Тайный, опасный мир венесуэльского майнинга




История о том, как криптовалюта обернула социализм против самого самого себя.

Четыре года назад карьерные перспективы Альберто были безрадостными. Двадцатитрёхлетний венесуэлец только что окончил колледж со степенью в компьютерных науках, но экономика его страны лежала в руинах после 13 лет социализма.

«Какие-то возможности устроиться были, но это были вакансии с зарплатой около 20 долларов в месяц, а мы привыкли к путешествиям и вещам из-за границы, и поэтому не могли согласиться на такую работу», – вспоминает его друг Луис. Альберто и Луис (имена героев изменены по соображениям безопасности) организовали совместный бизнес по продаже одежды, но дело не пошло.

Тогда Альберто открыл для себя майнинг биткойнов.

Он прочёл об этом на аргентинском игровом форуме. В статье на описывалось, как можно заработать деньги в новой валюте, состоящей из строк цифровых и буквенных символов, в обмен на выполнение на домашнем компьютере необходимых для её существования вычислений. Его родители сказали, что это звучит как схема Понци, однако Альберто чувствовал, что его жизнь вот-вот изменится.

Четыре года спустя его страна погрузилась в гуманитарный кризис. Полки супермаркетов опустели. Дети в школах падали в обморок от голода. Однажды толпа ворвалась в зоопарк в Каракасе, чтобы съесть лошадь. Многие венесуэльцы существовали на правительственное пособие, равное приблизительно 9 долларам в месяц.

Альберто, тем временем, зарабатывает более 1200 долларов в день на майнинге Биткойна и других криптовалют.

Он – часть быстро растущего сообщества венесуэльских майнеров цифровых валют. Сталкиваясь с растущими угрозами насильственных преступлений и правительственного вымогательства, его члены общаются в секретных онлайн-группах и предпринимают чрезвычайные меры предосторожности, чтобы сохранить в тайне свою деятельность.

В стране, где наличные деньги утратили большую часть своей стоимости, а продуктов питания и других предметов первой необходимости пугающе мало, Биткойн для многих венесуэльцев стал спасательным кругом. Та же социалистическая экономика, что поставила страну на грань катастрофы, сделала энергоёмкий процесс майнинга невероятно прибыльным, но при этом и опасным.

Единственная надежда на выживание

Биткойн – это цифровая валюта, созданная в 2008 году программистом (или группой программистов) под псевдонимом Сатоши Накамото, движение которой отслеживается в открытом реестре транзакций, не контролируемая никаким определённым центральным банком, корпорацией или человеком. Это сеть равноправных узлов, сообщающихся через Интернет, что значительно ограничивает возможность вмешательства со стороны государства.

Майнинг биткойнов – процесс, обеспечивающий вычислительную мощность и безопасность, необходимые для децентрализованной валютной сети. Для того, чтобы начать майнить криптовалюты, любой желающий может приобрести специальный подключаемый к Интернету компьютер, который будет с высокой скоростью выполнять сложные вычисления. Хоть это и не имеет почти ничего общего с добычей золота, конечный результат будет тем же: участники процесса получают вознаграждение в виде денежных средств – в данном случае, в виде только что созданных монет.

Это стало популярным родом занятий в Венесуэле, во многом потому, что экономика страны находится в чрезвычайно тяжёлом положении. Даже компьютерные учёные и квалифицированные технические специалисты зачастую не могут найти постоянную работу. Ожидается, что в следующем году уровень безработицы превысит 20 процентов.

Но главным фактором популярности майнинга биткойнов среди жителей Венесуэлы стало введённое социалистическим правительством регулирование цен, в результате чего электричество поставляется в дома практически бесплатно.

Для майнинга биткойнов нужна большая вычислительная мощность, что, в свою очередь требует большого расхода электроэнергии. В большинстве стран мира счета за электричество съедают большую часть доходов от майнинга. В местах с высокой стоимостью электроэнергии он может быть даже убыточным. Но в Венесуэле, благодаря действиям правительства, майнинг превратился во что-то вроде домашнего монетного двора.

Конечно, регулирование цен неизбежно приводит к дефициту, и частые перебои с подачей электроэнергии стали для майнеров постоянным источником головной боли. Они вынуждены искать пути решения этой проблемы, например, располагая оборудование в промышленных зонах, где перебоев с электроэнергией, как правило, не бывает.

Поскольку процесс майнинга, в сущности, представляет собой преобразование электричества в деньги, то получается, что венесуэльские майнеры зарабатывают на своего рода арбитражных операциях: они покупают недооценённый продукт, перерабатывают его в биткойны и получают прибыль. Майнеры обернули социализм против самого себя.

Одновременно с тем, они получили доступ к валюте со значительно большей покупательной способностью за границей, чем государственный боливар, который торгуется на чёрном рынке по цене около одной тридцатой части американского цента. Как говорят местные, венесуэльские деньги «не годятся ни для покупки туалетной бумаги, ни даже чтобы просто подтереться».

Потенциал Биткойна как альтернативы государственной валюте по-прежнему горячо обсуждается за пределами Венесуэлы. Но в стране с дефицитом продуктов питания и даже базового медицинского обслуживания это уже вовсе не теоретический вопрос. Биткойн помогает людям заполнить холодильник и укомплектовать домашнюю аптечку, делая жизнь в эпицентре социалистического ада если не лёгкой, то хотя бы терпимой.

Как и многие пользователи Биткойна, Альберто, майнер, зарабатывающий 1200 долларов в день, заказывает продукты питания из США через службу доставки Amazon. С боливарами это было бы невозможно, потому что практически никто за пределами Венесуэлы не принимает их в качестве оплаты, а растущий дефицит в стране американской валюты делает покупку товаров из-за границы всё труднее. Хоть розничный гигант из Сиэтла и не принимает оплату в биткойнах, эту услугу предлагают множество компаний-посредников. Альберто приобретает подарочные карты Amazon за криптовалюту через сайт eGifter, используя программы, маскирующие местоположение компьютера, а затем направляет свои заказы через расположенную в Майами курьерскую службу.

Луис, 27-летний партнёр Альберто по майнингу, покупает на Amazon электронику, парфюмерию, мыло и шампуни, а недавно он таким образом приобрёл бумажник, паззл и футболку Tommy Hilfiger.

Альберто и Луис – обычные представители растущего числа жителей Венесуэлы, зарабатывающих на жизнь при помощи Биткойна. Некоторые даже используют его для закупки товаров у иностранных поставщиков, чтобы удержать на плаву свой бизнес. В более чем дюжине интервью участники криптовалютного сообщества – майнеры и просто пользователи – рассказывают, как эта технология помогает им преодолевать ежедневные трудности, делая возможной достаточно безбедную жизнь в распадающемся обществе. Многие пользователи Биткойна живут в постоянном страхе быть обнаруженными и согласились говорить с нами только на условиях полной анонимности.

Алехандро, 25-летний майнер, живущий в штате Тачира, помогает прокормить семью, приобретая продукты на Walmart.com по предоплаченной кредитной карте Neteller, которая позволяет зачислять на счёт биткойны и тратить доллары. Кроме того, каждые три недели он зачисляет на счёт своей карточки биткойны и отправляется в соседнюю Колумбию, чтобы закупиться продуктами.

Хесус, двадцатишестилетний житель Баркисимето, говорит, что благодаря Биткойну ему удаётся держать на плаву свой основной бизнес. Он владелец расположенной в торговом центре небольшой мастерской по ремонту компьютеров и мобильных телефонов. Когда у его поставщиков, из-за установленных правительством торговых ограничений, закончились запасы, его мастерская оказалась на грани разорения. Затем, от друга, он узнал о Биткойне. Теперь он ежемесячно заказывает необходимые товары на сумму до 400 долларов в Amazon, и его бизнес восстановился. «У меня есть доступ к инструментам и инвентарю, которые трудно найти в Венесуэле, либо они стоят слишком дорого», – говорит он.

Рикардо, 30-летний преподаватель фотографии, получает доход около 500 долларов ежемесячно от стойки с пятью компьютерами для майнинга, спрятанной в звукоизолированной комнате в двухэтажном доме его семьи. У его матери хроническое заболевание печени, а лекарства, необходимые для поддержания её жизни, больше не продаются в Венесуэле. Биткойн даёт ему возможность покупать лекарства за границей. «Биткойн сейчас наша единственная надежда на выживание», – говорит он.

Рискованное дело

Майнеры в Венесуэле имеют уникальный доступ к иностранным товарам, но при этом живут под постоянной угрозой. Многие боятся, что будут обнаружены Servicio Bolivariano de Inteligencia Nacional (SEBIN), тайной полицией страны. Сотрудники SEBIN охотятся за майнерами, а затем вымогают у них деньги под угрозой ареста и привлечения к уголовной ответственности.

Усиление давления со стороны правительства началось ранее в этом году, когда был арестован Хоэль Падрон, 31-летний владелец находящейся на грани банкротства курьерской службы из города Валенсия. В 2015 году друг открыл для Падрона майнинг Биткойна как способ остаться на плаву во время экономического кризиса. Он заказал из Китая четыре специально сконструированных для этой цели компьютера и предложил трём своим друзьям сделать то же самое. Они обосновались в офисе курьерской службы Падрона, а когда его арендодатель узнал о том, чем они там занимались, то потребовал, чтобы они помогли настроить несколько компьютеров и для него.

По словам Падрона, 14 марта в его офис без предупреждения явились два сотрудника SEBIN, утверждавшие, что компания-поставщик электроэнергии зафиксировала необычно высокий уровень потребления электричества по этому адресу, и потребовали осмотреть помещения. В тот же день он был взят под стражу. Следующие три с половиной месяца Падрон проведёт в изоляторе SEBIN, деля камеру площадью 70 м. кв. с 12 другими мужчинами. Среди его сокамерников был ещё один майнер, арестованный в тот же день, Хосе Пералес, 46 лет, и Даниэль Арраес, 30-летний сотрудник SurBitcoin, крупнейшей биткойн-биржи Венесуэлы.

По словам Падрона, его арест стал для всего Биткойн-сообщества сигналом о том, что отныне за свободу придётся дорого платить. Через два дня контролируемая государством венесуэльская телекомпания показала сюжет, в котором Биткойн упоминался в качестве инструмента «киберпреступников», которые, помимо прочего, «уклонялись от выполнения законов об обмене иностранных валют».

Примерно тогда же, по словам Падрона, к его знакомому, тоже майнеру, пришли сотрудники SEBIN и сказали: «Давай деньги или мы отправим тебя за решётку, как твоего друга». Многие другие источники, опрошенные в ходе подготовки этого материала, тоже говорили, что знают майнеров, у которых вымогают деньги сотрудники SEBIN.

В Венесуэле майнинг не является противозаконным, поэтому Падрону предъявили обвинение в контрабанде – за ненадлежащим образом оформленные документы на импортированные из Китая компьютеры (сам Падрон утверждает, что документы в порядке), и «хищении электроэнергии». Придя в его офис, сотрудники SEBIN предъявили ему претензии в «неправильном использовании электроэнергии, повлёкшим за собой перебои в электроснабжении».

Обвинения в «хищении электроэнергии» являются предметом непрекращающейся дискуссии в Биткойн-сообществе: Является ли майнинг пустой тратой энергии? Даже если нет, может ли это быть квалифицировано таким образом в Венесуэле? Страна страдает от острой нехватки электроэнергии. Вместо того, чтобы поднять цены, чтобы уменьшить спрос, правительство прибегло к выборочному сокращению поставок электричества. В апреле прошлого года в некоторых регионах страны ежедневно происходили четырёхчасовые блэкауты, а государственные служащие были переведены на двухдневную рабочую неделю, чтобы снизить потребление электроэнергии в зданиях государственных учреждений.

Но майнинг биткойнов – это, возможно, лучшее из возможных применений электроэнергии в Венесуэле, так как это обеспечивает страну тем, что ей нужно больше всего – относительно стабильной валютой, сохраняющей свою стоимость и за границей.

От этого выигрывают не только майнеры. Регулярно продавая на чёрном рынке часть добытых биткойнов за боливары, чтобы купить продуктов, майнеры дают возможность другим людям обменивать боливары на биткойны и таким образом тоже участвовать в этой новой экономике.

«Правительство держит в заложниках всё население страны, заперев его в рамках валюты, которая идёт ко дну, – говорит Андреас Антонопулос, живущий в Нью-Йорке учёный, писатель и влиятельная фигура в Биткойн-сообществе. – Биткойн выпускает заложников на свободу».

Тайная экономика

По мере роста количества жителей Венесуэлы, доходы которых стали зависеть от Биткойна, местные майнеры стали организовываться в сообщества для торговли и обмена информацией. После того, как в 2012 году он открыл для себя Биткойн, Альберто время от времени стал делиться знаниями на посвящённых технологиям семинарах и даже несколько раз выступал на конференциях. Когда ситуация в отношении безопасности осложнилась, майнеры, включая Альберто, ушли в подполье.

Часть этой подпольной активности сейчас аккумулируется в Facebook-группе «Bitcoin Venezuela», образованной в мае 2013 года Рэнди Брито, 21-летним либертарианцем, живущим в Испании. Брито, чьи родители бежали из Венесуэлы, когда ему было 14, изначально задумывал группу как образовательный форум, но в какой-то момент, по его словам, «началась настоящая эпидемия майнинга», и в группе стало появляться всё больше информации на тему торговли и помощи пользователям «в непростых условиях их суровой жизни».

Брито говорит, что большинство венесуэльских пользователей Биткойна не интересуются либертарианскими идеями, но это и неважно, потому что эти принципы заложены в самой технологии. Биткойн обладает высокой устойчивостью к вмешательству со стороны государства, так как это первая получившая широкое признание цифровая валюта, операции с которой можно совершать без посредничества третьих сторон, таких, как компания-эмитент кредитных карт или банк. В этом отношении Биткойн напоминает наличные, однако обладает значительным преимуществом по сравнению с бумажными деньгами: он может быть обменен через Интернет, и неважно, что продавец и получатель живут на противоположных сторонах земного шара.

Еще читать  Первый в мире кошелёк для микроплатежей в биткойнах от Yours – по мотивам Lightning

Группа в Facebook работает как онлайн-рынок с объявлениями о продаже автомобилей, мотоциклов, катеров, крепкого алкоголя, белковых пищевых добавок, мыла, смартфонов, туристических ботинок, спортивной экипировки, видеоигр и даже туалетной бумаги. Кроме того, более 7000 тысяч её участников получают возможность заказывать лекарства из-за границы. Но больше всего объявлений  посвящено продаже комплектующих для компьютеров и оборудования для майнинга.

Поскольку Биткойн не обладает физическими свойствами, его также сложнее украсть. На чёрном рынке Венесуэлы по-прежнему с большим перевесом преобладает доллар США, но хранить бумажные доллары в криминализованной стране рискованно. «У грабителей нюх на бумажные доллары, как у охотничьих собак», – говорит Эктор, врач, переквалифицировавшийся в майнера биткойнов.

После ареста Падрона в марте, четыре модератора «Bitcoin Venezuela», на которых возложена задача выявления шпионов и мошенников, изменили статус группы в Facebook на «скрытый», что означает, что она и её материалы не отображаются в результатах поиска. Для того, чтобы присоединиться к группе, нужно получить разрешение модераторов, которые используют для фильтрации кандидатов отдельную группу.

Брито рекомендует пользователям не указывать в профиле какую-либо информацию, по которой можно установить личность его владельца, а некоторые участники группы, включая Альберто, заводят для неё отдельный аккаунт в Facebook, зарегистрированный под вымышленным именем. Участники группы могут приглашать в неё других пользователей. (Я получил приглашение от одного из источников.) Перед тем, как разрешить доступ, модераторы проверяют Facebook-профили кандидатов.

Однако Биткойн-сообщество Венесуэлы нельзя назвать полностью подпольным. CriptoNoticias – открытое новостное онлайн-издание из Каракаса, посвящённое Биткойну и блокчейн-технологии. Сайт начал свою работу в апреле 2015 года и ориентирован в первую очередь на новости из-за пределов страны. Он редко впрямую затрагивает темы растущего майнингового сообщества Венесуэлы. Но время от времени на нём публикуются и материалы, посвящённые местным проблемам, в том числе резкое опровержение позиции государственных СМИ о том, что Биткойн представляет собой лишь орудие киберпреступников.

Одно из многочисленных преимуществ Биткойна над боливаром заключается в том, что он свободен от ценового регулирования. Уго Чавес в 2003 году ввёл в действие катастрофическую систему фиксированного курса обмена валюты, и на сегодняшний день самый выгодный курс обмена, установленный государством, составляет 662 боливара за один доллар США, а на чёрном рынке курс доллара достигает 3000 боливаров.

Такое расхождение привело к экспоненциальному росту крупнейшей криптовалютной биржи Венесуэлы, SurBitcoin. На её сайте можно легко обменять боливары на биткойны, на которые затем можно приобрести доллары. Используя Биткойн как промежуточную валюту, можно купить доллары по более выгодной ставке, чем на чёрном рынке, с меньшим количеством хлопот и рисков. Многие венесуэльские майнеры тоже прибегают к услугам SurBitcoin, чтобы обменять заработанные биткойны на боливары, которые они используют для оплаты, например, аренды или продуктов питания.

Биржа работает из переоборудованного производственно-складского комплекса с видом на Бруклинскую набережную, в 2100 милях от офиса в Каракасе. Ей управляет компания BlinkTrade, основанная в 2012 году Родриго Соусой, бывшим разработчиком Нью-Йоркской фондовой биржи и нынешним видеоблогером на YouTube, известным своими на редкость взвешенными комментариями.

Тридцатишестилетний Соуса предвидел, что Биткойн будет иметь огромное значение в странах Латинской Америки. Бразильский либертарианец эмигрировал в США в 2008 году. Переезд в страну, где инфляция не является постоянным тормозом для развития экономики, стал для него важным опытом. «Меня грабили каждый день моей жизни в Бразилии, потому что правительство настойчиво желало печатать всё больше и больше денег», – говорит он.

На SurBitcoin ежедневно совершается более 1200 транзакций, а объём торгов, по сравнению с прошлым годом, увеличился более чем в три раза. «Многие люди торгуют малыми суммами», – говорит Соуса. Средняя сумма сделки на SurBitcoin эквивалентна приблизительно 35 долларам. Лидером по объёму торгов среди латиноамериканских бирж является бразильская Foxbit, но по количеству операций на первом месте находится SurBitcoin. По словам Соусы, правительство не закрыло биржу отчасти потому, что её клиентами стали некоторые из государственных деятелей.

В частности, для экспатов Биткойн – это просто манна небесная. Мария, 32-летний маклер фондовой биржи, переехала из Венесуэлы в Бразилию три года назад. Поначалу она отправляла деньги семье с курьером: друг регулярно перевозил деньги через границу и клал их на банковский счёт её родителей. «Это занимало несколько дней и было очень опасно», – говорит Мария. Теперь она без хлопот отправляет домой по 350 долларов ежемесячно при помощи SurBitcoin.

Из США можно отправлять деньги через MoneyGram или Western Union, но, по моим недавним подсчётам, при использовании SurBitcoin можно сэкономить около 40 центов на доллар, по сравнению с Western Union. По словам Марии, в Бразилии, чтобы отправить деньги через MoneyGram, нужно заполнить такое количество бумаг, а максимально возможная сумма перевода настолько мала, что это просто не стоит потраченного времени.

Соуса говорит, что к нему часто обращаются состоятельные люди, желающие обменять крупные суммы боливаров на биткойны. Он им отказывает – отчасти, опасаясь, что они вытеснят более мелких покупателей, а отчасти потому, что за людьми с большими деньгами может прийти и правительство, что навлечёт на бизнес проблемы.

Самый большой кризис для компании произошёл во время «закручивания гаек» в марте прошлого года, когда сотрудник SurBitcoin в Венесуэле, Даниэль Арраес, был задержан SEBIN по обвинению в уклонении от уплаты налогов и отмывании денег. Арраес провёл в тюрьме семь месяцев и был выпущен судьёй на свободу 18 октября. В настоящее время ему запрещено покидать страну, так как он ожидает предварительного слушания по своему делу. По рекомендации адвоката, Соуса отказался обсуждать какие-либо подробности.

Сокамерник Арраеса, Хоэль Падрон – первый арестованный майнер – был выпущен на свободу 1 июля, после признания своей вины.

Страна без надежды

После ареста Падрона в марте, друзья Альберто предупредили его, что ему нужно уйти в подполье, и он удалил следы своей активности в Интернете. Но закон – не единственная угроза. Когда экономика рухнула, количество уголовных преступлений в Венесуэле резко возросло, и майнерам приходится соблюдать большую осторожность и скрывать своё состояние.

Альберто и его партнёры, включая Луиса, прячут своё оборудование для майнинга в нескольких местах в беднейших районах Каракаса – там, где полиция, скорее всего, не станет искать. Альберто носит дешёвую одежду и водит подержанный автомобиль, чтобы никак не выделяться.

Однако если присмотреться, то несложно заметить, что это не обычный 27-летний мужчина. Большие семьи в Венесуэле обычно живут вместе, чтобы объединить свои ограниченные ресурсы, Альберто же делит квартиру в Каракасе только со своей женой. Каждый месяц он меняет некоторое количество биткойнов на боливары и покупает на чёрном рынке около 90 кг цыплёнка, которые потом делит между примерно десятью родственниками. Если ему нужно выйти из дома после захода солнца, Альберто звонит в службу охраны, которая присылает ему двух телохранителей и бронированный автомобиль.

«Мои соседи думают, что у меня хорошие связи в правительстве», – говорит он.

В последнее время Альберто стал особенно осторожен. Теплым и ясным вечером в августе прошлого года партнёр Альберто по майнингу, Луис, ехал домой после того, как подвёз друга в район Эль Маркес. Он собирался повернуть на проспект Бойяка, главную транспортную артерию Каракаса. Было 8 часов вечера, и этот город с 3,3 миллионами жителей – криминальная столица мира – уже превратился в город-призрак.

Сколько Луис себя помнил, криминал всегда был главной проблемой для Каракаса, но вскоре после того, как президент Николас Мадуро сменил на этом посту Уго Чавеса, который умер от рака в 2013 году, количество насилия возросло настолько, что практически парализовало жизнь города. Никто больше не выходил на улицу после наступления темноты. Пять лет назад улицы были полны машин, но этим вечером машина Луиса была единственной в зоне видимости.

Увлёкшись разговором с подругой, сидевшей на пассажирском сидении, Луис вдруг заметил в зеркале заднего вида автомобиль, который мчался за ним. Он перестроился влево. Машина преследователей перестроилась в его ряд перед ним и резко затормозила, из-за чего Луис врезался в их задний бампер.

Из машины выскочили семеро вооружённых мужчин и наставили стволы на лобовое стекло Луиса. У одного в руках была граната. Нападавшие приказали им выйти из машины. Луис схватил подругу за руку и сказал ей сохранять спокойствие.

Следующие пять часов они провели на заднем сидении машины похитителей с приставленными к голове пистолетами, в переговорах о своём выкупе. Посреди ночи отец Луиса, тоже занимающийся майнингом биткойнов, встретил их с 6000 долларов, которые он лихорадочно насобирал по друзьям и соседям. Похитители потребовали также очки, парфюмерию, часы и ювелирные украшения.

Луис стал жертвой того, что в Венесуэле называют «экспресс-похищением», обычным явлением в городе, который после темноты напоминает зону военных действий. Похоже, что он оказался случайной целью, нападавшие не знали, что он был майнером. В следующие несколько дней Луис вернул долги за выкуп, обменяв несколько биткойнов на доллары.

Поскольку криминальная обстановка и экономический кризис в стране сохраняются, многие майнеры думают о том, чтобы из неё уехать.

Луис и Альберто собираются покинуть Венесуэлу, как только смогут привести свои дела в порядок. Они планируют отправиться с группой друзей в Аргентину, которую они выбрали, потому что, по словам Луиса, «страна восстанавливается после катастрофы».

Альберто также предполагает подать заявление на получение рабочей визы США. Он уже обдумывает свой следующий бизнес-проект – коммерциализировать свою версию маленького компьютера, называемого «контроллером», который выполняет перезапуск майнинговых операций после возникновения технических ошибок. Альберто придумал машинку, которая, по его словам, необыкновенно эффективно справляется с задачей сведения к минимуму подозрительного траффика в его вычислительных центрах.

Некоторые из его партнёров согласились остаться и присмотреть за работой его майнингового оборудования, но Альберто говорит, что, в конечном итоге, у него нет иного выбора, кроме как уйти. Проблемы безопасности становятся невыносимыми: кто захочет жить в стране, в которой ты не можешь выйти ночью на улицу без вооружённой охраны?

Для Луиса, переломным моментом стало его похищение. «Я потерял надежду на Венесуэлу», – говорит он. – Если вы будете жить нормально, несмотря на страх, в конце концов, это принесёт вам неприятности так или иначе. Быть честным, скромным работником, продуктивным и полезным – эти качества больше не ценятся в этом обществе».

После условно-досрочного освобождения, ожидаемого в следующем году, он тоже планирует переехать в США. Он мечтает жить в Нью-Йорке. «До своего ареста я был единственным человеком в Венесуэле, который по-настоящему любил свою страну, – говорит Луис. – Но после всего, что случилось, я сказал себе: «Нет, это невозможно». Даже если ты стараешься изо всех сил и всё делаешь правильно, всегда найдётся кто-то, кто захочет поживиться за твой счёт».

Хотя он не контактировал с Хосе Пералесом, ещё одним майнером, делившим с ним камеру, Падрон уверен, что Пералес уже вышел на свободу условно-досрочно и покинул страну.

Майнинговые компьютеры Падрона  были конфискованы сотрудниками SEBIN в марте, когда он был арестован, и возвращены не были. Но у него настроена система предупреждений: когда машины включаются и устанавливают соединение с майнинговой сетью, он получает автоматически сгенерированное сообщение на электронную почту.

Через месяц после ареста он получил такое сообщение. «Думаю, что арестовавшие меня агенты SEBIN сами занялись майнингом», – говорит он.

Родриго Соуса, оператор биржи SurBitcoin, убеждён, что, независимо от того, что будет происходить в стране дальше, Биткойн продолжит подрывать центральную государственную власть. Его компания сотрудничает с местным банком, чтобы облегчить транзакции в боливарах, и правительство могло бы принять меры и в любой момент аннулировать их разрешение на деятельность. Соуса говорит, что, если бы это случилось, его клиенты просто продолжили бы торговать биткойнами через популярный сайт LocalBitcoins, на котором частные лица связываются друг с другом напрямую и проводят операции между собой.

Это было бы не так удобно, но пользователи справились бы. «Биткойн в Венесуэле не остановить, – говорит Соуса. – Как можно принудительно остановить распределённую сеть, работающую через Интернет»?

 

Источник

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика