Тайны родословной





Тайны родословной

Обвинения в сотрудничестве большевиков с немцами появились сразу же весной 1917 года. В советские времена на эту тему было наложено табу. Зато после перестройки, когда страна открылась, в Россию из эмигрантских запасников хлынул поток антибольшевистской литературы. Девственное в смысле знания собственной истории российское общество было потрясено:

«Оказывается, Октябрьскую революцию большевики совершили на немецкие деньги. Всеми действиями Ленина руководил кайзеровский генеральный штаб. Германия с помощью большевиков разрушила Российскую империю, чтобы спастись от поражения в Первой мировой… А Ленин охотно вверг страну в хаос и разруху, потому что ненавидел Россию. В нем было слишком мало русской крови, и потому он не был патриотом».

Владимир Ильич на редкость мало рассказывал о своей семье. В 1922 году, отвечая на вопросы анкеты, написал: «отец — директор народных училищ», а о деде с отцовской стороны ответил коротко: «не знаю». Не знал или не хотел вспоминать? Уже после его смерти, в двадцатые годы, поклонники Ильича взялись восстанавливать его генеалогическое древо. Архивные документы показали, что дед Ленина с материнской стороны, Александр Дмитриевич Бланк, был евреем.

ДЕДУШКИНА ИСТОРИЯ

10 июля 1820 года Израиль Бланк, родившийся в Житомире, принял православие в Сампсониевской церкви столицы. Его восприемники: действительный статский советник граф Александр Апраксин и жена действительного статского советника сенатора Дмитрия Баранова Варвара Александровна. Переход в православие в Российской империи был важным событием. Представители высшей знати считали для себя почетной обязанностью стать крестными родителями.

Израиль Бланк получил новое имя и отчество — Александр Дмитриевич, поступил в Медико-хирургическую академию на казенный кошт. Дипломированный доктор служил в столице полицейским врачом, затем в Морском ведомстве и, наконец, переехал в Пермь инспектором врачебной управы. Получил чин надворного советника, что давало право на потомственное дворянство.

В 1829 году Александр Бланк женился на Анне Иогановне (Ивановне) Гроссшопф (Грошопф). Ее отец, немец, переехал в Россию в конце ХVIII века и занимался экспортом хлеба. Ее мать — Анна Беата (Анна Карловна) Эстедт, ее предки прибыли из Швеции.

У них появились на свет сын Дмитрий, затем пять дочерей. Четвертой родилась Мария, будущая мать Ленина. Александр Бланк увидел рождение внука — будущего вождя мировой революции. И в том же, 1870 году, скончался на семьдесят первом году жизни.

Тайны родословной

14 ноября 1924 года секретариат ЦК партии поручил «т. Елизаровой исследование истории семьи Ульяновых». Старшая сестра вождя Анна Ильинична Елизарова-Ульянова отнеслась к делу серьезно. Среди прочего изучила документы о деде-еврее.

28 декабря 1932 года Анна Ильинична обратилась к Сталину:

«Исследование о происхождении деда показало, что он происходит из бедной еврейской семьи, был, как говорится в документе о его крещении, сыном житомирского мещанина Бланка… Очень жалею, что факт нашего происхождения не был известен при жизни Владимира Ильича.

Вряд ли правильно скрывать от масс этот факт, который вследствие уважения, которым пользуется среди них Владимир Ильич, может сослужить большую службу в борьбе с антисемитизмом, а повредить ничему не может. У нас ведь не может быть никакой причины скрывать этот факт, а он является лишним подтверждением данных об исключительных способностях семитического племени, что разделялось всегда Ильичом, и о выгоде для потомства смешения племен…. Ильич высоко ставил всегда евреев».

Сталин распорядился молчать. Документы о происхождении Александра Бланка из архивов изъяли и передали на хранение в ЦК партии.

Но исторические изыскания продолжались. Вместо дедушки-еврея появилась бабушка-калмычка — стараниями неутомимой писательницы Мариэтты Шагинян, написавшей роман о Ленине. Опираясь на одно не очень достоверное исследование, она решила, что бабушка Ленина по отцовской линии, Анна Алексеевна Смирнова, вышедшая замуж за Николая Васильевича Ульянова, — калмычка. В скуластом лице Ленина многие находили татарские черты.

Сталин был крайне недоволен ее книгой. 5 августа 1938 года появилось разгромное постановление Политбюро ЦК: «Первая книга романа Мариэтты Шагинян о жизни семьи Ульяновых, а также о детстве и юности Ленина является политически вредным, идеологически враждебным произведением».

Вину за «грубую политическую ошибку» возложили на вдову Ленина Надежду Константиновну Крупскую.

«Считать поведение Крупской, — диктовал Сталин, — тем более недопустимым и бестактным, что товарищ Крупская сделала это без ведома и согласия ЦК ВКП(б), за спиной ЦК ВКП(б), превращая тем самым общепартийное дело составления произведений о Ленине — в частное и семейное дело и выступая в роли монопольного истолкователя обстоятельств общественной и личной жизни и работы Ленина и его семьи, на что ЦК никому и никогда никаких прав не давал».

Еще читать  В суде ловец покемонов Соколовский сравнил себя с Pussy Riot

Почему роман Мариэтты Шагинян вызвал такое неприятие? Ответ в постановлении президиума Союза советских писателей, которому поручили разобраться с автором: «Шагинян дает искаженное представление о национальном лице Ленина, величайшего пролетарского революционера, гения человечества, выдвинутого русским народом и являющегося его национальной гордостью».

Иначе говоря, вождь России Ленин мог быть только русским. Говорить о том, что у Ленина были нерусские предки, запрещалось. Кстати, предположение Мариэтты Шагинян о родственниках-калмыках не подтвердилось. Отец Владимира Ильича был русским человеком. Николай Васильевич Ульянов, как и его предки, был крепостным крестьянином, которого помещик отпустил на оброк. К нему у тех, кто озабочен чистотой крови, претензий нет. Все претензии к матери Ленина, Марии Ульяновой.

МНИМЫЕ УСПЕХИ ИНОСТРАННЫХ РАЗВЕДОК

Писатель Владимир Солоухин считал, что не случайно Мария Александровна «натаскивала своих детей на революционную деятельность, на ненависть к Российской империи и — в дальнейшем — на уничтожение ее». Для Солоухина причина ненависти к России матери вождя очевидна: «Если Анна Ивановна Грошопф была шведкой, в матери Ленина по пятьдесят процентов еврейской и шведской крови. Если же Анна Ивановна была шведкой еврейской, то Мария Александровна, получается, чистокровная, стопроцентная еврейка».

В реальности бабушка Ленина, Анна Грошопф, имела немецкие и шведские корни. Хотя какое это имеет значение? Процент еврейской крови интересовал только нацистов. Сам Владимир Ильич не подозревал о своих нерусских предках. В старой России не занимались расовыми изысканиями, не вычисляли процент «чужой» крови. Значение имели религиозные различия. Принявшего православие считали русским человеком.

У Ленина были прогерманские настроения, но, скорее, не политического свойства. Врачи, инженеры, коммерсанты ценились в основном немецкие — таковы были российские традиции. В феврале 1922 года Владимир Ильич писал своему заместителю в правительстве Льву Каменеву: «По-моему, надо не только проповедовать: «учись у немцев, паршивая российская коммунистическая обломовщина!», но и брать в учителя немцев. Иначе — одни слова».

В наше время в его словах находят нарочитое пренебрежение русским народом и ставят это Ленину в вину. Но надо знать ленинскую манеру выражаться — резкую и безжалостно-язвительную даже в отношении близких и соратников. Он легко обижал и отдельных людей, и целые партии, сословия и народы.

К тому же Владимир Ильич понимал патриотизм в том смысле, который сформулировал университетский профессор Максим Ковалевский, депутат первой Государственной думы: «Он относился к нашим слабостям и недостаткам с той горячностью, с тем необузданным желанием вырвать их с корнем, какого не вызывали в нем общественные недуги и недостатки других стран и народов».

Большевики вовсе не были первыми, кого обвиняли в шпионаже и измене. В работе на немцев в семнадцатом году обвиняли решительно всех. Что же нам думать? Либо и в самом деле все в России — от императорской семьи до руководства большевиков — были куплены немцами, что трудно предположить хотя бы в силу бедственного положения германского бюджета, либо — что ближе к истине — немецкие деньги не имели никакого отношения к событиям семнадцатого года.

Генерал Константин Глобачев, последний начальник Петроградского охранного отделения, писал, уже будучи в эмиграции: «Многие задают вопрос: правда ли, что Германия принимала участие в подготовке Февральской революции 1917 года? Я утверждаю: для Германии русская революция явилась неожиданным счастливым сюрпризом. Русская Февральская революция была созданием русских рук».

Не стоит приписывать иностранным разведкам успехи, которых они не добивались. И предполагать, будто даже армия шпионов способна изменить историческую судьбу огромной страны. Но сегодня многие все равно уверены в том, что Ленин совершил Октябрьскую революцию на немецкие деньги.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ:

Спецпоезд, опломбированный вагон и немецкие марки

Начало в номерах «МК» от 19 декабря, 9 января, далее — в каждый понедельник.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика