«Пробовали выбить ногами окна»: пострадавшие от петербургского теракта описали ад




После теракта в Петербургском метрополитене в стационарах находятся 49 пострадавших. У каждого своя история, своя цепь случайностей, приведшая их в роковой вагон. Но раненые единодушны: в момент теракта почти не было паники. Люди старались помочь друг другу и вместе пережить страшные мгновения.

"Пробовали выбить ногами окна": пострадавшие от петербургского теракта описали ад

Психолог Надежда Соседова в тот день сильно устала. Поэтому, зайдя в вагон, сразу закрыла глаза и задремала. Проснулась она от удара по голове.

— Свет погас, раздался сильный грохот, по всему вагону летели искры. Потом я почувствовала, что у меня на голове горят волосы. Начала сбивать пламя руками…

От того места, где сидела Надежда, до эпицентра взрыва был один пролет: рвануло в середине вагона, женщина сидела в конце.

— Помню, сперва услышала крики людей. А потом все, кто смог встать, рванули к дверям. Я только потом поняла, что они бежали от тел. Кто-то начал кричать, что нужно найти кнопку связи с машинистом. Но в темноте ее так и не нащупали. Плюс ко всему в вагоне было ужасно дымно, люди начали задыхаться.

Женщина вспоминает, что мужчины пробовали выбить ногами окна, но им это не удалось. Под ударами рассыпалось только стекло искореженной взрывом двери.

— Они сперва сами вылезли, потом начали вытаскивать тех, кто был внутри. Я попросила помочь мне — окно было расположено достаточно высоко, я сама не могла дотянуться.

— Паника была?

— Я не заметила, наоборот, все друг друга успокаивали, говорили, что волноваться не нужно. Единственное, меня неприятно поразило, что некоторые пассажиры, вместо того чтобы помогать раненым, начали фотографировать происходящее. Но много было и тех, кто помогал другим.

Сама женщина, выбравшись из подземки, помогала контуженым пассажирам дойти до машин «скорой помощи».

— Сперва развозили тяжелораненых. Люди были с сильными ожогами. Я же боли не чувствовала. Обгоревшие волосы не болят, а ушибы, видимо, шок перекрыл. Я вообще отделалась легким испугом. Но даже среди легких пострадавших были те, кто не мог прийти в себя от шока. Рядом со мной стояла девушка и постоянно плакала. Я ее как психолог пыталась привести в себя. Потом прохожие поймали для нас такси, и мы поехали в больницу. Сейчас она в том же отделении, что и я. Травм у нее нет. С нами работают очень внимательные кризисные психологи.

— Предполагаемого террориста, одетого в красную куртку, синюю шапку, вы не видели в вагоне или на платформе?

— Нет. Но я ведь дремала…

Анна Стужина ехала домой после капельницы. Она встала у дверей — третьих с конца вагона.

— А потом помещение озарила яркая вспышка, был сильный хлопок. Меня контузило. Голова хоть и соображала, но была будто ватная. Левое ухо практически не слышало, — вспоминает девушка. — Что делать, я особо не понимала, как и все, пошла к выбитому окну. Какой-то парень помог мне выбраться. Потом уже эвакуацию координировали сотрудники метрополитена.

Еще читать  Фигурант дела 26 марта Кулий получил 8 месяцев колонии-поселения

У Анны обожжены руки. Ожоги той или иной степени у многих пострадавших в питерской подземке. И раны от поражающих элементов, которыми было начинено взрывное устройство.

— Со мной в палате лежит женщина, у нее обожжено лицо и ноги травмированы металлическими осколками. Она стояла в начале вагона.

— Может, кто-то из вас видел в вагоне террориста?

— Конечно, нам показывали его фото. Но ни она, ни я его не заметили. Мало кто сейчас вообще смотрит по сторонам в метро…

Особенно девушку расстраивает то, что 7 апреля она должна была писать ЕГЭ для поступления в Петербургский университет культуры и искусств. С такими ожогами об экзамене, конечно, не может быть и речи. «Сделаю справку, что пропустила по состоянию здоровья. Должны перенести», — надеется девушка.

Михаил в этот понедельник решил взять выходной и съездить по своим делам. В злосчастный вагон он зашел на станции «Невский проспект». Сел на банкетку в середине вагона спиной к выходу, открыл книжку.

— Как я понял, взрывное устройство находилось метрах в двух-трех от меня. Когда я пришел в себя, там еще полыхало пламя. А в момент взрыва меня будто по голове ударило, пространство сузилось, в глазах потемнело. Когда пришел в себя, первым делом начал стряхивать с себя огонь. Люди вокруг меня пытались встать. Но я понял, что случилось что-то страшное и лучше не двигаться с места, пока поезд не остановится. Потом мужчины попытались выломать дверь. Я предложил вылезать через окно — все равно металлическую дверь мы бы вряд ли быстро выбили.

Мужчина вспоминает, что, уже когда он был на платформе, раздался крик машиниста об эвакуации.

— Прохожие старались помочь. Кто-то отдавал воду, чтобы промыть раны, кто-то такси вызывал за свой счет. Первые минуты, когда «скорых» было не так много, врачи просили прохожих помочь донести носилки с тяжелоранеными. Никто не отказал. Петербуржцы молодцы!

При взрыве пострадали трое иностранцев и жители 14 регионов России. Среди них даже жительница далекой Якутии Марина Евгеньевна Быстрова. О том, в каком состоянии находится 49-летняя женщина, мы поговорили с постоянным представителем Республики Саха (Якутия) в Северной столице Юрием Кравцовым.

— Марина Евгеньевна Быстрова сейчас находится в Мариинской больнице. У нее было тяжелое ранение в живот, она прооперирована, медики оценивают ее состояние как стабильно тяжелое. Сегодня медики у нее также обнаружили осколок в глазу, поэтому Марине Евгеньевне предстоит еще одна операция. Транспортировать ее в Якутск не будут. Мы связались с ее дочерью, сейчас она летит в Петербург из Якутска, сотрудники МЧС ее встретят и разместят.

— Марина Быстрова прилетела в Санкт-Петербург по работе или в гости?

— Она прилетела в Северную столицу, чтобы навестить своих братьев. Сама же она живет и работает в Якутске. Марина Евгеньевна — диспетчер пожарной части при аэропорте, который находится в 12 км от Якутска.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика