«Синдром коррупции»


«Синдром коррупции»

В конце апреля на заседании Совета законодателей Владимир Путин вновь повторил свою мысль о недопустимости использовать борьбу с коррупцией в политических целях. За последний год это было уже третье заявление главы государства по данному поводу, что также может быть связано и с возросшей активностью силовых структур, зачастую устраивавших шоу из резонансных арестов. Президент дал понять, что его не устраивает не только попытки манипулировать общественным сознанием через призму коррупции, но и устраивать из этого процесса настоящие репрессии.

Точкой кипения стала ситуация с обысками в квартире на работе художественного руководителя «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова, прошедшие 23 мая. Спустя несколько дней Владимир Путин, отвечая на вопрос актёра Евгения Миронова на торжественном вручении наград по этому поводу, коротко прокомментировал ситуацию: «Да дураки!».

Надо признать, что в последние несколько лет борьба с коррупцией стала реальностью. Целая череда арестов министров, губернаторов, руководителей госкорпораций, мэров привела к усилению страху внутри элиты и полному осознанию своей незащищённости. Однако чрезмерная театрализация последних уголовных дел привела лишь к усилению силовых структур и никак не сказалась на изменении отношения населения к этому вопросу. Сюжеты с изъятием миллионов рублей в коробках из-под обуви или ручек за миллион долларов лишь усилили в сознании рядового жителя образ «зажравшихся» чиновников, аресты которых создают лишь негативную общественную реакцию. Есть в этом вопросе и другая сторона, ставящая под сомнение саму идею борьбы с коррупцией.

В марте Следственный комитет предъявил обвинение во взятке мэру Владивостока Игорю Пушкарёва. По версии следствия, градоначальнику давал взятку никто иной, как его родной брат Андрей Пушкарёв за заключение выгодных госконтрактов на поставку материалов с компанией «Востокцемент». В качестве взятки следователи расценили покупку дома его сыну, и по совместительству племяннику со стороны Андрея Пушкарёва. Интерес вызывает и то, что ещё несколько месяцев назад эти же самые действия интерпретировались совершенно по другой статье уголовного кодекса.

Уголовное дело Игоря Пушкарёва случайно вскрыло тот самый пласт реальных причин, ради которых и была начата столь ожесточённая борьба с коррупцией. Мэра арестовали ровно год назад в 4 часа утра 1 июня в его доме во Владивостоке. На удивление силовых структур в доме чиновника не было обнаружено крупных сумм денег, драгоценностей или прочих атрибутов роскошной жизни, свойственных для таких случаев. Однако аресту Пушкарёва всё-таки удалось придать элементы шоу, транслируя сюжеты по федеральным каналам с заламыванием его рук за спину. В качестве аккомпанемента официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин в своём Твиттере даже написал стих по этому поводу.

Игорю Пушкарёву предъявили обвинения в злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 3 ст. 285 УК РФ) и коммерческом подкупе (ч. 3 ст. 204 УК РФ). По версии следствия, глава Владивостока нарушил закон при организации государственных закупок, в результате которых победителем по крупным аукционам становилась компания «Востокцемент», принадлежащая его родственникам. Следователи заподозрили Игоря Пушкарёва в образовании кредиторской задолженности перед муниципальным предприятием на сумму более 880 млн. рублей и причинении ущерба бюджету города в размере 158 млн. рублей.

Как стало известно уже после ареста мэра, разбирательство по фактам, указанным в обвинении, длилось с 2014 года. Следственный комитет по Приморскому краю трижды отказывал в возбуждении уголовного дела в отношении Пушкарёва, ссылаясь на отсутствие состава преступления. Параллельно с этим разбирательства шли с Управлением антимонопольной службы по Приморскому краю, которая и инициировала проверку госзакупок Администрации Владивостока в 2015 году, в дальнейшем положенную в основу уголовного дела.

Еще читать  Online [Free Watch] Full Movie The Good Catholic (2017)

Дело Игоря Пушкарёва с самого начала пошло не по привычной схеме. Жители Владивостока и ряда городов Приморского края выходили на митинги в поддержку градоначальника, эксперты расценивали арест как следствие политического конфликта, а журналисты представляли всё новые странности возбуждения уголовного дела по экономической статье. Однако основные события происходили на заседаниях по делу Пушкарёва. На одном из первых слушаний в июне 2016 года защита градоначальника заявила, что кредиторская задолженность, указанная следственными органами, прощена в полном объёме на сумму почти в 1 млрд. рублей компанией «Востокцемент», а названный ущерб является разницей между сметной и среднерыночной стоимостью строительных материалов, закупленных у компании «Востокцемент», которая единственная в регионе могла поставить подобные объёмы в короткие сроки.

С того момента в деле Игоря Пушкарёва произошёл клинч. На протяжении девяти месяцев следствие ходатайствовало о продлении ареста, ссылаясь на возможное давление на свидетелей, попытки скрыться и помешать следствию. Однако за несколько месяцев до завершения предварительного следствия, т.е. того момента, когда нужно было предъявить итоговое обвинение,

в деле Пушкарёва появляется факт взятки от собственного брата. Тогда же, изначально признанная потерпевшей стороной Администрация Владивостока, внезапно перестаёт ею быть, так как руководство Следственного комитета признаёт отсутствие ущерба от действий Игоря Пушкарёва. Кроме того, основные процессуальные действия, после вялотекущего расследования в течение 9 месяцев, закончились предъявлением Пушкарёву для ознакомления материалов итогового обвинения.

«Важно понимать, что это те же самые действия, о которых следствие говорило раньше. По их логике получается, что одними действиями совершено три разных преступления. Это, по меньшей мере, странно и скорее свидетельствует о неуверенности следствия в своем обвинении. Создаётся впечатление, что они пытаются подобрать как можно больше статей, чтобы хотя бы одна устояла в суде», — комментировала новое обвинение адвокат главы Владивостока Виктория Бурковская.

… Подключение темы коррупции наглядно показывает тактику следственных органов. Для следствия обращение к латинскому слову «corruptio» всё чаще выглядит как универсальный выход из любой безвыходной ситуации, когда требуется удержать обвинительный уклон. Ведь, как правило, появление слова коррупция в деле любого чиновника кардинально меняет отношение к процессу. Считается, что после этого уже никто не будет вспоминать реальные причины ареста, и разбираться была ли взятка.

Единственной проблемой в деле Пушкарёва остаётся его публичность. На протяжении года глава Владивостока ведёт активную медийную кампанию, придавая огласке все детали своего процесса.

Политолог Константин Калачёв отмечает, усиление антикоррупционной повестки было тесно сопряжено с конкуренцией между силовыми структурами, что привело к череде спорных арестов. «Арест главы Владивостока, пожалуй, был одним из самых резонансных случаев, который не вписывался в тренд борьбы с коррупцией. Дело в том, что подобные процессы не способствуют повышению доверия к силовым структурам, и в целом к институтам, выстроенным президентом совершенно по другим принципам. Поэтому не исключено, что судьба процесса Пушкарёва будет решаться на другом уровне, так как самой власти не выгодно допускать вынесение приговоров по подобным делам со странной доказательной базой, когда население считает Игоря Пушкарёва ошибочно обвинённым», — отметил политолог.

На мой взгляд, дело Пушкарёва показывает, что запущенный процесс арестов чиновников весьма далёк от представлений населения о борьбе с коррупцией. Подобный случай также не связан с той антикоррупционной повесткой, которая изначально ставилась одним из приоритетов.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика