Убил, расчленил, растворил в кислоте: полицейского-потрошителя пожалели присяжные




Сегодня бывший офицер полиции Михаил Дроник получил 18 лет тюрьмы за жуткое преступление — убийство супругов и их семилетнего сына. Он расчленил тела, использовал серную кислоту.

Гособвинение просило больший срок. Но присяжные заседатели настояли: садист и потрошитель заслуживает… снисхождения.

Убил, расчленил, растворил в кислоте: полицейского-потрошителя пожалели присяжные

В конце мая 2015 года подмосковные Люберцы потрясло страшное событие. Банальный бытовой конфликт в коммуналке привел к трагедии: офицер полиции зарезал супругов и их семилетнего сына. Чтобы скрыть следы преступления, страж порядка использовал ножовку по металлу, мясорубку и серную кислоту. Бытовым инструментом он расчленял трупы своих мертвых соседей. При помощи кухонной утвари перемалывал человеческую плоть и спускал ее в унитаз. А в кислоте пытался растворить головы убитых.

В понедельник 40-летнему Дронику вынесли приговор. Приговор, который заставил в очередной раз задуматься о совершенстве нашей судебной системы.

Поверить, что на такое зверство способен человек, — сложно. Осознать, что ужасное убийство совершил сотрудник полиции — страшно. Как такой человек оказался в правоохранительных органах, почему превратился в зверя и за счет чего удостоился снисхождения присяжных?

В перипетиях сложного дела «МК» помогли разобраться заместитель руководителя СО по Люберцам ГСУ СК России по Московской области Антон Сидоров и следователь-криминалист подмосковного СКР Наталья Горячева.

«Картина повергла сыщиков в шок»

Михаил Дроник в то время служил начальником конвойного отделения УВД по Западному округу в звании старшего лейтенанта полиции. 25 мая 2016 года офицер после двух выходных должен был выйти на работу, но к утреннему разводу он так и не появился.

Сослуживцы пытались дозвониться до своего командира по телефону, но он был отключен. Связались с его подругой Валентиной. Однако та только добавила тревог коллегам Дроника. Она рассказала, что ездила в гости к своему сыну от первого брака, а Михаил должен был ждать ее дома. Но когда женщина вернулась обратно, то не застала его. В комнате лежал лишь выключенный сотовый телефон гражданского мужа.

Никто не открывал дверь и в новой квартире Дроника в Люберцах — он там купил комнату и уже полгода потихоньку делал ремонт. На протяжении двух дней Валентина не знала, где находится ее кавалер и что делает. К обеду коллеги доложили об исчезновении своего начальника, и руководство попросило о помощи в розыске оперативников из Люберецкого УВД.

Но тревогу били не только московские правоохранители. В Хакасии и Ульяновске родственники люберецких соседей старлея, супругов Савельевых (фамилия изменена), не находили себе места. Почти три дня ни глава семейства, ни его жена, ни их маленький сынишка не выходили на связь. Разные мысли приходили в голову родным, однако никто из них и в страшном сне не мог представить, что скрывается за таинственным исчезновением семьи.

Рассказывает Антон Сидоров:

— В Люберцы приехали представители подразделения, в котором служил Дроник, его подруга Валентина и местные оперативники. Звонили, стучали в дверь — никакой реакции. Решили вскрывать жилище в присутствии понятых. Первыми вошли в помещение опера. В прихожей тишина, однако в ближней комнате они услышали шорох. С пистолетами на изготовку они открыли дверь. Там с безучастным взглядом сидел на стуле пропавший Михаил Дроник, а рядом с ним на столе стояла чашка с засохшей кровью. Полицейский посмотрел на вошедших оперативников и сказал: «Стреляйте, ребята, не жалейте на меня патронов». Картина, открывшаяся сыщикам, повергла в шок — такого не увидишь даже в фильмах ужасов. А особо впечатлительные выскочили на улицу.

— Я приехала на место преступления — помогать следователю делать осмотр, — присоединилась к рассказу Наталья Горячева.

В комнате Савельевых на клеенке были сложены части тел супругов и их ребенка. Рядом стояла двухъярусная детская кровать: на втором этаже при жизни спал 7-летний Никита, а первый был приспособлен под стол. Матрас мальчика был испачкан высохшей кровью. Рядом стоял аквариум. В нем находилась голова мужчины, залитая серной кислотой. Тут же неподалеку в пластмассовом ведре лежала голова мальчика.

Рассказывает Наталья Горячева:

— Стали искать голову женщины. Прошли на кухню. На стенах — всюду брызги крови. На столе лежала разделочная доска, рядом несколько ножей и ручная пила по металлу. Тут же валялась сломанная мясорубка. Одного взгляда было достаточно, чтобы сделать вывод: эти инструменты использовались для расчленения тел. Голову матери нашли на нижней полке холодильника.

— Зачем он использовал мясорубку?

— От увиденного в квартире создавалось впечатление, что он пил кровь и употреблял в пищу плоть убитых им людей. Но преступник отрицал это. По словам Дроника, он пользовался кухонным инструментом для измельчения останков. Но мясорубка вскоре сломалась, и ему пришлось взять в руки ножовку.

— Серная кислота была необходима, для того чтобы растворить в ней части тел?

— Да. После убийства он положил головы в емкости с ядовитой жидкостью.

— Долго длился осмотр места происшествия?

— Более 12 часов. Начали в обед, а закончили за полночь. Но здесь нужно понимать, что дело было неординарное. Необходимо было запечатлеть каждую мельчайшую деталь, которая потом помогла бы доказать вину фигуранта. С нами работали два судебных медика. Они осматривали кости, мы нумеровали их и определяли, кому что принадлежит. Все, кто участвовал в осмотре квартиры, квалифицированно выполнили свою работу. Это помогло впоследствии качественно провести расследование и направить уголовное дело в суд.

Можно ли считать человеком того, кто решился на такое? Да, подобные способы расправы показаны в кинематографе — все помнят «Молчание ягнят» с Энтони Хопкинсом, а рецепт с кислотой Дроник вполне мог почерпнуть из американского сериала. Но возможно ли, чтобы обычный мужчина в здравом рассудке превратился не просто в убийцу — маньяка с садистскими наклонностями?

Как показало расследование — возможно. И даже очень.

«Все началось из-за того, что в его комнате не было света»

Ужасные вести о судьбе близких людей застали родственников убитых врасплох. Марии, проживающей в Хакасии, о смерти родной сестры сообщила племянница, проводившая отпуск в Арабских Эмиратах. А жуткие подробности случившейся трагедии женщина узнала по телевизору.

Позже, на допросе у следователя, сестра Юли Савельевой расскажет, что буквально за несколько часов, а может, и минут до гибели супругов она разговаривала с погибшей по телефону. Веселая болтовня женщин о трудной жизни в мегаполисе прервалась тревожной фразой: «Ладно, сестричка, договорим потом, пришел сосед, опять скандал начинается. Целую! Завтра созвонимся!». Это были последние слова, которые Мария услышала от женщины.

Мама Вячеслава Савельева, узнав о случившемся, лишилась чувств.

— У меня потемнело в глазах, — рассказала по телефону Валентина Михайловна. — Откачивала меня бригада «скорой помощи».

Вы понимаете, предчувствовала беду. Это был второй брак у сына. После школы, которую он закончил всего лишь с одной «четверкой», его забрали в армию. Полгода служил в учебке в городе Самаре, а потом его направили в Германию. После службы женился первый раз. У них появился сынок. Сейчас он служит в армии по контракту. Хороший мальчик! У него уже ребеночек родился! Но через семь лет брак сына распался. Жене не нравилось, что Слава часто ездит на заработки в Москву — к дяде на мебельную фабрику. Сын после развода остался жить с папой.

А со второй супругой ему повезло. Он влюбился в нее с первого взгляда. Познакомились в гостях у друга. Вскоре Юля забеременела, и они поженились. Свою женщину сынок уважительно называл Юлия Юрьевна. Вскоре родился Никита, и они всем семейством уехали жить в Москву. Стали работать риелторами. А я просила его остаться в Ульяновске, но он не послушал. Он считал, что дети только в столице могут получить хорошее образование. Вот и где это образование? Изверг людей жизни лишил ни за что!

Монолог матери прервал плач — воспоминания нахлынули с новой силой. Немного успокоившись, Валентина Михайловна продолжила.

— Мы приглашали их на крещение племянницы в марте. Но Юленька и Слава сказали, что еще холодно, боялись: вдруг ребеночек простудится. Решили перенести мероприятие на конец мая… Но не суждено было им приехать…

Родственники были прекрасно осведомлены о конфликте Савельевых с новоявленным соседом. Вячеслав и Юля рассказывали, что Дроник категорически отказывался оплачивать счета за воду и свет. Более того, оставалась большая задолженность от бывшего жильца коммуналки. По мнению супругов, эту сумму также должен был погасить Михаил.

Но старлей был не согласен с такой постановкой вопроса. Он считал, что к долгам бывшего жильца не имеет никакого отношения. А текущие счета не оплачивал принципиально. Мужчина объяснял это тем, что пока он не живет в квартире, а лишь по выходным делает в комнате ремонт. Мирно конфликт решить не получалось, и супруги решили подать на нового соседа в суд. Стали собирать документы для процесса. В один из дней произошел очередной скандал. В порыве гнева то ли Юля, то ли Вячеслав раскрыли свои карты — готовься, мол, получить повестку.

Рассказывает Антон Сидоров:

— Михаил Дроник так и не признал вины. Первоначально мужчина выработал свою версию случившегося.

— Какую?

— Он стал рассказывать оперативникам, что пришел с работы и увидел убитых соседей. Дроник знал, что Савельев еще в Ульяновске был судим за наркотики, и стремился направить следствие по ложному пути — представить все произошедшее как дело рук наркоманов. Будто бы это сделали наркоманы, с которыми мужчина связался по приезде в московский регион. А после увиденного в квартире полицейского, дескать, обуял страх, что всё могут списать на него. Он испугался этого, не знал, что делать, поэтому сразу и не заявил в органы — выпил бутылку водки и лег спать. Вот такая история. Но после длительных бесед со следователями Дроник стал давать иные показания.

Еще читать  «Аэрофлот» снова срывает вылеты

— То есть решил чистосердечно раскаяться?

— Вовсе нет. К сожалению, я так и не увидел перед собой раскаявшегося человека. Бывший полицейский при даче показаний взвешивал каждое слово и пытался представить себя жертвой сложившихся обстоятельств. Из данных им показаний следовало, что конфликт с соседями начался из-за того, что в его комнате не было света.

— Вы хотите сказать, что Дроник расчленил людей из-за негорящей лампочки?

— По его словам, это послужило точкой отсчета начала конфликта. 23 мая 2015 года он пришел с работы и обнаружил отсутствие предохранителей в счетчике. В этот день он не стал разбираться с проблемой, так как устал на работе. Решение щепетильного вопроса полицейский решил перенести на следующий день и лег спать. Наутро он зашел на кухню и увидел там Вячеслава Савельева. Рядом на столе лежал большой кухонный нож. На вопрос Дроника о предохранителях сосед, по его словам, ответил в его адрес бранью. После того как офицер полиции второй раз спросил о пробках, Вячеслав схватил нож и пошел в его сторону. Понимая, что ему грозит смертельная опасность, Дроник схватил в руки лежащий на разделочной доске клинок и ударил нападавшего на него мужчину в горло.

Убил, расчленил, растворил в кислоте: полицейского-потрошителя пожалели присяжные

— Как Дроник объяснил убийство Юли и малолетнего ребенка?

— Он говорил, что супруга соседа услышала крики и забежала на кухню. Тогда Дроник автоматически одним ударом перерезал ей горло. Потом он услышал из комнаты плач маленького Никиты и решил убрать его как нежелательного свидетеля.

— А зачем он расчленял трупы?

— Хотел избавиться от улик. Вообще у меня сложилось личное впечатление, что убийца заранее и тщательно готовился к преступлению. Им был куплен аквариум задолго до совершения убийства. Серная кислота также была приготовлена заранее. Обратите внимание: на службу он ходил по графику «два через два». То есть после убийства у него в запасе была пара полноценных выходных. По всей видимости, Дроник считал, что этого времени будет достаточно для того, чтобы избавиться от трупов…

Данные, полученные экспертами, опровергают версию о самообороне Дроника. На фрагментах трупов были обнаружены раны с признаками прижизненного образования. Это были глубокие порезы на руках и предплечьях. Такие повреждения характерны при попытках защитить себя от ударов ножом. На основании этого можно однозначно сказать, что и Вячеслав, и Юля боролись за жизнь до последней минуты. Однако своей версии событий мужчина придерживался определенное время, а потом опять стал обвинять во всех своих бедах мифических наркоманов. Такие же показания Дроник давал и на суде.

— Может быть, Дроник употреблял наркотики?

— Нет. Ему проводили освидетельствование. Убийца не был наркоманом.

— Из вашего рассказа напрашивается очевидный вывод: этот человек серьезно болен и его нужно принудительно лечить.

— Вы ошибаетесь. Как и положено в таком деле, мы назначали проведение судебно-психологической экспертизы. Первоначально она была проведена амбулаторно. Но этого оказалось недостаточно. Назначили стационарную. Она показала, что полицейский в момент совершения преступления не страдал каким-либо психическим расстройством, делающим его неспособным осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Также он не находился во временном психическом расстройстве или в состоянии аффекта. Если это перевести на человеческий язык — он сознательно убивал и расчленял людей и находился при этом в полном уме и здравии.

— Могли бы вы охарактеризовать Дроника как человека?

— Мне он показался угрюмым, и общение с ним убедило меня, что он является довольно замкнутой личностью. Я смотрел порой на него во время допросов и понимал, что он рассчитывает полностью уйти от ответственности. Этот человек ориентирован исключительно на свои жизненные интересы и потребности. Не считается с мнением окружающих его людей. Кстати, он отказался от видеосъемки во время проверки показаний на месте. По моему личному убеждению — только лишь потому, чтобы, не дай бог, не выглядеть в исторической перспективе в плохом свете.

— В смысле?

— Уверен на сто процентов: он понимал, что его преступление будет интересовать прессу как во время следствия, так и после судебного процесса. Возможно, какой-нибудь телеканал захочет снять об этом преступлении передачу. По всей видимости, он ни при каких обстоятельствах не хотел светиться на экране. Я в этом уверен.

— А что рассказывала о его поведении гражданская жена, родственники убийцы?

— Сожительница Дроника, как, впрочем, и его сестра, были в шоке от случившегося в не меньшей степени, чем близкие убитых. У осужденного первый брак оказался неудачным. Детей нажить не смогли, характерами не сошлись. С Валентиной у них вспыхнула любовь, у нее ведь первоначально личная жизнь тоже не сложилась. Мужчина и женщина хотели наверстать упущенное ранее. Было видно невооруженным глазом, что они любят друг друга по-настоящему. Женщина искренне и остро переживала за своего мужчину. Мне кажется, что на тот момент она даже и не подозревала, какой подвергалась опасности. Осознание этого пришло к ней намного позже.

Она рассказывала, что частенько скандалила с Михаилом, кричала на него, могла огреть его мокрой тряпкой. Однако он всегда был спокоен и сам улаживал конфликт — практически ни разу не повысил на нее голос. Сестра Дроника также описывает брата как спокойного, уравновешенного мужчину, который мухи не обидит. Но мы теперь знаем, как глубоко ошибались обе.

Трудовая книжка убийцы

Похоронили Савельевых на родине в Ульяновске, рядышком друг с другом.

«На траурное мероприятие пришло много народу: близкие, друзья, школьные товарищи», — рассказал «МК» старший сын Славы.

Были и учителя из их школы, директор. Говорили траурные речи, успокаивали родственников. Однако всех волновал вопрос: «Почему сотрудник правоохранительных органов смог пойти на такое?».

Наверное, однозначного ответа на него нет. Скорее всего, Дроник мог бы это сделать, даже если никогда не работал в полиции. Но то, что подбор кадров для службы в МВД оставляет желать лучшего, ни для кого не является секретом. В этом можно с легкостью убедиться, пролистав трудовую книжку убийцы.

Будучи курсантом Рязанского военного училища ВДВ, Дроник за полгода до выпуска отчислен за нежелание продолжать учебу. Через 12 месяцев поступил в военный университет связи на последний курс. По окончании вуза отслужил год в ВС РФ командиром взвода радиосвязи ракетной бригады, и опять увольнение по собственному желанию.

Смотрим дальше: безработный, охранник в ЧОП, безработный. После трех лет скитаний устроился дежурным в следственный изолятор «Матросская Тишина». Не отработав и года, ушел на гражданку электромонтером в ЖКУ. Потом опять поиски места под солнцем.

Наконец в марте 2012 года его берут на службу в полицию. Начинает с должности стажера участкового, потом участковый, переводится в ППС и в марте 2015 года переходит на последнее место службы начальником конвоя. Вот как охарактеризовало его руководство подразделения полиции, в котором он отслужил чуть меньше двух месяцев.

«За время работы зарекомендовал себя как грамотный и исполнительный сотрудник, однако инициативы в служебной деятельности и трудолюбия не проявлял… нормативные акты ОВД знал слабо… по характеру спокойный, однако были замечены вспышки агрессивности по отношению к сослуживцам, после чего мог уйти в себя. Не критичен к своему поведению, настойчив в достижении своих целей».

Отметим — все особенности характера Михаила стали видны за 52 дня службы в новом подразделении. Нужен ли был такой работник нашей полиции? Вот в чем вопрос. Понятно, что кристально честных, идеологически выдержанных, трудолюбивых, да еще таких, кто добровольно захочет ловить преступников, днем с огнем не сыскать. Но это разве оправдание? Значит, нужно брать на службу таких, как Дроник? Который в конце концов превратится в чудовище, подобное киношному Ганнибалу, и утопит в кислоте своих соседей?

***

Суд над изувером проходил с участием присяжных заседателей. Несмотря на то, что коллегия заседателей признала его виновным в совершении преступления, четыре человека посчитали, что подсудимый достоин снисхождения. Это означало, что судья не мог применить к Дронику максимальную меру наказания.

Почему такой выбор сделала часть заседателей, никому не известно. По закону они не обязаны раскрывать мотивы своего решения. Возможно, кто-то поверил в версию Михаила: он дескать только оборонялся. Представитель гособвинения был вынужден просить приговорить убийцу не к пожизненному решению свободы, а к 19 годам и 9 месяцам тюрьмы. Но суд пошел еще дальше: люберецкий потрошитель проведет в местах лишения свободы всего 18 лет.

Нужен или нет в России суд присяжных? Наверное, эти споры будут вечными. И все же, когда судьи из народа принимают такое решение по абсолютно очевидному страшному преступлению, невольно с тоской вспоминаешь советские времена. Тогда у Михаила Дроника не было ни одного шанса на спасение от высшей меры.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика