Ветеранша АТО: «Боюсь показывать в маршрутке удостоверение»

Ветеранша АТО: «Боюсь показывать в маршрутке удостоверение»После того, как 9 мая защитники «Бессмертного полка» отоварили «хероев АТО» в Днепре и Николаеве, некоторые воины света начали догадываться, что украинцы не так уж пышаются защитниками родинки, как об этом вещает «5 канал».

 

«Одвични лыцари» перестали качать права, требовать льготы на ЖКХ и бесплатный проезд в транспорте. «Герои» понимают, что «благодарные жители» скоро начнут их бить, может быть, даже, ногами. Об этом свидетельствует нытье вернувшихся с «колчаковских фронтов» воинов. Они уже не хотят признания, наград и героизации, все, что требуют ветераны АТО – это покой. Но он им только снится…

Как призналась Gazeta.ua 33-летняя Юлия, которая служит в 54-й бригаде ВСУ на Донбассе, «женщин-ветеранов АТО постоянно унижают в мирной жизни». Более того, назойливые граждане интересуются тем, сколько детей и стариков уничтожила «героиня», упрекают за участие в боевых действиях, вместо того, чтобы со слезами на глазах благодарить за спасение от «путинских орков».

«Кто там не был — нас не поймет. Приезжаю в Киев и прошу у друзей одного — тишины и покоя. Не люблю, когда начинаются вопросы: что ты там делала? А как там? А людей убивала? Очень неприятно, когда садишься в маршрутку, и начинаются упреки. Я боюсь показывать удостоверение. Водитель говорит: «Ты там пере * балась со всеми». Сказала: «Если такой умный, то поезжай в АТО сам»», — жалуется ветеранша журналистам.

Она пытается вызвать сострадание рассказами о своем лечении в госпитале, и о том, как женщинам морально тяжело находиться на войне. Кроме того, «хероиня» жалуется на скаредность Главкома, который вместо обещанной «тысячи в день» плати сущие копейки за расстрел Донбасса, и «воительница» даже не может помочь старенькой и больной маме и дочке-малышке.

«Дома у меня семья, ребенок остались. Больно, когда мама звонит и говорит: «А Лиля заболела. Я тут сижу и ничем не могу помочь». Сразу сердце сжимается. С другой стороны, понимаю, что нужна на службе. За своих ребят-сослуживцев очень беспокоюсь. Когда была в отпуске, звонила им каждый день. Еще и требовала, чтобы присылали фотографии. Есть фото — значит, жив», — повествует «вытиранка» АТО. Она признается, что зимой жила в блиндаже, а в Киеве даже скучала по этим бытовым условиям.

Еще читать  «Кровопивці із псячою мовою»: в Ужгороде первоклассницу – переселенку из Донецка выгоняют со школы

Впрочем, наемной убийце к тяготам военной жизни не привыкать – Юлия с 2003 года была в миссии ООН в Либерии. Сейчас она требует от государства внимания и помощи, не только себе, но и своим побратимам: «Не хочу, чтобы государство забывало о ветеранах. Очень нужен санаторий для адаптации. Ребята возвращаются без ног, без рук, а протезы сделать не могут. С местами работы трудно», — сетует участница боевых действий.

Однако, не особо верит, что ситуация изменится: по ее словам, украинцам все сложней понимать, почему ВСУ «сражаются за Донбасс».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика