России грозит «стеблевая ржавчина»: старая болезнь губит пшеничные поля

Стеблевая ржавчина — болезнь злаковых, наводившая ужас на сельхозпроизводителей Европы в 50-х годах прошлого века, «скосившая» тогда тысячи гектаров пшеницы, возвращается. Ее вспышку в Сицилии летом 2016 года многие ученые называют «первой ласточкой», грозящей в будущем перекинуться и на другие европейские плантации пшеницы. Об этом сообщили специалисты Университета Орхус в Дании и Международного центра по улучшению кукурузы и пшеницы со штаб-квартирой в Тескоко (Мексика). Есть ли риск заражения опасным грибком нашей важнейшей сельскохозяйственной культуры, царицы полей? Что такое биотерроризм и как с ним можно эффективно бороться? Об этом мы побеседовали с доктором химических наук из Института органической химии РАН и ВНИИ фитопатологии, профессором РАН Александром ТЕРЕНТЬЕВЫМ.

России грозит «стеблевая ржавчина»: старая болезнь губит пшеничные поля

Стеблевая ржавчина (она же линейная, она же — черная) — это грибок, который поражает пшеницу. Сначала на стебле появляются характерные коричневые пятна, которые буквально за несколько недель до уборочной страды превращаются в черные. Выходят хлеборобы в поле, а там — перепутавшиеся клубки черных стеблей со сморщенными зернами. Все это происходит от патогенного действия грибков.

При сильном развитии болезни потери урожая от полегания посевов могут достигать 50-70%, а в отдельных случаях он может быть уничтожен полностью. История знает случаи бунтов, восстаний и массовых переселений в результате продовольственных катастроф, вызванных неурожаем.

О стеблевой ржавчине в Европе не слышали с середины XX века, когда опустевшие из-за этого грибка поля стимулировали усилия ученых для выведения устойчивых к этому заболеванию сортов пшеницы. Это привело в 70-х годах к настоящей зеленой революции в сельском хозяйстве, связанной с повышением урожайности сельскохозяйственных культур по всему миру.

Однако за 30 лет грибок изменился и вернулся в 1999 в более агрессивной форме, поразив более половины посевов пшеницы в североафриканской Уганде. Его после так и назвали — Ug99. Однако, до 2016 года черной ржавчины не было замечено ни в Европе, ни в Китае, ни в Северной Америке, где селекционеры продолжали выводить устойчивые к ней сорта пшеницы.

И вот, словно гром среди ясного неба — инфекция, которая поразила посевы пшеницы в Сицилии на площади в несколько десятков тысяч гектаров в прошлом году. Ученые уже относят новый штамм к необычно разрушительным и делают неутешительные прогнозы по поводу его дальнейшего распространения по всей Европе.

«Не хотелось бы поднимать слишком сильную панику, но это может быть самой крупной вспышкой в Европе за много лет», — говорит Крис Гиллиган, эпидемиолог из Кембриджского университета (Великобритания), который возглавляет группу, которая моделировала возможное распространения спор гриба.

Необычно, по мнению европейских ученых и то, что перед новым штаммом не устояли даже выносливые сорта твёрдой пшеницы, используемые для изготовления макаронных изделий, а также десятки выведенных в лаборатории сортов пшеницы, включая морозостойкие, которые, как правило, обладают высокой устойчивостью к болезням. Серьезные повреждения пшеницы в Европе могут повлиять на стоимость продуктов питания, инфляцию и экономическую стабильности в регионе.

Еще читать  Собаки запоминают происходившие при них события почти как люди

Но, все же исследователи надеются, что успеют предупредить широкое распространение болезни на больших территориях, дав фермерам рекомендации для своевременного мониторинга полей и применения фунгицидов.

— Все грибковые заболевания злаковых представляют опасность и для российских сортов пшеницы, — говорит Александр Терентьев. — Наши сельхозпредприятия успешно борются с их различными видами, включая стеблевую ржавчину, при помощи химических средств защиты растений. Большую тревогу в данной ситуации вызывает отсутствие у наших фермеров своих, российских фунгицидов и гербицидов. Хорошо, что пока они не включены в санкционные списки, и мы имеем возможность покупать их у западных производителей. А что будет, если нам вдруг откажут? Страшно подумать! Россия, которая сейчас является одним из мировых лидеров по экспорту зерна, может сама остаться без хлеба. Вопрос с противогрибковыми препаратами, как мы не раз подчеркивали, относится к сфере государственной безопасности, но в соответствующих министерствах и ведомствах до сих пор не существует программы по возрождению собственного полного цикла производства химикатов для обработки растений.

— Откуда берутся новые штаммы стеблевой ржавчины? Они могут использоваться враждебными странами или странами-конкурентами в сельском хозяйстве в качестве биологического оружия?

— Во времена холодной войны стеблевая ржавчина, способная уничтожить за раз большую часть урожая, вполне реально рассматривалась в качестве биологического оружия. Впрочем, отловить диверсанта в данном случае было бы очень непросто, — грибок легко распространяется на большие расстояния по ветру или за счет случайной передачи через одежду человека и растительный материал. Ржавчина может прилететь к нам на воздушном транспорте или приехать на колесах автомобилей. Поэтому ставить охранников на полях против возможных диверсантов, распространяющих этот грибок, бесполезно. Тут миссия охраны должна быть возложена на ученых-химиков, которые вовремя создают правильные химические средства защиты растений, на фермеров и специалистов по сельскому хозяйству, которые своевременно обрабатывают ими свои поля и хранилища. В целом, перспективным способом борьбы с грибковыми заболеваниями является выведение новых сортов растений, но, к сожалению, это не быстрый процесс.

— Говорят, что массового заражения стеблевой ржавчиной в Европе ждут весной-летом этого года. Российские поля могут оказаться в зоне заражения?

— Перенесение к нам грибка по ветру из Сицилии, прямо скажем, маловероятно, — далековато. Но все остальные способы передачи возможны. Как я уже говорил, — это транспорт, люди, зараженные саженцы, семена.










Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика