Школьников напугали переводом в ПТУ





Школьников напугали переводом в ПТУ

Моя подруга, мама девятиклассницы, уже неделю находится на грани нервного срыва. У ее дочери, ученицы престижной школы, в четверти по алгебре выходит «тройка». А на родительском собрании было заявлено, что троечникам в 10-й класс дороги нет. И впрямь: зачем учебному заведению дети, которые, предположительно, плохо сдадут ЕГЭ и испортят рейтинг школы? И теперь моя подруга судорожно размышляет, как быть: занимать деньги, чтобы договориться с директором, переводиться в слабую школу или отдать девочку — о ужас! — в ПТУ? Пусть оно теперь и с красивым названием «колледж».

По всей стране родители бьют тревогу: во многих школах девятиклассников стращают, что троечникам (читай: ленивым болванам) в старших классах не место. В результате родители учеников, которым светит хоть одна «тройка» в аттестате, уже сейчас пытаются всеми правдами и неправдами договориться с администрацией о месте для своего чада в старших классах.

Хорошо, если в учебном заведении планируется хотя бы один общеобразовательный 10-й класс, куда берут без тестов и экзаменов. Иначе дело совсем труба: по закону школа обязана взять без конкурса всех желающих лишь в обычные 10-е классы, и то при наличии в них свободных мест. В столице ситуация со старшими классами пока не аховая: выгонят из сильной школы — можно перейти в слабую. Но в том же Подмосковье, особенно в сельских школах, и переходить-то некуда. А подходящее по профилю ПТУ, куда так стремятся согнать старшеклассников, может оказаться далеко от дома — бывает, что и вообще на другом конце области. Аналогичная ситуация сейчас во многих регионах страны.

В 30-х годах XX века в университеты поступали около 15% выпускников школ, в 70–80-х — 25–30%, сейчас во многих странах высшее образование получает уже 70–80% населения, и этот показатель продолжает расти. Тем не менее Минтруд уже не раз рапортовал о том, что российские вузы выпускают огромное число ненужных специалистов, которые сидят без работы. Тем временем специалисты со средним профессиональным образованием по востребованным направлениям легко находят работу. Однако все умалчивают о том, что средний уровень дохода у работников с высшим образованием в Москве и других крупных городах на 30 процентов выше, чем у работников со средним специальным образованием. Да и в большинстве вакансий, даже там, где это не очень нужно, по-прежнему требуют вузовскую корочку.

Но главная проблема в том, что в головах людей престиж высшего образования по сравнению со средним специальным не только не падает, а, наоборот, постоянно растет. В советское время в ПТУ училось огромное количество людей, тем не менее слово «пэтэушник» всегда ассоциировалось с чем-то почти ругательным. Кто идет в ПТУ? Тот, кому в институте не место, двоечник, неудачник и т.д. В наше время на смену ПТУ пришли заведения среднего профессионального образования, красиво именующиеся колледжами и техникумами. Но переименование не сильно поменяло отношение к ним общества. Большинство родителей по-прежнему мечтают всеми правдами и неправдами дать своим детям высшее образование. Ведь без него новоиспеченная «элита нашего общества» не будет считать человека уважаемым и успешным. Поэтому как минимум для трети учащихся учреждения среднего профессионального образования становятся просто трамплином в вуз в обход ЕГЭ.

Еще читать  Патриарх Кирилл хочет взять под контроль всю рыбалку на Руси

Власти уже не первый год транслируют народу мысль, что высшее образование не должно быть всеобщим, количество мест в вузах будет сокращаться. В ответ на этот сигнал родители еще больше напрягаются на предмет того, чтобы их дети не остались за бортом высшего образования. И с каждым годом истерия будет только расти, так как уже через 6–7 лет количество старшеклассников резко увеличится. И если сейчас мест в десятых классах не хватает примерно каждому 3–4-му ученику в зависимости от региона, то при сохранении данной политики в скором времени в старшие классы попадут лишь избранные. Но родители будут усердно пропихивать своих детей в стремительно сокращающиеся учебные заведения, пока отношение к специалистам со средним профессиональным образованием не изменится у работодателей и у общества в целом.

Если раньше о поступлении ребенка в институт начинали задумываться за 2–3 года до окончания школы, то сейчас умные родители начинают подготовку в вуз чуть ли не с первого класса. А Министерство образования лишь подливает масла в огонь публикацией рейтингов столичных школ и отчетов о том, какое количество их выпускников поступило в престижные вузы. Другая сторона медали — в том, что отстающие школы всеми силами пытаются пробиться в топ, а для этого нужно гнать из своих стен старшеклассников-троечников, которые портят результаты. Круг замкнулся.

В этом году конкурс в элитные школы столицы при поступлении в пятый класс достиг отметки 15–20 человек на место. Тысячи родителей с первого класса нанимают репетиторов за бешеные деньги, чтобы иметь возможность подать документы в престижное учебное заведение… а потом, скорее всего, не увидеть свою фамилию в списке счастливчиков.

«Похоже, хорошие школы у нас лишь для гениев, блатных и богачей. Остается работать только на репетиторов, иначе высшее образование нам точно не светит, а значит, и нормальная жизнь тоже», — констатировала моя знакомая родительница, дочь которой провалила экзамены в пятый класс одной из топовых московских школ.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика