Война, помноженная на войну

Война, помноженная на войну

Что нас ждет? Хороший вопрос.

Алеппо. Сирия. Обстрел боевиков, восемь гуманитарных коридоров — шесть для граждан Сирии, два для боевиков, которые готовы покинуть Алеппо.

Миротворческая пауза, объявленная сирийской армией и Россией, была аттестована как жест доброй воли. В итоге жест есть, а результат никакой. Командование боевиков отказалось покинуть Алеппо и открыло огонь по гуманитарным коридорам, не давая возможности воспользоваться ими ни гражданам Алеппо, ни боевикам, готовым оставить Алеппо. Джихадисты расстреливали как боевиков, воевавших на их стороне, но готовых покинуть город, так и граждан Сирии.

Бесспорно, короткая пауза тишины не решала проблемы, и так заявляли участники саммита «нормандской четверки» (гуманитарная пауза, объявленная сирийскими и российскими военными в Алеппо, случилась как раз в момент саммита). Однако она не впечатлила западных лидеров. Столь короткого по времени прекращения огня, по мнению президента Франции, абсолютно недостаточно для кардинального изменения ситуации в этом городе. Гражданское население Алеппо нуждается в продолжительном перемирии.

Французский президент не понял, а точнее, не хотел понять сути замысла.

Восемь гуманитарных коридоров: два для боевиков, которые готовы прекратить свое участие в военных действиях и могут покинуть Алеппо со своим оружием, и шесть гуманитарных коридоров для гражданского населения, дабы обеспечить их жизненную безопасность. Сжатые сроки перемирия были обоснованны, учитывая, что боевики в большинстве своем отказались покидать город. И длительность паузы ранее уже была использована джихадистами для передислокации своих военных группировок. Наступать вновь на те же грабли было недопустимо. Поэтому был введен ограниченный срок на право выхода из Алеппо и увеличено количество гуманитарных коридоров до восьми, чтобы этот выход беспрепятственно был гарантирован.

Что же произошло на самом деле? Джихадисты не только отказались покинуть город, но и перекрыли путь всем, кто хотел этим воспользоваться, в том числе и участникам военных действий на их стороне, как и мирным гражданам, пригрозив тем и другим их полным уничтожением. Что и стало осуществляться, когда на гуманитарные коридоры обрушился огонь джихадистов, при том что сирийскими и российскими военными полнообъемно соблюдался режим тишины.

По указанию Президента России режим тишины был продлен еще на сутки, но это вряд ли дало ощутимый результат. Потому как демонстрация, возникшая стихийно из числа желающих покинуть Алеппо и потребовавшая от боевиков не перекрывать гуманитарные коридоры, была расстреляна исламистами, и как результат — 50 человек погибли.

Можно ли было предугадать подобный результат? Естественно, можно. Проявление доброй воли, так была аттестована акция и решение Президента России продлить срок выхода по гуманитарным коридорам еще на сутки, обернулось неприкрытой агрессией джихадистов и расстрелом тех, кто был намерен покинуть Алеппо.

Демонстрация доброй воли прошла в мире ненависти и убийств, которые ежечасно проявляли члены «Джебхат Фатах аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра», запрещенная в России). Они расстреляли протестующих и требующих прекратить обстрел гуманитарных коридоров на трассе Кастелло. Это воспринималось джихадистами как проявление их слабости и трусости. Вопрос — как прореагирует Россия на крах гуманитарной паузы в Алеппо? Ответ один — только подтверждением своей силы и способности уничтожать врага.

Одна очень важная деталь по поводу «нормандской четверки». Активность Меркель и Олланда не случайна. Впереди выборы — как в Германии, так и во Франции. И хотя бы частичный успех в реализации Минска-2 — это стало бы бесспорным положительным вкладом в предвыборную кампанию как Меркель, так и Олланда, при том что оба лидера имеют отрицательный баланс в предвыборной гонке, хотя оба намерены сохранить главенствующую роль в политике своих государств. Им нужны результаты.

У Порошенко тоже впереди выборы, и его толкование результатов саммита совершенно иное, нежели толкование европейских лидеров «нормандской четверки». И это нескончаемое заверение «Минску-2 альтернативы нет», которое якобы и есть подтверждение достигнутого понимания и некоего единения позиции сторон — не более чем атрибут пропаганды. «Дорожная карта», составленная министрами иностранных дел, станет следующим этапом согласования несогласуемого.

Но нам нужно уже сейчас, сегодня решать проблему Алеппо — иначе говоря, освободить этот город. Тем более что некий оптимизм по поводу гуманитарной паузы, который обеспечила армия Асада, опираясь на помощь российской армии, значимых результатов не принес. Из-за отказа джихадистов совершить миротворческую акцию, прекратить пусть на короткое время нескончаемый обстрел Алеппо и допустить выход через гуманитарные коридоры как гражданского населения, так и боевиков — без требования к ним сдать оружие, миротворческие цели России, по сути, выглядели не более чем рекламой. Потока уходящего из Алеппо гражданского населения не произошло.

Джихадисты не стали покидать город и пресекали огнеметным обстрелом попытки тех, кто хотел это сделать. Более того, они угрожали тем, кто собирался покинуть Алеппо, беспощадной расправой. Уже накануне они публично казнили 15 боевиков, попытавшихся покинуть город.

Мы можем сколько угодно говорить о жестокости этих палачей, показывать их, отрезающих головы гражданскому населению, как и боевикам, хотевшим покинуть Алеппо, но это ничего не изменит. Джихадисты не выпустят этих людей из Алеппо. Потому что их уход — это значит лишить кровавых палачей их живого щита, что станет неминуемым и скорым поражением исламистов. Поэтому они будут убивать, убивать и убивать. Террористов способны остановить не проповеди о добре, всепрощении и мире, а только сила способна их уничтожить.

Еще читать  Познер рассказал в чем причина популярности Трампа »

Наши военные, располагая данными разведки, во всеуслышание повторяют, что террористы воспользовались миротворческой паузой, чтобы совершить передислокацию своих сил, обеспечивать их оружием, полученным из стран арабского мира, их поддерживающих; чтобы в ближайшие дни начать полномасштабное наступление на Алеппо, сломать оборону сирийской армии и захватить город. Совершенно естественно, что сирийская армия в силу ее недостаточной боеспособности может не выстоять. Допустить поражение сирийской армии в Алеппо неприемлемо. В этом смысле удар американской авиации по Мосулу сделал участие России в разгроме исламистских боевиков в Алеппо и обоснованным, и сверхнеобходимым. Можно предположить, что наши военные реально готовы к решению этих проблем.

Следует подчеркнуть: мы должны действовать с учетом происходящего в странах Ближнего Востока. Идет наступление армии Ирака на Мосул, второй по значению город в Ираке. Боевики группировки «Исламское государство» удерживают и контролируют Мосул более двух лет. В данной операции задействованы полнообъемно американская авиация и части американского спецназа (которые, ко всему прочему, тренируют шиитские подразделения в армии Ирака).

Мосул — второй по величине город в Ираке. По оценке иракских военных, потребуется две недели, чтобы подступить к городу, и два месяца, чтобы освободить его от боевиков «Исламского государства», которое считает Мосул своей столицей в Ираке. Проблемой для иракских войск и курдов, участвующих в операции, станет сеть глубоких подземных тоннелей, которую прорыли исламисты в надежде удержать второй по значению город в Ираке под своим контролем. Именно поэтому действия одной американской авиации не смогут решить проблему ИГ в Мосуле.

И еще одна сверхважная деталь. Жители Мосула в разговоре с британским корреспондентом заявили, что боятся прихода иракских войск. Они состоят из шиитских частей, и это спровоцирует чистки в городе, где преобладает суннитское население, что неминуемо может привести к резне в Мосуле. Бесспорно, американский спецназ, который тренирует шиитские части в армии Ирака, постарается не допустить этого, но…

И это «но» способно многое поставить под вопрос. Большинство населения Мосула сочувствует исламистам, это значит, что гуманитарный коридор, как утверждает военный эксперт Антон Мордасов, непременно будет. И по нему двинутся в большом количестве исламисты. Вопрос — куда?! Ближайший маршрут — Сирия. И вот тут может произойти самое опасное. Они пополнят ряды исламских террористов, воюющих в Сирии. И боевики в Сирии, которые благодаря паузе, дарованной сирийской армией, совершив передислокацию своих сил и пополнив по новой вооружение, примут исламистов, прибывших из Мосула, что бесспорно усилит боеспособность исламистов в Алеппо.

Естественно, это сигнал для отечественных СМИ как участников информационной войны, объявленной России Америкой и странами Европы. Вопрос — где и когда играть на опережение. Задача наших СМИ говорить и показывать только правду, которая практически исключена из материалов наших оппонентов, при этом предупреждать и показывать, как извращает наши материалы западная пропаганда.

Сегодня как никогда в этой информационной войне нам следует создать второй фронт, тогда эффективность нашей контрпропаганды усилится как минимум вдвое. Но это уже тема другой статьи.

Выскажу свою точку зрения на развитие событий в Алеппо. Исламисты воспользовались миротворческой паузой, которую предложили Россия и сирийская армия. Даже несмотря на ее малую продолжительность, боевики провели передислокацию своих сил, укомплектовав их новым вооружением, и начали 28 октября мощное наступление на Алеппо. Группировки исламистов обрушили на город огневой смерч и уже в целом ряде стыковочных точек оттеснили со своих позиций сирийскую армию.

О предполагаемом наступлении боевиков говорилось каждодневно и ежечасно. Но его массовость явилась для сирийской армии, как и российских военных, достаточной неожиданностью. И их обращение к Президенту России как к главнокомандующему с просьбой отдать приказ о возобновлении боевых вылетов российской авиации для нанесения ответных ударов по позициям исламистских боевиков лишь подтверждают факт растерянности наших военных, которые удерживали инициативу в своих действиях в Сирии. Она была конкретна в деталях и объемна в масштабах, залогом успеха этих действий можно считать создание российской военной базы в Сирии. Президент Путин посчитал ответные действия на наступление джихадистов в районе Алеппо преждевременными.

Миротворческая пауза давала Америке шанс выполнить ранее достигнутые договоренности о проведении разделения джихадистов на отряды, ведущие непримиримую войну с войсками Башара Асада, и отряды умеренной оппозиции, которую поддерживают американцы, чтобы они не попали под огонь российской авиации. Американцы уже признались, что отсортировать одних от других они не могут. Они не сделают этого и сейчас. И вряд ли Владимир Путин сомневается в подобном исходе. И полагать, что публичное поругание американцев, которые не соблюдают договоренностей, даст результат и породит всеобщее возмущение — не более чем убаюкивающее самооправдание.

Вопрос в другом: кто ответит за пролитую кровь гражданского населения Алеппо в эти несколько дней беспощадного наступления исламистов на город? Увы, но кратковременный российский жест доброй воли получил другую окраску. Наше наступление на Алеппо должно было случиться до того…

В Алеппо для Сирии решается главный вопрос: быть ей или не быть.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика