В корзиночке, переданной Сечиным Улюкаеву, была колбаса

Сумку с двумя миллионами долларов экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев 14 ноября 2016 года получил в здании «Роснефти» вместе с корзиной колбасы и дорогого вина. Подробности спецоперации, которую инициировали глава нефтяной компании Игорь Сечин и сотрудники ФСБ, стали известны во вторник, 5 сентября, на заседании Замоскворецкого суда во время оглашения письменных материалов дела по громкому делу о министерской взятке.

В корзиночке, переданной Сечиным Улюкаеву, была колбаса

В зал судебных заседаний экс-министр зашёл последним — здесь его ждали адвокаты и пресса. Под щёлканье камер он не спеша прошёл к своему месту среди защитников и так же не торопясь стал доставать документы.

Если на прошлых заседаниях высокопоставленный чиновник довольно оживлённо общался со своими адвокатами (а на первом порадовал репликами даже журналистов), то во вторник настроение обвиняемого оставляло желать лучшего: полная отстранённость и равнодушие к происходящему. В настроении, которое можно было бы кратко охарактеризовать «чернее тучи» экс-министр провёл в суде весь день. Впрочем несколько раз Улюкаев все же улыбнулся — во время оглашения «прослушки»его разговоров с Игорем Сечиным.

На повестке дня стояли допрос ещё одной бывшей подчиненной обвиняемого, ведущего советника департамента корпоративного управления МЭР Юлии Москвитиной, и изучение материалов дела. Как и ранее допрошенная свидетельница гособвинения Оксана Тарасенко, г-жа Москвитина отличалась относительно юным возрастом и эффектной внешностью.

Она рассказала, что после запроса к «ВТБ Капитал» — агенту, осуществлявшему сделку, — в Минэкономразвития пришел ответ, что, кроме «Роснефти», никто акциями «Башнефть» не заинтересовался. При этом, свидетельница подтвердила, что в своё время первый замминистра энергетики Алексей Текслер фактически был солидарен с Улюкаевым и считал, что участие в сделке компаний, косвенно или напрямую контролируемых государством, нецелесообразно.

Затем гособвинение перешло к оглашению материалов дела, из которых стала вырисовываться общая картина спецоперации. Первым шло заявление главы «Роснефти» Игоря Сечина и ее бывшего вице-президента генерала ФСБ Олега Феоктистова.

«Улюкаев обратился к Сечину с требованием выплаты суммы в размере двух миллионов долларов за обещание покровительства и согласия с проведением сделки с «Башнефтью», — говорится в заявлении на имя директора ФСБ Бортникова, которое написал Феоктистов и подписал Сечин. В заявлении также указывается, что Улюкаев дал понять: отказ может негативно сказаться на компании.

В оглашённых материалах также оказалось письменное согласие Игоря Сечина на участие в оперативной разработке министра.

Заявлению был дан ход, оперативники ФСБ стали готовиться к спецоперации. Полученные от компании Сечина два миллиона долларов силовики заранее пометили специальной краской, а также переписали номера купюр. Сумка, ее замок, молния, брелок и ключ от сумки также были обработаны спецсредством. Все эти манипуляции провели в экспертно-криминалистическом центре ФСБ России.

Еще читать  Доступное жилье в Подмосковье стали покупать чаще

В день оперативного мероприятия Сечин позвонил Улюкаеву и предложил подъехать к нему в офис на Софийскую набережную. Так как у обоих на следующий день была запланирована поездка, было решено встретиться, не откладывая. В назначенный час, около 17.00, экс-министр приехал в здание «Роснефти» «посмотреть компанию». Встречал министра сам Сечин и, судя по оглашённой «прослушке», выдерживал дружелюбную манеру общения:

— Слушай, а ты вообще не в куртке! Надо курточку, — забеспокоился при встрече министра Сечин.

Затем перешёл к делу:

— Приношу извинения, что затянули с выполнением поручения… Пока туда-сюда собрали объём, можешь считать, что выполнили, — сказал Сечин.

Кроме сумки с деньгами, министру была вручена корзина с… колбасой. Именно ее Сечин (на прослушке он говорит конкретно о «корзинке с колбасой) попросил поставить в кабинет, на время совместного чаепития.

На этом неожиданном моменте, показавшем, что ничто человеческое не чуждо и вип-чиновникам, в зале послышался смех. До этого уныло наблюдавший за прокурором обвиняемый также рассмеялся.

Ещё минут 15, судя по «прослушке», мужчины провели в разговорах об экономике, бизнесе, нефти. Обсудили также потенциальных и реальных деловых партнеров — корейцев, китайцев, арабов и индусов. Если Сечин был словоохотлив, то Улюкаев чаще всего отвечал кратко: «да», «нет», угу».

Поговорили и о суровом российском климате. Так, перед прощанием Сечин посоветовал все-таки надевать курточку и пожаловался, что сам отвык от холодной погоды и не может переносить низкую температуру.

Напоследок Сечин повторил:

— Не обижайся, что затянули с выполнением поручения, в командировке были…

— Нет, Игорь, что ты, — успокоил его Улюкаев.

— Леша, ну, спасибо тебе. Не буду задерживать тебя… Корзиночку забери. Счастливо! Спасибо тебе большое…

Затем Улюкаев вышел с корзиной и сумкой во внутренний двор компании. Его водитель помог загрузить в багажник подарки. Впрочем, уехать с территории компании министр не смог — дорогу ему преградили сотрудники ФСБ. Улюкаев пояснил, что везёт «хорошее вино», которую ему подарил Сечин. Водитель же уточнил, что подошел к машине и видел, как его босс укладывал сумку, в которой оказались деньги, в багажник. На руках обоих в лучах ультрафиолета оперативники обнаружили следы спецкраски, которая заранее была нанесена на сумку и корзину.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика