Тайны жизни жены Николая II: «Сиянье звезд над грязью улиц»




В честь своего 25-летия Государственный архив РФ решил подарить нам «неизвестную» императрицу. В Выставочном зале госархивов открылась уникальная выставка, посвященная последней российской государыне Александре Федоровне, жене императора Николая II.

Она была вегетарианкой, любящей супругой, нежной матерью, которую, впрочем, не слушались дети, страдала из-за болезни сына и все больше замыкалась в себе.

Тайны жизни жены Николая II: «Сиянье звезд над грязью улиц»

«Последняя императрица. Документы и фотографии» — главным наполнением только что открывшейся выставки стали именно фото. Их размещено на витринах несколько сотен – объективы фотоаппаратов запечатлели саму «виновницу торжества» – начиная с младенческих лет и вплоть до революционной трагедии, а также ее мужа-монарха, их детей, родственников, приближенных. В дворцовой обстановке, на конной прогулке, на яхте и на охоте…

Многочисленные письменные документы представлены на выставке в электронном виде. В зале поставлено несколько панелей с сенсорными экранами, при помощи которых можно увидеть письма и записки царя и царицы, их телеграммы, дневниковые записи – очень многое из того, что входит в личный фонд Александры Федоровны, хранящийся в ГАРФ, и что еще недавно было доступно только немногочисленному кругу специалистов.

Рассматривать эти уникальные свидетельства прошлого удастся не только в выставочном зале. У всех желающих есть возможность ознакомиться с выставленными архивными реликвиями через Интернет, – зайдя в специальный раздел электронного читального зала ГАРФ – «Архив XXI века». Это новый формат демонстрации широкой пользовательской аудитории архивных документов, разработанный крупнейшей российской корпорацией по оцифровке и созданию информационных ресурсов.

Впрочем, посетить новую выставку «в реале» все-таки стоит. Ведь здесь выставлены и некоторые мемориальные вещи, имеющие отношение к семье императора Николая II. В витрине демонстрируются, например, дневники не только самого императора, но и его наследника, цесаревича Алексея, записные книжки императрицы, письма к ней от малолетнего сына (интересно, что в одном из них Алексей употребил не совсем благозвучное обращение «моя милая мамашка»), рисунки наследника престола, комплект для настольного крокета, в который играл мальчик.

«Была настойчивой и очень чувственной»

Очень интересно вчитаться в переписку между Николаем и Александрой, в записи о них, сделанные приближенными и близкими родственниками…

Вот, например, самые ранние «письменные портреты» принцессы Алисы Гессенской, будущей русской императрицы:

«Малышка похожа на Эллу (старшую сестру – «МК»), только мельче черты и еще темнее глаза с очень черными ресницами и рыжеватыми каштановыми волосами. Она прелестное маленькое существо, всегда смеется, и у нее ямочка на одной щечке…» (Из письма принцессы Алисы к королеве Виктории 14 августа 1872 г.)

«Она была щедрой и даже в раннем возрасте была неспособна на детскую ложь. У нее было мягкое и любящее сердце, и она была настойчивой и очень чувственной.» (Из воспоминаний баронессы С. К. Буксгевден.)

Представлены письменные свидетельства, относящиеся к «завязке» отношений между будущими царственными супругами

«Моя дорогая Аликс! Позволь мне поблагодарить тебя за откровенность и искренность, с которой ты мне написала. Нет ничего хуже в этом мире, чем недоразумения и недомолвки… Я полагаюсь на милосердие Бога. Может быть, после того, как Он проведет нас через все невзгоды и испытания, Он направит мою любимую на тот путь, о котором я молюсь каждый день!» (Из письма цесаревича Николая принцессе Алисе 17 декабря 1893 г.)

«Теперь я вполне счастлив и спокоен. Аликс прелестна и совсем развернулась после своего постоянного грустного состояния. Она так мила и трогательна со мной, что я более чем в восторге.» (Из письма цесаревича Николая матери 18 апреля 1894 г. – через несколько дней после помолвки.)

«Мой любимый и ненаглядный! Я по тебе тоскую так, что не описать словами. Мне так хочется провести два часа наедине с тобой, хотя бы для того, чтобы благословить и поцеловать… Мне очень одиноко без тебя. Благослови тебя Господь, мой единственный и любимый. …Я не могу без тебя. Я не могу быть одна. У меня на это нет ни сил, ни рассудительности, ни мудрости, ни благоразумия.» (Из письма принцессы Алисы цесаревичу Николаю 2 мая 1894 г.)

«Решила не есть больше ничего животного»

О многом в отношениях, существовавших между последним русским царем и его супругой говорят его обращения к ней в письмах, относящихся даже к весьма позднему периоду их супружества.

«Моя возлюбленная душка Солнышко! …Чем ближе становится момент нашей встречи, тем больше мир воцаряется в моей душе.» (25 августа 1915 г.)

«Родная моя, милая Мама! Посылаю тебе несчетное число поцелуев…» (22 сентября 1916 г.)

А вот признание Александры Федоровны:

«Из глубины моего сердца я благодарю Господа за то, что он дал мне тебя. Он дал мне счастье и сделал мою жизнь легкой и счастливой. Теперь труд и преодоление бедствий ничто для меня, раз ты со мной рядом; возможно, я не могу этого выразить, но глубоко это чувствую.» (Из письма императрицы Александры Федоровны Николаю II 10 июля 1899 г.)

О неожиданных порой вещах говорят некоторые из писем и дневниковых записей последней русской императрицы и тех, кто был с ней знаком.

«Я не создана сиять перед собраниями, – у меня нет ни легкости, ни остроумия в разговоре, необходимых для этого. Мне нравится внутреннее существование, и именно оно притягивает меня с огромной силой… Мне хочется помогать другим в жизни, помогать им выигрывать борьбу и нести свой крест…» (Из письма императрицы Александры Федоровны княгине М. Барятинской 23 ноября 1905 г.)

«Государыня говорила со мной ласково и приветливо. Оказывается, мяса и рыбы она не ест по убеждению: «Лет 10-11 тому назад была в Сарове и решила не есть больше ничего животного, а потом и доктора нашли, что это необходимо по состоянию моего здоровья…» (Из дневника В. И. Чеботарёвой, 1915 г.)

«Наружность ее очень примечательна: будучи уже не первой молодости, она в зависимости от минуты и настроения бывает или очень хороша собою, или, напротив, антипатична и старообразна. Я видел ее и в том, и в другом случае. Может быть, это зависело от туалета.» (Из воспоминаний Н. Н. Покровского, 1916 г.)

«Детей баловала чрезмерно»

Отдельная тема – дети. Это и огромная радость для августейших супругов и предмет переживаний.

«30 июля 1904 г. Пятница. Незабвенный, великий для нас день, в который так явно посетила нас милость Божья. В 1.15 дня у Аликс родился сын, которого при молитве нарекли Алексеем. Все произошло замечательно скоро – для меня, по крайней мере. Утром… пошел к Аликс, чтобы завтракать. Она уже была наверху и полчаса спустя произошло это счастливое событие… Дорогая Аликс чувствовала себя очень хорошо. Мама (императрица Мария Федоровна – ред.) приехала в 2 час и долго просидела со мною, до первого свидания с новым внуком.» (Из дневника императора Николая.)

Еще читать  Добавили всех подряд: почему двойник Путина стал врагом Украины

«Я уверена, что ты скучаешь без любимого Бэби. Он такой милый. Действительно можно понять, почему Бог послал нам его в этом году, и он явился, как настоящий солнечный лучик. Бог никогда нас не забывает, это правда. Теперь у тебя есть сын, и ты можешь воспитывать его, внушать ему свои идеи, чтобы он мог помогать тебе, когда вырастет. Поверишь ли, он растет с каждым днем.» (Из письма императрицы Александры Федоровны Николаю II 15 августа 1904 г.)

«У многих русских составилось понятие об императрице, как о женщине суровой, с твердым упорным характером, с огромной силой воли, неласковой, сухой, которая сильно влияла на своего августейшего супруга и руководила его решениями по своему усмотрению. Этот взгляд совершенно ошибочен. Ее Величество не только сердечно относилась ко всем окружающим, но скорее баловала всех, волновалась постоянно о других, заботилась о них, а детей своих баловала чрезмерно и ей постоянно приходилось обращаться за содействием к супругу, так как наследник цесаревич Алексей Николаевич признавал только отца своего и дядьку матроса Деревенько. Мать же свою совершенно не слушался. Малолетние великие княжны тоже мало слушались мать.» ( Из воспоминаний флигель-адъютанта С. Фабрицкого.)

«Ты себе представить не можешь, как ужасно я по тебе скучаю! Полное одиночество – дети, при всей своей любви, совсем по-иному смотрят на вещи и редко понимают меня, даже в мелочах, – они всегда правы, и когда я им рассказываю, как меня воспитывали и как следует себя вести, они не могут меня понять. Им это кажется скучным. Только Татьяна понимает. Когда с ней спокойно поговоришь. Ольга всегда очень не сочувственно относится к каждому наставлению, хотя нередко кончается тем, что делает по моему желанию. А когда я строга, она дуется на меня. Я так устала и тоскую по тебе.» (Из письма императрицы Александры Федоровны Николаю II 11 марта 1916 г.)

«Все больше замыкалась в себе»

По мнению некоторых современников, именно проблемы с детьми, особенно с неизлечимо больным сыном Алексеем, серьезно отразились на самочувствии и поведении самой Александры Федоровны.

«Здоровье императрицы было уже поколеблено беспокойством в связи с угрозой, нависшей над жизнью цесаревича. Это все больше мешало ей следить за учением дочерей…» (Из воспоминаний Пьера Жильяра.)

«Усталость от празднеств и приемов сказывалась на императрице, которой часто нездоровилось, она проводила дни в постели, вставая только, чтобы надевать парадные платья с длинными шлейфами и тяжелые драгоценности, предстать перед толпой на несколько часов с лицом, отмеченным печалью.

Задолго до войны она отгородилась от внешнего мира, а после рождения наследника престола всю себя посвятила заботам о нем… глядя на тяжелобольного сына, несчастная мать все больше замыкалась в себе, и – думаю, можно так сказать, – ее психика вышла из равновесия. Теперь при дворе проходили только официальные церемонии, которых нельзя было избежать; и только церемонии связывали императорскую чету с внешним миром. Они жили в таком уединении, что общаться с ними приходилось через людей часто невежественных. А иногда – недостойных…» (Из воспоминаний великой княгини Марии Павловны-младшей.)

«В свою зрелую пору, уже на русском престоле, она знала только одно это увлечение – своим мужем, как знала она и безграничную любовь только к своим детям, которым она отдавала всю свою нежность и все свои заботы. Это была, в лучшем смысле слова, безупречная жена и мать, показавшая редкий в наше время пример высочайшей семейной добродетели.» (Из воспоминаний премьер-министра В. Н. Коковцева.)

«Пришлось перевязывать несчастных с ужасными ранами»

Непростой была жизнь этой женщины и после начала 1-й мировой войны.

«После начала военных действий государыня тотчас же принялась создавать собственные лазареты и вместе с дочерьми записалась на курсы сестер милосердия. (Из воспоминаний Лили Ден.)

«Сегодня утром мы присутствовали (я, по обыкновению, помогаю подавать инструменты, Ольга продевала нитки в иголки) при нашей первой большой ампутации (рука была отнята у самого плеча). Затем мы все занимались перевязками… Мне пришлось перевязывать несчастных с ужасными ранами… Я все промыла, почистила, помазала иодином, покрыла вазелином, подвязала, – все это вышло вполне удачно, – мне приятнее делать подобные вещи самой под руководством врача.» (Из письма императрицы Александры Федоровны Николаю II 22 ноября 1914 г.)

«Передо мной стояла высокого роста, стройная дама лет 50-ти, в простом сереньком костюме сестры милосердия и в белой косынке. Государыня ласково поздоровалась со мной и расспросила меня, где я ранен, в каком деле и на каком фронте. Чуть-чуть волнуясь, я ответил на все ее вопросы, не спуская глаз с ее лица. Почти классически правильное, лицо это в молодости, несомненно, было красиво, очень красиво. Но красота эта, очевидно, была холодной и бесстрастной. И теперь. Еще постаревшее от времени и с мелкими морщинками около глаз и уголков губ, лицо это было очень интересно, но слишком строго и слишком задумчиво. Я так и подумал: какое правильное, умное, строгое и энергичное лицо.» (Из воспоминаний С. П. Павлова.)

«Вряд ли можно придумать какое-то преступление, в котором ее бы не обвиняли… Подлинная царица, твердая в своих убеждениях, верная, преданная жена, мать и друг, никому не известна. Благотворительной ее работе приписаны эгоистические мотивы, глубокая ее религиозность стала предметом насмешек… Она знала и читала все, что говорили и писали о ней. Я видела, как она бледнеет, как глаза ее наполняются слезами, когда что-то особенно подлое привлекало ее внимание. Однако Ее Величество умела видеть сияние звезд над грязью улиц.» (Из воспоминаний Лили Ден.)

Выставка «Последняя императрица. Документы и фотографии» будет открыта в Выставочном зале федеральных архивов (ул. Большая Пироговская, д. 17) с 27 апреля по 28 мая. Экспозиция открыта с 12 до 18 час. ежедневно, кроме понедельника и вторника. Вход бесплатный.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика