однако бизнесмен принял решение лечь на операционный стол. И это решение, увы, оказалось роковым.

— Сынах словно предчувствовал неудачный исход, хотя умирать не собирался, — поясняет член Общественного совета при Министерстве юстиции РФ Рубен Маркарьян, который представляет интересы семьи покойного миллионера. — Перед смертью он составил подробную памятку, где перечислил движимое и недвижимое имущество, все ценности. В списке, в частности, — 100 килограммов золотых монет, две дорогие машины, несколько миллиардов рублей в разных валютах. Эта памятку Сынах отправил Яковлевой со своей электронной почты, таким образом, фактически назначив ее душеприказчиком. Кому еще доверить распределение своих богатств после смерти, как не поверенному в финансовых вопросах при жизни? Кроме того, оказалось, что на главного бухгалтера Яковлеву задолго до смерти Сынаха были оформлены два завещательных распоряжения — в Запсибкомбанке и банке «Северный морской путь». На момент его кончины там оказалась немалая сумма — 400 млн рублей. А сейчас главбух Яковлева говорит, что понятия не имеет о памятке, о золоте слыхом не слыхивала. Как же так? Также Яковлева, оказалось, держит у себя долговые расписки в пользу покойного Сынаха на 400 млн рублей от владельца обанкротившегося банка «Анкор», кондитерского олигарха Андрея Коркунова. Просили отдать — ведь это тоже наследство, а в ответ — тишина…

Еще читать  Учеба на каникулах: стоит ли заниматься с ребенком летом

Родственники провели свое маленькое расследование. Еще пока Сынах находился на операционном столе, кто-то расплачивался его банковской карточкой в магазине женского нижнего белья в Тель-Авиве. В подтверждение слов адвокат демонстрирует банковские выписки. Вдова и сыновья полагают: покупателем могли быть Яковлева или ее родственники. У женщины от первого брака есть две взрослые дочери.

А в апреле–мае 2016 года, сразу после смерти Сынаха, волшебным образом были опустошены его карточные счета. За два дня в банкоматах были проведены операции на астрономическую сумму — 76 млн рублей!

Один из банкоматов — вблизи шикарного особняка Яковлевой на Рублевке.

Конечно, это является косвенной уликой, так как видеозаписи, скорее всего, не сохранились. Но злоумышленник, обнуляя многомиллионный счет Сынаха, на последние несколько тысяч рублей сделал покупки в супермаркете и почему-то пополнил телефонный счет Яковлевой.

— Марина Алексеевна на удивленные вопросы родственников разводила руками: мол, чужими картами не пользовалась, а деньги, скорее всего, снимал второй сын Константин, так как она ему отдала куртку отца, в кармане которой могли лежать банковские карты. Хотя тут есть неувязка: Константина не было в Израиле, когда кто-то покупал с помощью этих карт женское белье, да и авиаперелет Яковлевой в Москву после смерти Сынаха был оплачен банковской картой покойного, — недоумевает Маркарьян.

У родных, кроме того, вызвал подозрение факт одновременного переоформления машин олигарха — «Мерседес» (новой собственницей стала дочь Яковлевой) и «Додж-Рам» (авто стало принадлежать личному водителю Яковлевой, а тот машину на удивление быстро продал). Хотя никаких распоряжений насчет автомобилей у Сынаха не было. У водителя, как он сам признался, были чистые бланки с подписью шефа, поэтому не исключено, что договор дарения автомобиля мог быть составлен задним числом.

Вопрос вдовы — а где золото, Марин? — тоже повис в воздухе.

Конечно, вопросов много. Ответы предстоит дать следователям.

По заявлению вдовы они возбудили уголовное дело по статье «Кража в особо крупном размере». Дело то прекращали, то возобновляли. Сейчас расследование ведет Следственное управление УВД по ЦАО Москвы.

«Пока мы опережаем полицию в скорости расследования, — говорит Маркарьян. — У них пока еще «неустановленное лицо» похитило деньги с карточных счетов покойного Сынаха. Золото и коллекцию дорогих охотничьих ружей они еще и не думали искать. А мы уже получили из банков ответы на судебные запросы, где черным по белому написано: около 40 миллионов рублей со счета Сынаха после его смерти с использованием банкоматов были переведены на счета Марины Алексеевны Яковлевой, а сама она сразу по прилете ее в Москву из Израиля посещала банковские ячейки покойного по ранее выданной покойным доверенности».

Война за газовое наследство: миллиарды олигарха делят жена и любовница

Сама Марина Алексеевна Яковлева лишь возмущается, когда слышит претензии.

— Мы с Анатолием Алексеевичем всю жизнь прошли бок о бок. 25 лет — подумать только! Понимаю, что по закону я никто. Хотя у меня много свидетелей, которые подтвердят факт нашего совместного проживания.

— Раз жили вместе четверть века, почему не узаконили отношения?

— Он как-то обмолвился, что подавал на развод. Чем дело закончилось — не знаю. Нас такая жизнь устраивала. Я заботилась об Анатолии Алексеевиче, занималась его здоровьем, ездила с ним по больницам. Он был крайне больным человеком, умер во время четвертой операции. Где находилась Ирина все это время?..

— А как объясните покупку женского белья, оплаченную картами Анатолия Алексеевича?

— Какая-то чушь… Что они еще придумают? Есть наследственное завещание от его имени. Мы столько раз сидели за столом переговоров, обсуждали имущественные дела. У них такая наследственная масса — квартиры, дома… В банке Ирина сразу на руки получила 1 млрд рублей — я им все отдала. Ружья? Понятия не имею, я их ни разу не видела. Наверное, они хранились в квартире Ирины на Полянке. Я одна хожу на могилку Анатолия Алексеевича на Троекуровском кладбище. Недавно за 4 млн рублей установила надгробие…

Судебные баталии — в самом разгаре. Обе стороны забрасывают друг друга исками. Так, главбух, претендуя на долю в наследстве на основании завещательного распоряжения, хочет, чтобы ее признали женой — получается, второй, что в России законом не предусмотрено.

Как разрешится вопрос с наследством олигарха — покажут время и суд.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика