Путин спас Чудновец, но российские суды остались прежними





Путин спас Чудновец, но российские суды остались прежними

«Судья, осуждающий невинного, осуждает самого себя», — сказал некогда известный древнеримский поэт эпохи Юлия Цезаря Публилий Сир. Если стихотворец из Древнего Рима прав, то одним приговором российской системе правосудия утром в понедельник стало меньше. Курганский областной суд постановил признать невиновной и освободить из-под стражи Евгению Чудновец — ту самую молодую женщину, которую на шесть месяцев отправили в колонию за перепост в социальных сетях видео с издевательствами над малолетним в детском лагере.

Прекрасная новость. Великолепная новость. Замечательная новость — замечательная не только для самой Евгении Чудновец и тех, кто с негодованием следил за ее делом, но и для всех граждан России. «От сумы и от тюрьмы не зарекайся» — впервые в письменной форме эта поговорка была зафиксирована знаменитым Владимиром Далем в 1853 году — в эпоху царствования императора Николая I. Как все мы хорошо знаем, за годы, разделяющие правления императора Николая Павловича и президента Владимира Владимировича, эта поговорка не стала менее актуальной. Любой человек может отправиться в места не столь отдаленные за поступок, в котором нет ни преступного умысла, ни преступного содержания.

На фоне такой прискорбной ситуации любая получившая общенациональную известность отмена заведомо неправосудного приговора важна не просто сама по себе. Она важна еще и в смысле своего общего воздействия на систему. Судьи — люди, которые тоже читают газеты и слушают новости. И те члены судейского корпуса, у которых хорошо развит инстинкт самосохранения, могут сделать выводы из финала дела Евгении Чудновец. Сделать выводы — и в следующий раз хорошо подумать, прежде чем вынести аналогичный жестокий и несправедливый приговор.

Таково оптимистичное прочтение произошедшего в Курганском областном суде. Но право на жизнь имеет и альтернативное прочтение произошедшего — пессимистичное. Триумфальное оправдание Евгении Чудновец — это своего рода «сбой системы», исключение из правил. Мол, воспитательнице детского сада, которая с помощью своего поста в социальной сети хотела привлечь внимание к вопиющей несправедливости, просто повезло.

Ее дело стало тем, что на французском языке именуется cause celebre — причиной скандала общегосударственного масштаба. И это вынудило российскую «машину правосудия» рассмотреть ее дело с особой пристальностью и восстановить справедливость. Но среди «клиентов» российской тюремной системы есть люди, ничуть не более «виновные», чем Евгения Чудновец, но которым в смысле огласки «повезло» гораздо меньше, чем ей. И вот эти-то люди продолжают трубить свой срок от звонка до звонка — без всяких шансов на чудо, восстановление справедливости, реабилитацию и досрочное освобождение.

Я не знаю, какое прочтение ситуации ближе к действительности. Надеюсь, что первое, но подозреваю, что второе. Но вот в чем я уверен на 100%. Как явствует из недавних нашумевших заявлений «источника во властных структурах», Кремль активно ищет «позитивную повестку» для президентских выборов 2018 года — привлекательную программу действий, которая заставила бы публику прийти в следующем году на избирательные участки. Я прекрасно помню, что Владимир Путин не любит «инициативников». Но тем не менее позволю себе наглость выступить в роли «тайного (или явного) советника вождя». Одним из ключевых пунктов этой «позитивной повестки» должно стать осовременивание нашей судебной, правоохранительной и тюремной системы.

Еще читать  В Администрацию Президента РФ поступило обращение с просьбой обратить внимание на действия судьи Краснодарского краевого суда Е.Хахалевой

Самобичевание — это часть нашего национального характера. И мы любим широковещательно заявлять: в нашей стране никогда ничего не меняется. Меняется, еще как меняется. Возможность спокойно прийти в магазин и без унижений купить все, что твоей душе (и твоему кошельку) угодно. Возможность свободных поездок за границу. Все это и многое другое было немыслимо для советских граждан тридцать лет тому назад и воспринимается как нечто само собой разумеющееся российскими гражданами в 2017 году. Изменения происходят везде. Но вот в сфере отправления правосудия эти изменения, на мой взгляд, носят если не минимальный, то уж точно совершенно недостаточный характер.

Это понимают все — включая Владимира Путина. В декабре прошлого года во время заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека ВВП заявил: «Не знаю, кто мне это передал… В постановлении суда написано: «Такой-то (фамилия) совершил преступление путем написания заявления в Липецкую областную прокуратуру». У меня от таких вещей, когда смотрю, просто волосы, оставшиеся на голове, дыбом встают. Что это такое? Совсем с ума сошли, что ли?»

Я не уверен, кто был прав, а кто нет в описанной президентом конкретной липецкой истории и виновен ли написавший столь «любопытный» приговор судья в неудачном выборе слов или в чем-то более серьезном. Но Путин абсолютно правильно выбрал слова, когда использовал фразу «Совсем с ума сошли, что ли?» для описания дел, которые иногда творятся в рамках нашей судебной системы.

Я не специалист, и я не знаю, что именно должно быть сделано для радикального улучшения положения в этой сфере. Но одними точечными вмешательствами верховной власти в самые скандальные судебные дела — а именно такое путинское вмешательство, как известно, имело место в деле Евгении Чудновец — ситуацию исправить нельзя. Нужно что-то большее. И выпускник юридического факультета Ленинградского государственного университета Владимир Путин обязан представить детальный план этого «чего-то большего» — обязан, естественно, не мне, а стране, которую он возглавляет и, судя по всему, будет возглавлять и дальше.

На недавно прошедшей в Манеже выставке о современной российской истории были приведены вот какие цифры: в 1999 году президенту доверяли 3% населения, а в 2015-м — 85%. За этот же период доверие правительству скакнуло с 25% до 59%, доверие Государственной думе — с 14% до 50%. А вот аналогичные цифры, которые касаются доверия судебной власти: 1999 год — 20%, 2015 год — 29%. Каждый волен трактовать эти цифры как угодно. Я, например, трактую их как приговор — суровый, но справедливый приговор, который общество вынесло нашей судебной системе.

Читайте материал: «Муж Евгении Чудновец: «Мы скрывали от сына ужас происходящего».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика