«Война до победного конца»: как Трамп оказался в афганской ловушке

Признаюсь, что поначалу мне хотелось дать этому материалу более броский заголовок — «Трамп в афганской мышеловке». Но реалии и истории современности решительно воспротивились этому. Ничего себе мышеловка, в которой оказываются такие могучие животные, как львы, медведи и тигры, как Индия, Россия, монгольские богдыханы и английские короли, а вот сейчас американцы. Как выглядит сейчас попавший в эту ловушку президент Соединенных Штатов Трамп?

«Война до победного конца»: как Трамп оказался в афганской ловушке

В понедельник в прайм-тайм по ТВ выступил президент США Дональд Трамп. Выступление транслировалось из Форт-Майера, штат Вирджиния. Президент изложил давно ожидавшуюся от него стратегию разрешения самой длительной войны, которую когда-либо вели Соединенные Штаты в своей истории. Война в Афганистане длится уже 16 лет. И, тем не менее, Трамп отказался назвать точные данные о количестве войск, которые должны быть посланы в эту страну. Он отказался также обрисовать условия, которые могли бы означать успех «миссии» в Афганистане. В своем выступлении Трамп подчеркнул, что никакого карт-бланша для продолжения афганской авантюры Америка никому не даст. (Замечу в скобках, что по сей день, афганская авантюра стоила Америке один триллион долларов. В Афганистане на пике военных действий были задействованы 160 тысяч американских солдат.)

Одно было ясно — провозглашая свой план по Афганистану, Трамп усугубил вмешательство Соединенных Штатов в Афганистане, которое приводило в ужас его предшественников и которое он сам называл бессмысленным.

«Мой первоначальный инстинкт подсказывал мне, что надо уходить из Афганистана, и исторически мне хотелось бы следовать моим инстинктам, — заявил Трамп. — Но всю мою жизнь я слышал о том, что решения проблем выглядят совершенно иначе, когда ты сидишь за столом в Овальном кабинете Белого дома». После длительного и подробного обсуждения афганской проблемы, которая имела место в Кэмп-Дэвиде, и была преподнесена общественности, как длительное и исчерпывающее совещание военного кабинета Трампа, президент заявил, что он уверен в следующем: «Быстрый и поспешный уход из Афганистана может создать вакуум для террористов, включая ИГИЛ [«Исламское государство» – запрещенная в России террористическая группировка] и «Аль-Каиду» [запрещенная в России террористическая группировка]”.

Обращаясь к военной аудитории, собравшейся на базе недалеко от Вашингтона, Трамп провозгласил: «В конце концов, победа будет за нами!» Однако президент не раскрыл кавычек. Он отказался нарисовать картину победы. Отказался он и от того, чтобы объяснить, как добраться до этой самой победы, которая ускользала от его предшественников

Надо подчеркнуть, что в ходе президентской кампании Трамп обещал уход Соединенных Штатов из мест, где они замешаны в военных конфликтах. Кстати, многие из предложенных им шагов ещё раньше предлагались предыдущими администрациями.

Несмотря на это, он пытался создать впечатление, что его стратегия является полным разрывом со стратегией Обамы. Походя, он обвинил своего предшественника в том, что он создавал искусственные предпосылки для американского вмешательства в Афганистане. Он обещал своей аудитории, что его стратегия будет понятной и вразумительной, основанной на региональном подходе в целях политического решения афганского вопроса.

Частью этого плана является посылка большего количества американских вооруженных сил в Афганистан, обучение афганских вооруженных сил. Целью этого, как заявил Трамп, является «убедить талибов» [«Талибан» – запрещенная в России террористическая организация], которые за последнее время достигли определенных военных успехов, то они не смогут победить на военном ристалище.

Трамп в своем выступлении подчеркнул, что Соединенные Штаты окажут новое, значительное давление на Пакистан с целью «расколотить» террористические убежища, которые находятся на афгано-пакистанской границе. По мнению военных обозревателей, такие высказывания президента Трампа могут открыть новую «турбулентную главу» во взаимоотношениях Вашингтона и Исламабада. Отказываясь назвать число войск, которые могут быть посланы в Афганистан, а также «зарубки», по которым можно будет судить об успехе будущих операций, Трамп по существу пытался оградить себя против потенциальной критики со стороны своей политической базы и американской общественности, которая «подустала от Афганской войны». В своей речи в Форт-Майере президент презрительно отозвался об афганской стратегии своего предшественника Барака Обамы, и обещал «не повторять его ошибок».

Однако по существу стратегия президента Трампа не столь уж отличается от стратегии Обамы. И та, и другая основываются на совмещении употребления обычных вооруженных сил с дипломатическим нажимом на Пакистан. Как заявил один из представителей администрации Трампа, в действительности не будет никаких особых перемен в действиях американских вооруженных сил в Афганистане, включая действия на афгано-пакистанской границе. В определенном смысле попытки Трампа выставить на первый план чисто контртеррористическую миссию американских вооруженных сил чем-то напоминает подход к решению афганской проблемы, который хотел применить бывший вице-президент США Джозеф Байден. Однако, в конце концов, попытки Байдена были отвергнуты президентом Обамой.

В этом смысле Трамп выражался вполне откровенно: «Мы не занимаемся вновь строительством государства. Мы убиваем террористов!» — восклицал президент, подогреваемый своей военной аудиторией. В любом случае Трамп, если судить по его выступлению, обещает своей стране развязать руки американским солдатам, чтобы облегчить им охоту на террористов, которых он охарактеризовал как криминальных хищников и лузеров.

Трамп сказал: «Убийцы должны знать — им негде скрыться. Нет такого места, которое было бы вне охвата американской мощью и американским вооружением. Месть будет быстрой и мощной».

Обстановка, в которой выступал Трамп — сцена, заклеенная американскими флагами — преследовала цель представить стране президента Трампа, как верховного главнокомандующего. Но Трамп читал довольно-таки напряженно свой текст с телесуфлера – и его словам не доставало риторической цветастости других американских президентов военных времен. Трамп обещал, что он начнет интенсивную дипломатическую и экономическую кампании. Однако это обещание выглядит не столько убедительно на фоне нынешнего состояния, в котором находится Государственный департамент США. Достаточно сказать, что Америка до сих пор не имеет своего посла в Кабуле. Что же касается должности специального представителя по Афганистану и Пакистану, то она попросту ликвидирована.

Трамп упомянул в своем выступлении о стратегическом партнерстве с Индией, хотя это и вызывает определенные проблемы в отношения Вашингтона с Пакистаном.

Еще читать  Лукашенко добился от Путина "газового рая" после шести часов переговоров

На данный момент в Афганистане находятся 8400 американских военнослужащих в составе приблизительно 13 тыс солдат международных вооруженных сил, обучающих сейчас афганских военнослужащих, Около двух тысяч американских солдат заняты контртеррористической миссией против связанных с ИГИЛ боевиков.

Помощники Трампа в преддверии его речи заявили, что она будет включать новые шаги давления на Пакистан, являющимся убежищем для талибов и других воинствующих группировок. Кстати, необходимо отметить, что республиканская и демократическая администрации в течение ряда лет преследовали такую же цель, но без особого успеха.

Близкие к Трампу деятели подчеркивают, что американское вмешательство в Афганистане и экономическая помощь, которую США оказывают афганцам, должны способствовать ликвидации коррупции среди кабульских лидеров. Эта цель не раз ставилась США и западными странами, также втянутыми в афганскую авантюру. Но Афганистан сейчас по сути дела — страна беззакония. Более того она находится в таком состоянии уже в течение нескольких десятилетий.

Стратегия, которой собирается придерживаться президент Трамп, весьма рискованна. Увеличение количества американских вооруженных сил без какого-либо военного успеха грозит серьезными угрозами Вашингтону. Тем не менее, представители американских вооруженных сил и разведки считают — ничегонеделание в Афганистане да еще в момент усиления военных успехов талибов не является опцией.

В феврале генерал Джон Николсон, командующий международными силами в Афганистане, заявил Конгрессу, что Соединенные Штаты и НАТО находятся на «точке замерзания».

Афганская ловушка является потенциальной политической угрозой и для Трампа. По крайней мере, как пишет «Нью-Йорк Таймс», два республиканца, которые выступали в прошлом году против Трампа на президентских выборах, сделали заявление, в котором выступают против продолжения войны в Афганистане в любом случае.

«Шестнадцать лет и две тысячи жизней американских героев более чем достаточная цена, какую мы заплатили в Афганистане для уничтожения террористических убежищ, — заявил губернатор штата Огайо Джон Кейсик, который позиционирует себя как возможного кандидата на будущих президентских выборах. – Америка не может позволить себе приносить в жертву своих солдат в таких пропорциях».

Сенатор Рэнд Пол, республиканец от штата Кентукки, категорически отказывается от идеи увеличения американских войск в Афганистане. «Миссия в Афганистане потеряла свою цель и, я думаю, от ужасной идее посылать туда все больше и больше наших солдат», — говорит он.

Но вот спикер Пол Райан заявил, что он удовлетворен стратегией и процессом, путем которого Трамп ее достигает. «Мы не можем позволить себе материализации новых убежищ для террористов», — заявил Райан. Воспользовавшись фразой из речи Трампа, Райан заявил, что он расслышал в доктрине Трампа «реализм, основанный на принципах».

Афганское выступление Трампа последовало после взбудораженной недели, которая характеризовалась реакцией президента на окрашенные активным расизмом события Шарлоттвилле, штат Вирджиния. Позиция Трампа, занятая в отношении этих событий, поставила под угрозу его способности как президента отвечать своим целям.

Трамп воспользовался началом своей речи, чтобы заявить о единстве и «национальном выздоровлении» после событий в Шарлоттвилле. «Мы не можем оставаться силой мира во всем мире, если мы не в мире друг с другом», — заявил Трамп.

С тех пор, как Трамп стал президентом Соединенных Штатов, он говорил весьма мало об Афганистане, стараясь уводить общественность от военных интервенций за рубежами страны и фокусировать её внимание на вызовах, с которыми она встречается у себя дома.

Будучи «простым гражданином», Трамп активно выступал против американского вмешательства в Афганистане. Он указывал на высокую цену этого вмешательства и на длительность конфликта. Говорил, что для США не существует никакого пути к успеху в Афганистане. Так, в своем Твиттере еще в 2012 году, Трамп ставил под сомнение необходимость обучения афганских войск американскими инструкторами. Трамп писал: «Афганистан — это полная трата времени и усилий. Пришло время возвращаться домой».

Неуверенность президента Трампа в американской миссии на афганской территории просматривается и в том, как он «подбросил» Пентагону идею о предоставлении министру обороны Джиму Мэттису полномочий для посылки 3900 американских солдат на войну в Афганистан. Но сам Трамп тогда не столько закусил удила, сколько закусил свой язык.

В этот понедельник Трампа нельзя было узнать. Он объявил о своей новой стратегии под звуки фанфар, придав ей формат президентского обращения впервые за время своего пребывания в Белом доме.

Провозглашая свой план по Афганистану, президент Трамп стал третьим по очереди американским президентом и верховным главнокомандующим, связанным афганскими путами. Война в Афганистане, повторяю, самая длительная военная операция в истории Соединенных Штатов.

Барак Обама, который вёл свою президентскую кампанию под лозунгом окончания войн в Ираке и Афганистане, в конце концов, согласился послать новые десятки тысяч американских солдат в Афган, чтобы они «строили там дороги, мосты, школы, а также хорошо функционирующее правительство».

Заявление Трампа, сделанное в прошлый понедельник, явилось в определенной степени победой, одержанной в коридорах Белого дома министром обороны Мэттисом и генерал-лейтенантом Макмастером, являющимся помощником президента по национальной безопасности. Оба генерала утверждали, что если не действовать поспешно для стабилизации положения в Афганистане, ситуация для Соединенных Штатов может сложиться весьма опасной. Пентагон давно уже указывает на то, что экстремисты в Ираке вернулись на авансцену после ухода американских вооруженных сил. Таков итог восьмилетней войны Ираке. Вот почему оба генерала предупреждают — успехи, одержанные Америкой в Афганистане, могут также быть утрачены без стабильного присутствия новых американских военных контингентов.

Некоторые эксперты по Афганистану приветствовали решение не указывать точного срока вывода американских войск из Афганистана. Однако другие эксперты были весьма критически настроены. «Такое не имело результата в прошлом, — заявил Джон Демпси, бывший ответственный сотрудник Государственного департамента, работавший и в Афганистане, и в Пакистане. — И в особенности сейчас это тоже не сработает».

Итак, Трамп объявил о своей «новой стратегии» в Афганистане. Будет ли она осуществлена или нет? И каковыми будут её результаты? Будущее покажет.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика