Приговор для желающих: как сажали бросившего кирпич в ОМОНовца Зимовца

Оппозиционное движение, оглушенное процессами над участниками шествия на Болотной площади, снова воспряло, с весны в Москве прошли две крупные протестные акции. И по имени одной из них уже названо судебное производство. «Дело 26 марта» ознаменовалось новым тюремным сроком — на 2 года и 6 месяцев отправился в колонию активист Станислав Зимовец.

Приговор для желающих: как сажали бросившего кирпич в ОМОНовца Зимовца

Чуть меньше трех лет колонии общего режима — в настоящее время это самый большой срок, полученный за участие в новом витке протестов. Кроме того, первый случай по «делу 26 марта», когда подсудимый отказался от признания вины и рассмотрения его дела в особом порядке.

Как рассказал «МК» друг Зимовца, на акцию он собирался с «боевым настроем», ожидая задержаний и стычек с ОМОНовцами.

«Но речь не шла о том, чтобы вступать с ними в драку, обычно мы от них убегаем или отбиваем товарищей, которых ведут в автозак. Никто специально не кидал этот кирпич несчастный», — сказал мужчина, попросивший не упоминать его имя.

Вообще-то, сразу после задержания Станислав Зимовец последовал примеру других арестованных за «прогулку по Тверской». Он признал вину и пошел на сделку со следствием.

Однако, как сам потом рассказал на суде, злую шутку с ним сыграла доверчивость.

«Я кидал кирпич и мне сказали, что я попал в ОМОНовца, — поясняет он. — Я не усомнился в том, что мне говорят правду».

«Потом я узнал, что травму он получил на тренировке», — добавил активист.

Версия Зимовца о том, что же происходило 26 марта на Пушкинской площади все же расходится с тем, что рассказал «МК» его приятель.

По словам осужденного, он встречался с друзьями у памятника Пушкину. Просто встретились погулять по центру, а вокруг все смешалось: памятник, люди, ОМОНовцы… В какой-то момент Зимовец вознегодавал и метнул в сторону стражей правопорядка оказавшийся под ногами (видимо, в рамках программы городского благоустройства) кирпич. Целился в пустое место и не собирался никому навредить. Отсутствие злого умысла друг Зимовца как раз подтвердил: «это знаете, как шумовую гранату грохнуть», — объяснил он.

Судья Елена Ермакова посчитала иначе. Она зачитала обстоятельства преступления: «26 марта Зимовец прибыл на Пушкинскую площадь, где принял участие в несанкционированной акции протеста в форме митинга. А потом решил воспрепятствовать в осуществлении профессиональной деятельности и применить насилие в отношении бойца Росгвардии Вадима Котенева, бросив в него кирпич».

Еще читать  РПЦ в Петербурге пообещала устроить крестный ход 3 тысяч детей

Суд установил, что фрагмент кирпича попал в спину Котенева, «отчего он почувствовал физическую боль».

Откуда же взялась версия про травму на тренировке? Как ни странно, от самого потерпевшего.

Так, следователь, беседовавший с Котеневым, озадачился вопросом, почему в медицинской экспертизе речь идет о гематоме на передней правой части грудной клетки, а кирпич попал в спину.

На это боец Росгвардии ответил, что получил травму на тренировке перед митингом, именно ее описали медики, а вот следа от кирпича, несмотря на «физическую боль» не осталось, так как он попал в бронежилет.

Согласно приговору, вину Зимовца подтверждают показаниями потерпевшего и свидетелей.

Полицейский по фамилии Климов, снимавший на видеокамеру акцию 26 марта, рассказал, что Зимовец «с расстояния трех метров бросил кирпич красного цвета» в сотрудника ОМОНа. Бдительный Климов сообщил о действиях Зимовца своим коллегам, после чего его задержали. Судья  напомнила, что подсудимый признал вину и раскаялся в содеянном во время следствия, а на очной ставке извинился перед Котеневым.

Адвокат Светлана Сидоркина после завершения заседания, заявила, что будет обжаловать приговор в Мосгорсуде.

«Размер наказания, который ему назначили, отражение того, что он отказался от рассмотрения дела в особом порядке», — отметила Сидоркина.

Действительно, по аналогичным обвинениям другой фигурант «дела 26 марта» Александр Шпаков получил полтора года, а Юрий Кулий — восемь месяцев.

Однако вину они признали и от слов своих потом не отказывались. Тот факт, что Станислав Зимовец — ветеран боевых действий в Чечне, приговор не смягчил.

Адвокат Дмитрий Аграновский в разговоре с «МК» отметил схожесть данного процесса с «болотным делом».

«Если взять решение Европейского суда по делу Ярослава Белоусова (подзащитный Аграновского, фигурант «болотного дела» — прим. ред.), которое уже вступило в законную силу, там четко написано, что ограничение на свободу собраний проявилось и в жесткости приговора, — сказал он. — Кидать кирпичами явно не следует, но 2,5 года лишения свободы — несоразмерное наказание, не необходимое в демократическом обществе. Оно является не столько наказанием для конкретного человека, сколько заведомо для всех желающих участвовать в массовых мероприятиях. По-человечески вполне хватило бы условного наказания или того срока, который он уже отбыл, все-таки, как я понимаю, никто серьезно не пострадал».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика