Суд не идет: как ограничение трансляций заседаний ударит по гласности




Правила, ограничивающие трансляцию судебных заседаний, введенные Владимиром Путиным, не вносят ничего революционного в ту практику, которая уже существует в судах, считает известный адвокат Оксана Михалкина. Работу пишущих журналистов новый закон не затрагивает, а видеотрансляция некоторых стадий судебного процесса и раньше была запрещена.

Суд не идет: как ограничение трансляций заседаний ударит по гласности

Президент Владимир Путин подписал закон, которым вносятся поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. Согласно им, транслировать открытые судебные заседания в интернете, по радио или телевидению допускается только с разрешения суда. Также разрешение суда будет необходимо и для проведения видео- и фотосъемки.

При этом законом устанавливаются ограничения для лиц, получивших разрешение на трансляцию или съемку. Суд может ограничивать их по времени, и обязан учитывать мнение лиц, участвующих в заседании. Съемка будет осуществляться только с определенного места в зале, которое также определяет суд, а транслировать заседания на стадии досудебного производства закон запрещает вовсе.

Известный адвокат Оксана Михалкина так прокомментировала «МК» введенные изменения:

— Я ничего нового не вижу в этом законе. Он просто конкретизирует применение Уголовно-процессуального кодекса. В 2012 году Пленум Верховного суда постановил запретить судьям ограничивать допуск в зал судебных заседаний журналистов, но речь шла именно о пишущих журналистах, без камер и фотоаппаратов. Это постановление начало исполняться, хотя и с большим трудом. Но так или иначе, теперь для журналистов, которые не попадают в зал судебного заседания, чтобы они могли наблюдать процесс, организуется телетрансляция в специально выделенном зале.

Что касается трансляции судебных процессов самими СМИ, то, на мой взгляд, ничего нового, революционного здесь не произошло, потому что и раньше видео- и фотосъемка допускались только с разрешения судьи, в установленное им время — как правило, до начала судебного заседания. Также суд определял, в каком месте телеоператоры будут устанавливать свои камеры,откуда фотографам можно делать снимки. Более того, можно вспомнить дела, когда по разрешению суда из зала судебных заседаний проводилась и онлайн-трансляция, за исключением допросов свидетелей. Так что, практика трансляции громких процессов у нас уже опробована и реализуется.

Еще читать  Эксперт: Путин не врет о США, а демонстрирует "грязное белье демократии" »

Теперь, скорее всего, видеотрансляция будет разрешена на стадии оглашения обвинения гособвинителем, во время показаний потерпевших, возможно, на стадии оглашения письменных материалов дела, в частности, экспертиз. Но будет запрещена на стадии допроса свидетелей — это противоречит самой сути судебного разбирательства, потому что те свидетели, которые еще не допрошены, не должны знать, что происходило в судебном заседании, иначе будет нарушен принцип справедливости. То, что съемка может вестись с согласия участников процесса, тоже не новость: всегда так и было. Ходатайство, которое по этому поводу поступает в суд, разрешается председательствующим, но до этого оно ставится на разрешение сторон — защиты и обвинения. И зачастую, с целью защиты прав потерпевших, их представитель возражает против трансляции. Эти возражения связаны, как правило, с тем, чтобы не разгласить какие-то сведения о личной жизни человека, что впоследствии может причинить ему вред.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика