Родные о сбежавшей в Сирию россиянке: одевала дочку в черное

Громкая история с исчезновением саратовской семьи на территории Турции получила продолжение. Месяц назад уроженка Саратовской области Светлана Уханова и ее сожитель Евгений Кочаари пытались попасть в Сирию, чтобы примкнуть к боевикам ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация). С собой они прихватили двоих детей. Чета была задержана при попытке пересечь границу Сирии.

Сейчас молодожены с детьми находятся в миграционной тюрьме. Дипломаты пытаются добиться их депортации на родину. Им предъявлено обвинение в попытке присоединиться к радикальным группировкам.

«МК» связался с бывшим свекром Светланы Валерием Ухановым, который поведал историю сбежавшей невестки.

Родные о сбежавшей в Сирию россиянке: одевала дочку в черное

«В городе Марксе Саратовской области родственники уже месяц разыскивают уехавшую в Турцию молодую женщину с двумя несовершеннолетними детьми. 10 июня бывшая жена моего любимого брата Сергея взяла их общую дочь Лизу и свою дочь от нового брака и сказала, что поедет отдыхать в Турцию, где у нее есть родственники. Но потом связь с ней пропала. Несколько лет назад девушка приняла ислам и начала жить с мужчиной того же вероисповедания. После того как девушка не вышла на связь, родственники начали ее разыскивать. Им удалось выяснить, что дети находятся в миграционной тюрьме в городе Антакья. Сергей незамедлительно выехал туда, и ему удалось пообщаться с ребенком. Известно, что Светлана с мужем пытались вылететь в Азербайджан и незаконно вывезти дочь без согласия отца» — такой пост появился в соцсетях 12 июля.

После этого мы связались с Валерием Ухановым, бывшим свекром пропавшей Светланы.

— Мой сын Сергей развелся со Светланой, когда понял, что его супруга уже глубоко вошла в ислам, — начал Валерий Уханов. — Ребята познакомились, когда учились на первом курсе института. Света забеременела. Сыграли свадьбу. В 18 лет она родила девочку. И когда мы предложили покрестить ребенка, невестка встала в позу: «Крестить не будем. Когда ей исполнится 8 лет, она сама выберет веру. Так положено у мусульман». Мы тогда не поняли, при чем здесь мусульмане, мы ведь православные. Ну а чуть позже выяснили, что наша Света приняла ислам. Начали водить ее к психологам, с ней общались на эту тему, пытались вправить мозги. Ничего не вышло. Жить с ней стало невозможно. И мой сын решил с ней расстаться.

— Кто ее приобщил к вере? Может, она с кем-то в городе познакомилась или по Интернету?

— В городе Марксе, где мы живем, не замечали, чтобы у нас кто-то носил хиджаб. Скорее всего, по Интернету ее завербовали. Вроде она по Сети общалась с какими-то странными людьми, но мы лишь изредка могли сделать замечание: «Зачем тебе это нужно?» — не более того. Не думали, что зайдет так далеко.

— За ребенком она следила, не забросила воспитание?

— За ребенком она ухаживала, внучка всегда выглядела чистенькой и опрятной. Единственное, смущало, что последние полгода Светлана надевала на дочку только черные одежды, на голову ребенка повязывала черные повязки или наматывала какие-то ужасные чурбаны. Даже мусульмане такие вроде не носят. Вот тогда мы пытались провести со Светой разъяснительную беседу. Но Света упертая, никого не слушала.

— Она работала?

— Она никогда не работала, институт тоже бросила, недоучилась. Но до рождения ребенка была веселой, общительной девчонкой, лидером компании, у нее было много друзей. Когда приняла ислам, замкнулась в себе. Кстати, ее родная сестра первой приняла ислам. Может, она и Свету подтолкнула.

— Говорят, новый гражданский супруг Светланы, который сбежал с ней, принял ислам после знакомства с девушкой. Возможно, она его и втянула в эту историю?

— Евгения Каачари я толком не знаю. Моя внучка на него не жаловалась. Говорила, что ладит с ним, поэтому я был спокоен.

— Ваша внучка в детский садик ходила?

— Полтора года назад Света перестала ее водить в сад, ссылалась на рождение второго ребенка от нового мужа. Это позже мы поняли, что таким образом Света решила оградить дочь от общения со сверстниками и вообще от внешнего мира. Она ведь убрала из квартиры телевизор, запретила дочери сидеть за компьютером. Когда внучка раз в неделю приходила к нам в гости, то она не отрывалась от мультиков, мы ее наряжали в яркие одежды, и девочка повторяла: «Дедушка, я хочу у вас жить». И каждый раз, когда наступал тот день, когда нам позволяли с ней общаться, внучка звонила с раннего утра и шептала в трубку: «Приезжайте поскорее». Но мы не могли ее забрать себе на воспитание. В суде нам сразу объяснили: если мама поменяла веру, это не повод лишать ее ребенка. Тем более Светлана не пила, не курила. Ребенок одет, обут и накормлен.

Родные о сбежавшей в Сирию россиянке: одевала дочку в черное

— Расскажите о том дне, когда Светлана с детьми пропала?

— Мы с женой планировали поездку в Грецию. Хотели взять с собой внучку. Светлана тогда вежливо отказала: «Мы уже купили путевки в Турцию к двоюродной сестре». Мы хорошо с ней поговорили, она обещала в следующем году отдать нам внучку в отпуск. В итоге бывший муж выписал ей разрешение на вывоз ребенка в Турцию. Хотя мы понимали, что она в исламе, смущала ее заставка на телефоне, где были изображены вооруженные люди, но поверили ей.

Еще читать  Актер Тверского театра драмы упал замертво после поклона аудитории »

— В какой город они собирались лететь?

— Светлана с мужем Евгением и двумя детьми планировали лететь в Анкару, где живет двоюродная сестра Светы. Во всяком случае, они нам такую версию рассказали. Но позже мы узнали, что их самолет приземлился в Стамбуле.

— С вами она связывалась?

— Мы не могли до нее дозвониться. По всей видимости, наши контакты она заблокировала. Со своими родными она созвонилась, сказала, что остановилась в отеле и у них все хорошо. Вот и вся информация. А потом она и со своей матерью прервала связь на неделю. Тогда женщина забила тревогу.

— С родственниками ее гражданского мужа вы созванивались?

— Конечно. И те тоже были в шоке. Через неделю после их отъезда родители Евгения получили голосовое сообщение от сына. Он радостно говорил, что все хорошо, передавал всем привет. Его родители узнали голос сына, но ранее он никогда так не разговаривал, им показалось, что он текст по бумажке читал. Будто не в своем уме находился.

— С чего начали поиски?

— Мой сын написал заявление в полицию, в ФСБ, на сайт президента отправили письмо. Потом он вылетел в Стамбул. Там оставил заявление в посольстве и в полиции. Позже до нас дошла информация, что Светлана с детьми отправилась в Антакью — город на границе с Сирией. В посольстве нам сказали, что они взрослые люди и могут передвигаться по стране где хотят. Наши заявления не восприняли всерьез.

— Светлана выходила еще на связь?

— Через некоторое время она прислала голосовое сообщение матери с чужого телефона, что у нее все отлично, и предупредила не звонить и не писать на этот номер, вся переписка будет удалена. Сообщила, что как только доберется до места, даст знать. 6 июля нам позвонил посол из Анкары, что разыскиваемые нами люди зарегистрировались на рейс Стамбул — Баку. Мы — мама Светы и я с супругой — тут же вылетели в Стамбул.

— Ждали их в аэропорту?

— 7 июля в 0.50 мы заметили группу людей, среди которых была наша внучка. Моя жена сразу схватила ее на руки.

— Как Светлана с супругом отреагировали на ваше появление?

— Никак. Они как шли, так и продолжали идти. Сложилось ощущение, что по коридору ведут роботов. Света была бледная как полотно, замотанная в черные одежды. Их сопровождали полицейские к таможенным стойкам. Мы стали кричать: «Помогите!» Со всех сторон на меня навалились полицейские, таможенники. Мы предъявили документы, где бывший муж Светланы написал, чтобы их задержали на границе при попытке выезда из Турции в третью страну, кроме России. Но тем не менее через границу их всех перевели.

— Они улетели в Баку?

— Нет, в Баку они не улетели. Всех четверых поместили в миграционную тюрьму Антакьи, где они находятся уже восьмые сутки. Мы ведь выяснили, что они в этой тюрьме и до этого находились. Как раз из тюрьмы их пытались депортировать в Баку.

— Почему они там оказались?

— Их задержали с поддельными документами, когда они пытались перейти сирийскую границу. Местные власти не хотели поднимать шум и решили депортировать их в другую страну. Предоставили на выбор три страны — Азербайджан, Египет и еще какую-то. Сейчас мы боимся, что ситуация повторится и им разрешат вылететь в другую страну. И тогда мы их больше не увидим.

— Какие условия содержания в тюрьме?

— Мы знаем только, что там находятся беженцы разных национальностей. Узнать условия содержания невозможно. Мой сын буквально живет на ступеньках тюрьмы. Один раз ему дали пообщаться с дочерью 5 минут. Первое, что сказал ребенок: «Я не хочу домой, я хочу остаться здесь с мамой в тюрьме». Девочка плакала, была напугана. В это же время со Светой общалась ее мама, которая находится там же. Она уговаривала дочь одуматься, вернуться. Света отвечала точно зомбированная одними фразами без эмоций: «Мне в Россию нельзя, меня посадят, мне нужно в другую страну. Зачем вы нам мешаете?»

— Сейчас вас наконец-то услышали и вам помогают?

— Мне звонили из Администрации Президента, сказали, что все документы по нашему делу передали послу в Анкару. Теперь ждем результат.

— Со Светланой ведь еще один ребенок находится помимо вашей внучки?

— Да, тому ребенку полтора года. Мы обратились во все организации, чтобы обоих детей вернуть на родину. Через вашу газету мы еще раз просим за двух детей. Пожалуйста, напишите об этом. Света пусть сама решает свою судьбу, она взрослый человек. Но дети не должны становиться заложниками ситуации. А внуков мы и сами воспитаем. У нас есть для этого все возможности.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика