«Страшные, толстые, старые» стюардессы выступили против дискриминации




В Пресненском суде Москвы состоялось предварительное слушание иска бортпроводницы «Аэрофлота» Евгении Магуриной в отношении компании, которая лишила стюардессу значительной части зарплаты. Причину ей объяснило руководство: «У тебя слишком большие щеки». В такой же ситуации оказались многие бортпроводницы, которых «Аэрофлот» определил по группам. Теперь тех, кто старше 40 лет или носит одежду больше 48-го размера, не допускают до длительных и международных полетов. Униженные дискриминацией, стюардессы обратились в суд, но не столько для того, чтобы добиться законных выплат и восполнения морального ущерба, сколько от обиды. Они добросовестно проработали в «Аэрофлоте» много лет, а теперь оказались в неравных условиях.

"Страшные, толстые, старые" стюардессы выступили против дискриминации

Игра на выживание

Евгении Магуриной всего 41 год. Она проработала бортпроводницей 15 лет, семь из которых — в «Аэрофлоте», где дослужилась до должности бригадира кабинного экипажа (старшей стюардессы). Летала по всему свету: и на российских рейсах, и на дальних международных маршрутах. Пока все в одночасье не изменилось.

— Все началось с того, что меня и других «нестандартных» пригласили к начальнику отделения бортпроводников, которая заявила, что у меня «большие щеки», и посоветовала носить спортивный бюстгальтер, потому что грудь тоже слишком большая. Представляете мое унижение, когда я услышала такое? — рассказывает Евгения. Выслушав подобные претензии в свой адрес, «нестандартные» назвали себя группой СТС («страшные, толстые, старые»): в нее попали бортпроводницы в возрасте от 40 лет и с размером одежды больше 48-го. Но после этого добровольно увольняться захотели немногие. Тех же, кто решил остаться на работе, ждал неприятный сюрприз.

— В августе 2016-го меня сняли с бригадирства, зарубежных полетов, а также лишили доплаты «за личный вклад», которая начисляется за годы работы в «Аэрофлоте». Это значило, что моя зарплата уменьшится на 30%. Когда я увидела план рейсов для кабинного экипажа, оказалось, что летать я буду только по России и только короткими рейсами. На мои вопросы начальство ответило, что вернет прежнюю зарплату, когда похудею. С точки зрения трудового законодательства это полнейший абсурд, — продолжает Евгения.

Для бортпроводника нет ничего хуже в работе, чем летать постоянно короткими и ночными рейсами. При расчете зарплаты членам кабинного экипажа учитывается такой производственный показатель, как выработка полетного времени — 80 часов в месяц. Если бортпроводник вырабатывает норму, то получает значительную надбавку. Поэтому при расстановке кабинных экипажей в авиакомпаниях рейсы чередуются: короткие с длинными, зарубежные с российскими. Например, бортпроводник может отработать пару десятичасовых рейсов в Нью-Йорк туда и обратно, слетать разок во Владивосток, а оставшиеся до нормы часы — добить короткими рейсами. Помимо этого бортпроводникам начисляются компенсационные выплаты: по России они составляют 75 рублей за рейс, а на международных маршрутах — от 1 тыс. до 2 тыс. рублей. Вот только одна проблема: бортпроводники в распределении рейсов никак не участвуют и на «справедливое» планирование никак не влияют.

— За короткие рейсы по России не только меньше платят, еще они изматывают так, что с ума сойти можно от хронического недосыпа: почти каждый день рейс, ты уже путаешься — где день, где ночь. В итоге летать и, соответственно, ездить на работу приходится в несколько раз чаще, чем раньше, чтобы выработать санитарную норму и получить прежний заработок. Это самое настоящее издевательство, как будто идет игра на выживание, а все потому, что «Аэрофлоту» мы оказались не нужны, — жалуется Евгения.

Новые правила коснулись примерно 400 человек, по подсчетам независимого Шереметьевского профсоюза бортпроводников. Они пытаются бороться против правового беспредела руководства еще с прошлого года: в декабре бортпроводники опубликовали петицию против дискриминации, которая собрала около 2 тыс. подписей, писали Президенту России с просьбой помочь пострадавшим, а теперь две сотрудницы обратились в суд (иск еще одной пострадавшей, 45-летней Ирины Иерусалимской, рассматривается в Тушинском суде Москвы).

Кстати, с Евгенией Магуриной топ-менеджеры «Аэрофлота» хотели договориться, но как-то странно. На момент беседы с «МК» стюардесса находилась в отпуске в Красноярске, именно оттуда на срочный разговор в Москве ее вызвал замгендиректора «Аэрофлота». Евгения признается, что сначала хотела бросить все дела и полететь в столицу как ответственный и добросовестный сотрудник, но потом засомневалась.

— Я сказала им, что приеду со своим адвокатом, но при таком условии они отказались со мной разговаривать. После этого я решила не ехать, потому что я уже не знаю, что в голове у моего работодателя, — говорит стюардесса.

Курс на секс-привлекательность

— Избавляться от «страшных, толстых, старых» начали еще в 2009 году, когда генеральным директором «Аэрофлота» стал Виталий Савельев. С его приходом был взят курс на секс-привлекательность и омоложение, — рассказывает глава Шереметьевского профсоюза бортпроводников Илона Борисова. По ее словам, тогда состоялась первая чистка кадров с помощью незаконного сокращения персонала. Однако профсоюз сумел в суде доказать, что работодатель нарушил трудовое законодательство и добился компенсации за вынужденный простой четырем бортпроводникам после незаконного увольнения. «Аэрофлот» в суде даже не смог аргументировать свою позицию, запутался в показаниях. Сокращение прекратилось, но сколько сотрудников было потеряно.

— Тем не менее было понятно, что с новым руководителем политика по отбору персонала будет продолжаться в том же ключе. Нашему возмущению не было предела, когда в 2010 году сняли эротический календарь «Аэрофлота» для VIP-клиентов с абсолютно голой стюардессой на фоне и в салоне самолета. Съемки проходили в авиационном ангаре в «стерильной» зоне базового аэропорта, и «застукали» их случайно техники, которые пришли чинить самолеты. Видимо, в нашей государственной компании перепутали транспорт со сферой развлечений и услуг определенного характера. У нас же не стриптиз-клуб! — замечает Илона.

Отметим, снимки этого эротического календаря легко можно найти в Интернете. На них красуется совершенно голая девушка, на которой из предметов одежды остались лишь предметы формы «Аэрофлота»: туфли, пилотка и перчатки. Впервые подобную рекламную кампанию, привлекающую клиентов роскошными красотками, провели «Ирландские авиалинии», но там девушки разделись лишь наполовину, а их интимные места все-таки были прикрыты одеждой. «Аэрофлот» официально открестился от сомнительного рекламного хода и официально опроверг какую-либо связь между маркетинговой политикой авиакомпании и эротической фотосессией. Кстати, сам Виталий Савельев, судя по проводимой им кадровой политике, ценитель юных нимф, которыми «Аэрофлот» пытается заполнить кадровый состав, уже пенсионер, ему 63 года. В Интернете можно встретить в основном официальные портреты главы авиакомпании, правда, вооруженному глазу видно, что большинство снимков подкорректированы и отретушированы.

— В августе прошлого года «Аэрофлот» снова принялся за старое, — продолжает руководитель ШПБ. — Но так как был судебный прецедент в нашу пользу, работодатель теперь решил пойти более изощренным путем. Все бортпроводники были обмерены, взвешены под предлогом смены форменной одежды, хотя никаких приказов, регламентирующих эту процедуру, издано не было, все делалось по устному распоряжению. В итоге произошло разделение на четыре группы в зависимости от возраста и внешности. В первую группу попали «идеальные» стюардессы — они будут летать по всей географии «Аэрофлота». Во второй группе оказались те, кому что-то нужно в себе «поправить» с последующим фотографированием. Они будут летать по России, включая длинные рейсы. Третьей группе «Аэрофлот» аккуратно «намекал», что им в авиакомпании не место. Эта группа летает по России короткими рейсами. Наконец, в четвертую группу попали «наказанные», то есть те, кто категорически не устраивает руководство по внешнему виду: у кого-то нашлись морщинки на лице, большие щеки или толстая попа. В этой группе летают суперкороткими рейсами по России — до двух часов в одну сторону.

Еще читать  Кличко велел подготовить Киев к «Евровидению» до 1 мая

По данным СМИ, «Аэрофлот» отсеивает «нестандартных» сотрудников на уровне врачебной летно-экспертной комиссии.

Этого же мнения придерживается и Илона. По ее словам, медицинскому центру «Аэрофлота» могло быть дано поручение — выявлять всяческие медицинские диагнозы и чинить препятствия, чтобы не допустить до полетов по здоровью.

— Таким образом, в руках работодателя находится мощный инструмент, при применении которого или даже угрозе применения бортпроводники сразу же отказываются от реализации своих трудовых прав. С помощью создания невыносимых условий работы и, как следствие, снижения зарплаты на 30–50% руководство добивается увольнений всех «неугодных» по собственному желанию, — добавляет глава ШПБ. В отношении самой Илоны «Аэрофлот» тоже применял «санкции» посредством несправедливого распределения рейсов. По ее словам, последние два года дальше Сибири она не летала, хотя ее параметры соответствуют дискриминационным требованиям «Аэрофлота»: при росте 170 см она весит 56 кг и носит 46-й размер одежды.

— Это смешно! Они противоречат сами себе. Я проработала два года с таким ужасным графиком, а тут обнаруживаю, что в новом плане полетов меня поставили на несколько зарубежных рейсов: Париж, Лион, Стокгольм, Копенгаген. Такое ощущение, что меня пытаются заставить замолчать, мол: «На! Только помалкивай», — предположила Илона.

Бортпроводники — это прежде всего спасатели

В результате дискриминации «Аэрофлот» стали покидать опытнейшие бортпроводники, которых с удовольствием берут в другие авиакомпании. Ведь безопасность полетов важнее красивой обертки.

— По нашим наблюдениям, бортпроводник становится «качественным» профессионалом лишь через 5 лет после начала работы, поскольку к этому времени у него накапливается достаточный опыт и вырабатывается навык принимать правильное решение при обеспечении безопасности пассажиров на борту, грамотно расставлять приоритеты при оценке критической ситуации. Ведь бортпроводники — это прежде всего спасатели, а потом уже — сотрудники сервиса, — рассказывает Илона Борисова. — По закону к исполнению обязанностей бортпроводник может приступить с 18 лет после прохождения обучения. Но в школе бортпроводников обучение проходит на тренажерах, то есть новоиспеченные стюардессы на первой провозке самолет-то видят впервые. Бывает даже, что вся бригада состоит из молоденьких девочек с опытом работы в несколько месяцев, но уже летит за рубеж. Не дай бог, что случится на таких рейсах, но для «Аэрофлота» важна красивая картинка без внутреннего содержания.

— Молодость, к сожалению, не авторитетна, тем более на самолете, — поддерживает коллегу Евгения Магурина. — Опытным бортпроводникам достаточно одного взгляда, чтобы разрешить ситуации, что не получается у 20-летней девочки с наклеенными ресницами. А когда у людей случаются проблемы со здоровьем — однозначно нужен жизненный опыт. В моей практике были случаи, когда человек потерял сознание, а молоденькие стюардессы даже не могли открыть кислородный баллон.

Чемоданы важнее сотрудников

Как рассказывают собеседницы «МК», находить компромиссы в общении с руководством «Аэрофлота» очень сложно: на контакт топ-менеджеры не идут.

— Когда мы подаем письменные запросы с просьбой или требованиями, то «Аэрофлот» либо отвечает по принципу «в огороде бузина, а в Киеве дядька», либо не отвечает вовсе. Насколько мы знаем, на запросы СМИ они тоже не реагируют. Кроме того, в последнее время «Аэрофлот» даже стал игнорировать адвокатские запросы, отказывается от встреч с представителями сотрудников в лице юристов, — продолжает Илона Борисова. А обращений к руководству компании от сотрудников действительно много. Как поведала глава ШПБ, в последнее время «Аэрофлот» ведет себя отвратительно в отношении персонала, просто ставя людей перед неудобными фактами.

— Например, не так давно большую часть сотрудников лишили права пользования крытой стоянкой, которая находится в терминале D. Теперь приходится ставить машины в другом месте и намного дольше добираться до места вылета. Стоянки, кстати, платные, правда, со скидкой, — рассказывает Илона. — А сегодня мне пожаловались, что из раздевалки в терминале D в другой терминал начали перемещать шкафчики, где бортпроводники оставляют «штатскую» одежду. Снова дополнительные неудобства сотрудникам как в анекдоте: «Баня здесь, а раздевалка через дорогу». В 2015 году уже была такая попытка, нам тогда объясняли, что через этот подвал будет проходить транспортировочная лента. То есть чемоданы будут удобно ездить, а бортпроводники должны круги наматывать!

«Аэрофлот» позиционирует себя как компания равных возможностей, что написано в кодексе корпоративной этики. Однако даже при приеме на работу компания навязывает свои условия. Например, новый сотрудник автоматически попадает в официальный профсоюз «Аэрофлота», хотя есть два независимых — Шереметьевский профсоюз летного состава (ШПЛС) и Шереметьевский профсоюз бортпроводников, но об их существовании новичкам не сообщают или же настоятельно «не рекомендуют» туда вступать. По словам Илоны Борисовой, все социальные привилегии распределяет профсоюз работодателя, а при желании выйти из него сотрудник может лишиться этих привилегий. Ранее президент ШПЛС Игорь Дельдюжов рассказывал «МК» о такой же проблеме: членов его профсоюза, который сейчас борется за индексацию зарплат сотрудникам, убедительно просят перейти в официальную профорганизацию «Аэрофлота».

Ну а «страшные, толстые, старые» стюардессы, которым с работодателем явно не повезло, понимают: кроме как на защиту в суде, надеяться им не на что. А шансы на успех в суде у Евгении Магуриной есть, говорит Елена Герасимова, руководитель Центра социально-трудовых прав, куда стюардесса обратилась за правовой поддержкой.

Комментарий юриста:

Ксения МИХАЙЛИЧЕНКО, эксперт Центра социально-трудовых прав:

— На предварительном слушании, которое состоялось в Пресненском суде 22 марта, интересы «Аэрофлота» представляли три юриста, однако они были немногословны. На слушании представители ответчика никаких ходатайств не предоставили, заявив, что подготовят соответствующие документы к первому по существу заседанию суда, которое назначено на 21 апреля.

В исковом заявлении мы требуем признать дискриминационным локальный акт «Аэрофлота», в котором установлены параметры веса членов кабинного экипажа и указано, что размер одежды бортпроводника должен находиться в диапазоне 42–48. Ссылаясь на этот акт, «Аэрофлот» снизил Евгении доплату «за личный вклад», хотя ранее этот локальный акт не применялся. У нас есть официальный ответ работодателя, что в последние месяцы премия сотруднице начисляется в меньшем размере. Мы считаем локальный акт «Аэрофлота» дискриминационным и апеллируем к статье 19 Конституции РФ, статье 3 Трудового кодекса, Конвенции Международной организации труда о запрете дискриминации. Кроме того, в приказе Минтранса РФ, устанавливающем особые требования к бортпроводникам, нет ни слова про размер одежды и вес. Там указывается, что в первую очередь для допуска к работе учитываются медицинские показатели.

МЕЖДУ ТЕМ

В самом Аэрофлоте обвинения в дискриминации опровергают. «В своей кадровой работе «Аэрофлот» неукоснительно придерживается положений российского законодательства, а также, в соответствии с лучшими международными практиками, принципов работодателя равных возможностей», — заявили в компании, комментируя иск.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика