Свидетелю по делу Немцова угрожали лица «с кавказским акцентом»

Свидетель Зарина Исоева по делу об убийстве политика Бориса Немцова, которое рассматривается в Московском окружном военном суде, заявила в среду, 23 ноября, что ей поступали угрозы. Мужчина с кавказским акцентом требовал, чтобы она уехала из Москвы.

Свидетелю по делу Немцова угрожали лица «с кавказским акцентом»

Напомним, Исоева убирала и готовила еду в квартирах на Веерной улице, где жили предполагаемые убийцы оппозиционера.

Гособвнитель Мария Семененко на заседании зачитала показания свидетеля Зарины Исоевой, которые она дала во время следствия. Горничная сообщила следователю, что проживает в Москве с 2009 года. Снимает квартиру с подругой Юлией Петренко. Та подрабатывала официанткой. На работе она познакомилась с чеченцами, которые попросили ее найти человека для уборки квартиры. Петренко предложила подработку Исоевой. Она согласилась. В клубе «Цинк» девушка познакомилась с Русланом Мухудиновым (Русиком), Русланом Гермеевым и Асланбеком. Геремеев обещал платить Зарине по 2 тысячи рублей в день за уборку и готовку. Также Геремеев сказал, что Русик — его водитель и она может к нему обращаться по любым вопросам.

По словам Исоевой, Русик ездил на черной «Тойота Камри» и «Мерседесе» с номером 007, принадлежащих Руслану Геремееву. Чем именно в столице занимался Геремеев, свидетель не знала. Он был не разговорчивым. На ее вопросы Геремеев как-то ответил: «Меньше знаешь, крепче спишь». При этом мужчина нигде не работал, днем смотрел телевизор. Встречался с друзьями в президент-отеле. Вроде как собирался заняться бизнесом в столице — открыть автомойку с кафе. Один-два раза в месяц он улетал на родину в Грозный.

Руслан Мухудинов был более разговорчив. Он трудился водителем и получал 45 тысяч рублей. Подрабатывал еще в какой-то фирме, но оттуда уволился. В январе 2015 года женщину попросили убираться еще и в квартире на Веерной, 46. Руслан Геремеев там жил один, но к нему часто приходили друзья. В этой квартире Исоева познакомилась с Зауром Дадаевым. Они обменялись телефонами.

Заур жил в съемной квартире на Веерной, 3, но иногда бывал у Руслана Геремеева. Мухудинов никогда не оставался у Геремеева. Тот пользовался уважением и его все боялись, отмечала свидетель. По ее словам, Русик был лишь нанятым работником. Позже она познакомилась с Темирланом Эскерхановым. Он представился как частный охранник. Якобы работал в клубе. Беслана Шаванова она видела лишь однажды в одной из квартир, а позже узнала, что он совершил самоподрыв при задержании.

Еще читать  Россия будет платить по 59 шекелей ветеранам, живущим в Израиле

В конце февраля Мухудинов сказал Исоевой, что ребята уехали в Чечню, но скоро вернутся. В начале марта она пришла на Веерную, 46 и застала там Эскерханова. Он сказал, что Руслан Геремеев уехал на родину. Позже Мухудинов ей написал СМС, что находится в аэропорту, поскольку улетает в Грозный. Возможно, вернется, если его позовет Геремеев.

Правда, в ходе следствия Исоева говорила, что не узнает подсудимых, потому что боялась за свою жизнь.

— Я боялась давать показания, опасалась за жизнь своих детей. В мае 2016 года мне поступали угрозы от человека с кавказским акцентом, чтобы я исчезла из Москвы. По совету мамы в августе я обратилась в СКР. Мне предоставили госзащиту, — пояснила Исоева.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика