Российские военные обучили сербов уничтожать террористов с воздуха

На базе Государственного центра подготовки авиационного персонала и войсковых испытаний Минобороны России (Липецк) и на полигоне Погоново под Воронежем недавно прошли совместные летные российско-сербские учения «БАРС-2017». Целью их была отработка взаимодействия смешанных экипажей и конечно обмен опытом. Сама аббревиатура БАРС – Братство Авиаторов России и Сербии и не беда, что летчики разговаривают на разных языках. Легко ли найти общий язык, когда де-факто разговариваешь на разных и при этом управлять МиГ-29 и Ми-8, узнал “МК”.

Российские военные обучили сербов уничтожать террористов с воздуха

На аэродроме в Липецке такой ветер, что с ног сбивает. Как справляться с гравитацией совершенно непонятно, но, как известно, на войне хорошей погоды не ждут. Самолеты готовят к взлету. Техники заряжают крупнокалиберную пушку, заправляют самолёты, проверяют работоспособность всех систем. А между тем, ветер усиливается, по фюзеляжу уже стучат мелкие капли дождя. Для наших лётчиков взлетать в такую погоду не проблема. Передают они свой опыт и коллегам из Сербии.

Примерно за 20 минут до запланированного взлета на летное поле прибыли экипажи. Наши в темно-синих летных костюмах, сербы в зеленых. Между собой они переговариваются мало и видимо, только по делу, хотя несколько раз наши летчики дружески похлопывают по плечу своих коллег. И переводить ничего не нужно.

Близко к летчикам нас не пустили, даже снимать разрешили только с расстояния, — люди они суеверные. Поэтому мы, на продуваемом всеми ветрами, аэродроме остались наблюдать за действиями экипажей в сторонке.

— Сербов тоже нельзя снимать? — спрашиваю я у нашего сопровождающего.

— Нет, лучше близко не подходи. И мы и они не любят фотографироваться перед полетом. Примета плохая.

Летать будут на МиГ-29УБ. Это учебно-боевая версия на двух человек. Первым номером — наш летчик, вторым сербский. По приставленной лестнице они занимают свои места в кабине.

Что бы в воздухе все прошло гладко, отработке взаимодействия и изучению района полётов посвятили весь первый день учений. А до того, как подняться в воздух проводится планерка — разбираются все возможные ситуации, составляемся план полёта. Для сербов машины знакомые — они у себя летают на таких же.

А на поле уже сильно пахнет авиационным керосином, ветер разносит этот запах на всю округу. Кабины закрыты, самолеты готовы к взлету. На задание взлетает 6 машин. От звука двигателей на форсаже закладывает уши.

Сегодня по плану летчики должны поразить наземные цели, которые разместили на полигоне Погоново примерно в 100 километрах от Липецка. Между взлетом и посадкой проходит около получаса. Техники ютятся возле небольшого домика на летном поле, тоже ждут. И наконец на горизонте показывается первый самолет. Задание успешно выполнено.

Заместитель командира авиагруппы по лётной подготовке подполковник Антон Семянив, только вернувшийся с вылета, рассказал, что несмотря на языковой барьер, летчики легко понимают дркг друга.

— У нас получается такая смесь английского, сербского и русского, — объясняет он. — И сербские летчики немного знают русский, и наши перед прошлогодними учениями подучили сербский. А уж если мы заходим в тупик, то тут спасает английский. Но всегда, перед полетом, мы проводим «планерку», на земле отрабатываем действия, разбираем какие чрезвычайные ситуации могут случиться, на всякий случай рассказываем сербам об особенностях самолетов, хотя они итак их хорошо знают.

Он отметил, что курсы подготовки российских лётчиков и сербских сильно отличаются.

— У сербских коллег совсем небольшой годовой налёт по сравнению с нашими — около 20 часов. И часто у них нет возможности полетать в более сложных погодных условиях, отработать элементы воздушного боя. Мы учли все эти особенности на учениях, — рассказал он. — В спарке со мной, кстати, летал начальник отдела подготовки и обучения ВВС Сербии подполковник Милован Джоржевич.

Еще читать  Санкции Запада до патриотизма доведут

Сербские летчики бурно обсуждают сегодняшние полеты, пока ожидают транспорт. А завтра им должны устроить небольшую экскурсию по святым местам. Антон Семянив рассказал, что так пожелали сами сербы.

— Мы с ними одной веры, — сказал напоследок подполковник. — Поэтому и тут друг друга понимаем.

Уже на полигоне Погоново прошла основная часть манёвров, запланированных на второй день учений. Когда мы прилетели на 100 километров южнее, ветер как по заказу стал теплым и перестал сдувать.

По сценарию нужно организовать эвакуацию пострадавших после жесткой посадки вертолета из опасного района. Порядок действий таков: сначала зачистка, после высадка десанта, затем поисково-спасательного отряда, эвакуация раненных разной степени тяжести и тушение возникшего пожара.

На горизонте появились вертолеты Ми-8. Их пилотируют тоже смешанные экипажи. И снова для сербов это не новая машина, а о порядке радиообмена и маршруте полета договорились еще на земле.

Яркая вспышка и на земле от мишеней разлетаются обломки. Они очень далеко, поэтому даже не понятно, что они из себя представляли. Три пары вертолетов по очереди поражают мишени, а им на смену летят машины с десантниками. Уже на высоке примерно метров в 30 десантники начинают спускаться по тросам.

— А зачем еще два вертолета летают по периметру полигона? — спрашиваю у представителя ВКС.

— Они патрулируют местность. Чтобы к месту высадки десанта не проникли террористы, — объясняют мне.

Десант высадился двумя способами — спусковым по тросам и штурмовым – без использования специального снаряжения во время полета вертолета на минимальной высоте и скорости. В какой-то момент кажется, что вертолет совсем касается земли, но если приглядеться, то до посадки остается примерно метр или два. Десантники быстро выпрыгивают и рассредотачиваются по полю. Их задача — прикрывать поисково-спасательный отряд.

Все происходит очень быстро. Кажется, что проходит не больше 5 минут с начала операции. Вот раненые обнаружены, поисково-спасательный отряд подал сигнал вертолетам. Яркая оранжевая вспышка на полигоне, и буквально через мгновение слышен звук «вертушки». Все четко и слажено. Конечно, не слышно, переговариваются ли десантники, но вот активная жестикуляция видна даже с нашей смотровой вышки. И становится сразу понятно, что происходит, кто куда двигается, кто должен занять позицию, а кто, наоборот, сменить дислокацию.

Раненных забирали двумя способами – с помощью специальной «корзины» тех, кто был в сознании, а вот за теми, кто находился без сознания, спустился спасатель. Теперь нужно забрать десант и поисково-спасательный отряд. Десант осуществляет прикрытие, пока их коллеги грузятся в вертолеты. К слову, и десантники и поисковики – все смешанные подразделения – половина наших, половина сербских коллег.

Теперь вертолеты забирают десант и поисково-спасательный отряд. Уже в сумерках бойцы буквально сливаются с местностью. Интересно, как можно кого-то не потерять.

Последний этап — тушение пожара. Вертушки с десантом взлетают, а поле заволакивает черный дым. Горит условный вертолет, тот самый, который совершил жесткую посадку. И сразу слышен звук пожарного вертолета, который уже тащит корзину с водой. Два захода понадобилось, чтобы пожар полностью был локализован. Дело сделано, теперь можно и отдыхать.

Перед тем, как попрощаться с нами, командир 204-й авиационной бригады ВВС Сербии полковник Желько Билич благодарит Россию за «теплый, братский прием». Я совсем не знаю сербского, но слова признательности понятны и без стоящего рядом переводчика. Полковник, немного уставший, улыбается. Эти эмоции переводить совершенно необязательно.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика