Силуанов подложил Набиуллиной свинью

Ключевая ставка Центробанка в 10% наверняка устоит. И это при том, что официальная инфляция почти вдвое ниже. Так чем же будет руководствоваться 3 февраля совет директоров Банка России, принимая соответствующее решение?

Силуанов подложил Набиуллиной свинью

Банк России скор на подъем ставки и очень медлителен при ее спуске. Отчасти так и должно быть. Когда ставка ЦБ разом взлетела в декабре 2014 года до с 10,5 до 17% – это была пожарная мера, ответ на отток капиталов и резкое падение рубля. В какой-то мере, (о чем в ЦБ по понятным причинам не принято говорить), столь резкий шаг был признанием и ранее сделанных ошибок. И со стороны Центробанка, и со стороны правительства. Исправлять же положение приходится совсем в другом темпе.

С тех пор ситуация существенно изменилась, но ставка, как речка из «Подмосковных вечеров», «движется и не движется». «Не движется», то есть не снижается, чаще.

И на то есть причины. Как известно, на обложках докладов и обзоров ЦБ значится цель «4%», даже если документ напрямую с инфляцией не связан. Это своего рода символ веры ЦБ; цель, достижение которой в 2017 году вроде все ближе. Во всяком случае, показатель по итогам декабря уже совсем близко — 5,4%. Ключевая же ставка все равно останется на уровне 10%.

ЦБ не будет торопиться. Он, беря пример со старухи из пушкинской «Сказки о рыбаке и рыбке», уже объяснял, что простого снижения инфляции ему теперь мало, он хочет буквально выжечь каленым железом даже ожидания повышения инфляции. А тут толкования могут быть разными. Раз экономика, как нам обещают, вот-вот от стагнации перейдет к оживлению, и ЦБ с этим согласен, то это сигнал и для цен: пора приподняться. В последние месяцы растут реальные доходы россиян, а это опять ожидания роста цен, в конце концов, пенсионеры получили в январе по 5 тыс. рублей – это тоже приглашение ценам к подъему.

Вообще, ЦБ должен был объявить траур по покидающему российскую экономику кризису. В прежних релизах в банке не раз и не два открытым текстом писали, что кризис – его союзник в борьбе с инфляцией. А это, строго говоря, позволяет сделать предположение, что Центробанк проводит политику поддержки не экономики, а кризиса. Как хотите, но, на мой вкус, в этом есть что-то каннибальское. Но кризис, наконец, уходит, оставляя ЦБ наедине с инфляцией.

Еще читать  В Европе образовалась альтернатива евро »

Ожидания роста инфляции, впрочем, аргумент, хотя и изящный, но далеко не главный. Как подчеркивают в Sberbank Investment Research, «развитие макроэкономической ситуации в последнее время дает основание для ускоренного смягчения денежно-кредитной политики ЦБ». Дело в том, что, несмотря на продолжающийся динамичный рост реальной заработной платы (в декабре — на 2,4% относительно уровня годичной давности), сдержанная динамика других доходов населения и довольно высокая норма сбережений негативно влияют на потребительский спрос (в декабре оборот розничной торговли упал относительно уровня годичной давности на 5,9%). Низкий уровень потребительской активности и укрепление рубля повлекли за собой стремительное замедление инфляции.

Тогда почему же ставка не будет понижена? На самом деле продолжающуюся заморозку ключевой ставки на этот раз определил не ЦБ, а Минфин. Речь, конечно, идет о выходе с начала февраля ведомства Антона Силуанова на внутренний валютный рынок с рублевыми интервенциями. Вот комментарий по этому поводу Владимира Евстифеева, начальника аналитического управления банка «Зенит»: «Рассуждения Минфина о переоцененности рубля относительно текущих ценовых уровней нефтяного рынка ставят под сомнение «свободное» курсообразование на валютном рынке, столь активно декларируемое Центробанком. В погоне за двумя зайцами денежные власти пытаются жестко таргетировать инфляцию, а другой рукой покупать валюту для выравнивания финансирования дефицитного бюджета. В первом случае мы имеем завышенную стоимость кредита. Во втором — давление на рубль, которое и формирует инфляционные ожидания, особенно в условиях подавленного конечного потребления».

Строил-строил ЦБ башню борьбы с инфляцией, а тут откуда ни возьмись появился Минфин и все порушил. И свободное курсообразование, и дрессировку инфляции. У него свои аргументы – бюджет. И ЦБ понуро согласился.

Так что теперь курс рубля – это охота за двумя зайцами. За курсом рубля, который больше устроит бюджет, и за низкой инфляцией, которую требуется уложить в 4%. Какого из зайцев удастся поймать денежным властям, или старая пословица по-прежнему верна, увидим в самое ближайшее время.

Источник






Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика