СПЧ защитил адвокатов Путиным

Президент внес в Госдуму законопроект о дополнительных гарантиях независимости адвокатов в уголовном процессе, в котором уточняются правила назначения бесплатных защитников и проведения обысков у адвокатов. Эксперты оценивают инициативу положительно, но считают, что подлинного равенства сторон защиты и обвинения она обеспечить не в состоянии.

СПЧ защитил адвокатов Путиным

Законопроект о внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс был подготовлен по поручению главы государства, которое он дал еще осенью 2015 года после встречи с членами своего Совета по развитию гражданского общества и правам человека. На той, давней встрече член Совета, конституционный судья в отставке Тамара Морщакова говорила о проблемах российской адвокатуры и конкретных мерах, которые могли бы изменить ситуацию. В частности, она заявила, что в России в уголовных процессах «состязательные процедуры в действительности не осуществляются», а все, что может сделать адвокат при нынешнем УПК, «находится полностью в сфере решений органов, представляющих публичное обвинение», то есть СК и прокуратуры, чью сторону чаще всего занимает и суд.

Внесенный от имени президента в Госдуму документ, говорят в СПЧ, появился в результате долгих дискуссий членов Совета со всеми заинтересованными ведомствами. Законопроект в основном уточняет правила, и сейчас закрепленные в УПК, но уточнения эти весьма важные.

Например, вместо слов «адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» будет написано «адвокат вступает в уголовное дело…» Казалось бы, ерунда, но это не позволит некоторым следователям и дознавателям трактовать норму УПК как дающую им право решать, допускать или не допускать адвоката, избранного подозреваемым или обвиняемым, к процессуальным действиям. Ранее такие вольности признал неконституционными Конституционный суд.

Четче пропишут и порядок назначения бесплатного адвоката. Например, если в течение 24 часов после задержания избранный гражданином адвокат не смог явиться, то дознаватель или следователь должен будет принять меры по назначению другого адвоката, но лишь «в порядке, определенном советом адвокатской палаты» данного субъекта РФ. Это, полагает глава государства, поможет избежать нередких ситуаций, когда у граждан вдруг появляются назначенные защитники, на самом деле играющие на руку следствию.

Президент хочет запретить уголовному суду отказывать адвокату в ходатайстве о привлечении к участию в процессе специалистов для разъяснения вопросов, входящих в их компетенцию. А следователям и дознавателям — запретить отказывать адвокатам в удовлетворении ходатайств о приобщении к материалам дела доказательств, подтверждающих значимые обстоятельства. Защите будет гарантировано право участвовать в экспериментах, допросах или обысках, которые инициированы адвокатом или его клиентом.

Статью УПК о недопустимости разглашения данных предварительного следствия изложат в новой редакции. В частности, не будет считаться разглашением тайны следствия предание гласности информации о нарушениях прав и свобод законных участников суда, о нарушениях закона органами госвласти и должностными лицами, а также той информации, которую следователь или прокурор уже «слили» СМИ и в Интернет, и сведений, «оглашенных в открытом судебном заседании».

Еще читать  Поклонская напомнила о предполагаемом муже, выложив фото с "галантными" дельфинами

И, наконец, в УПК впервые появится статья об особенностях производства обыска у адвокатов. Такой обыск можно будет проводить лишь по решению суда, в постановлении которого должно быть указано конкретно, что следствие ищет. Изъятие всего адвокатского досье недопустимо, запрещается и его копирование или фиксация любым способом. При проведении обыска должен присутствовать член совета региональной адвокатской палаты. Доказательства, полученные в ходе оперативных мероприятий или следственных действий в офисе адвоката, становятся недопустимыми по делу его доверителя. Исключение — случаи, когда речь идет об орудиях преступления или оборудовании, использовавшемся для его совершения.

Федеральный судья в отставке и член СПЧ Сергей Пашин в разговоре с «МК» назвал «самой важной нормой» законопроекта ту, что предусматривает обязательное участие представителя адвокатской палаты при обыске и выемке документов: «она позволяет тщательнее охранять адвокатскую тайну и к тому же основывается на позиции КС». Хотя, отмечает член СПЧ, о полной защите адвокатской тайны речь не идет: ведь ничто не мешает следователю во время обыска просмотреть все адвокатское досье, пусть и не копируя его…

В целом предложенные президентом меры г-н Пашин назвал «скорее полумерами, хотя и позитивными»: «Состязательный процесс — это когда участвуют на равных и отстаивают свою точку зрения эксперты и со стороны обвинения, и со стороны защиты. У нас же сохраняется разделение на казенных экспертов и специалистов, которых нанимает адвокат. И право на проведение адвокатского расследования у нас формально как бы есть, защитнику никто не запрещает за свой счет искать и опрашивать свидетелей, но частный протокол такого опроса суд может признать в качестве доказательства, а может и не признать».

«Понятно, что хотеть можно было бы и большего, но в целом законопроект учитывает предложения СПЧ, и мы считаем, что он направлен на улучшение положения стороны защиты в уголовном процессе», — сказал «МК» адвокат, советник Федеральной адвокатской палаты Игорь Пастухов. По его словам, в уголовном процессе даже мелкие, сугубо технические детали имеют большое значение и могут привести к серьезным последствиям, нарушая баланс сторон: «например, следователи очень часто дают адвокатам знакомиться с материалами дела без нумерации страниц. А потом в ходе процесса оказывается, что какие-то документы вдруг появились, а какие-то исчезли»…

Внесенный президентом законопроект нумеровать страницы уголовного дела пока не обязывает.

Источник






Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика