После ада: выжившая рассказала неизвестные подробности кровавой бойни в Редкино

За событиями, развернувшимися почти два месяца назад в поселке Редкино под Тверью, многие следили как за остросюжетным боевиком. В ночь на 4 июня, напомним, обидевшийся на соседей по даче электрик пришел к ним с карабином «Сайга» и махом расстрелял девятерых человек.

Для Марины Коныгиной, чудом выжившей в той жуткой бойне, триллер стал явью. Она до сих пор помнит, как, спрятавшись под одеялом, слышала тяжелое дыхание электрика-убийцы. Как, пока он ходил по участку, пыталась дозвониться до полиции. И как приехавшие на вызов сотрудники приняли ее за соучастницу и, наставив пистолет, потребовали встать на колени.

Но ад для Марины с задержанием электрика не закончился. Она до сих пор не может добиться статуса потерпевшей. А сестра убитого гражданского мужа выгоняет ее из квартиры.

Шокирующие подробности громкой истории — в материале «МК».

После ада: выжившая рассказала неизвестные подробности кровавой бойни в Редкино

Марина Коныгина раньше любила на ночь поглядеть остросюжетное кино. Теперь, говорит, смотрит преимущественно комедии. Просто потому, что все, что обычно происходит в сюжете триллера, она пережила в реальности. Разгуливающий по улице убийца с ружьем наизготовку. Ничего не подозревающие жертвы. И главная героиня, которая чудом успевает укрыться под одеялом, и только поэтому остается жива. Теперь Марина понимает, насколько кино недалеко от действительности.

Наутро после трагедии леденящие кровь воспоминания девушки услышала вся страна. Марину подловили телевизионщики едва она вышла с участка. С красными от слез глазами. В дачной куртке и растянутом свитере. Включили камеру.

«Да, у меня там был молодой человек… Пришел какой-то ненормальный и всех расстрелял… Я видела, как он добивал, как все хрипели… Он просто либо бил дулом, либо стрелял в упор…»

Как, пережив такое, не сойти с ума?

Сейчас в кафе передо мной сидит совсем другая девушка. Волосы аккуратно завиты. Голубая, безупречно отглаженная блузка. Будто и не было той ночи. Спрашиваю у Марины, работал ли с ней психолог.

Девушка морщится.

— Это только в иностранных детективах за жертвой сразу же закрепляют штат специалистов. А у нас каждый справляется как может. Первые дни после случившегося по телевизору чуть ли не каждый час твердили, что со мной работают психологи. На самом деле они оказывали мне помощь только два часа во время опознания в морге. А дальше вытаскивай себя как хочешь.

— И как ты справляешься?

— Первое время на антидепрессантах сидела, друзья посоветовали хороший препарат. Сейчас иногда пью успокоительные, травяные сборы.

На участок, где произошла бойня, девушка приезжает почти каждые выходные. Хотя у нее теперь даже ключей от дома нет. Сразу после трагедии их кто-то забрал. У кого ключи сейчас, Марина не знает.

— Приезжаю туда, чтобы прополоть траву и полить цветы. На нашем со Славой участке и на соседнем, где хозяев тоже убили. В дом не заглядываю. Сложно. Там ведь до сих пор никто не убирался. Какими-то тряпками вытерли пол, окровавленную одежду в кучу в угол покидали. Запах ужасный, мухи. Хотя вот недавно у нас в доме кто-то окно разбил. Видимо, очень интересно было посмотреть, что же там внутри…

Марине всего 21 год. Логично предположить, что для нее это первое серьезное потрясение в жизни. Но нет. Год назад она попала в автомобильную аварию.

— Из пятерых человек у меня одной обошлось без госпитализации. У всех остальных ребра переломаны, у одной женщины половина головы была размозжена. А в меня только несколько осколков попало, — девушка показывает на лбу небольшой шрам.

Марина тогда приехала домой на сессию. Взяла такси. На трассе в их машину врезалась фура.

— Двери заблокировало, нас вытаскивали водители проезжавших мимо машин. Боялись, что загоримся. У парня одного были многочисленные переломы, он голову не держал. Я ему раны промывала. Так до больницы и доехали…

Видимо, она из тех, про кого говорят — родилась в рубашке.

После ада: выжившая рассказала неизвестные подробности кровавой бойни в Редкино

«В тот вечер он к нам даже на участок не заходил…»

Марина Коныгина приехала в Зеленоград из Кировской области пять лет назад, устроилась кассиром в бюджетный супермаркет. Здесь девушку с яркими чертами лица приметил Вячеслав Савельев. 33-летний Слава на тот момент трудился персональным водителем. Единственное, чего не хватало мужчине, — это семьи.

— Сперва он просто со мной любезностями перекидывался, потом пригласил на свидание. Несколько месяцев мы встречались, потом я уехала на сессию домой. А когда вернулась, Слава забрал меня с вещами с вокзала и сказал, что теперь мы будем жить вместе, — вспоминает девушка.

Пара планировала свадьбу. Не пышное торжество — по-тихому подать заявление, расписаться, а потом уехать в какое-нибудь уединенное место. Мечтали о детях.

— Слава хотел девочку и мальчика, даже имена уже придумал — Саша и Маша. Говорил, что девочка будет такая же строптивая, как я, а парень — смелый, как он.

Молодые строили семейный быт, как могли. Вместе поднимали ту самую дачу, на которой случилась трагедия. На девяти сотках у них стоял небольшой дом, который Слава построил в складчину со своим лучшим другом Иваном Загорняном. В тот роковой вечер Иван с супругой также был на даче.

3 июня с самого утра взялись за садовые хлопоты.

— После трагедии во всех новостях говорили, что мы якобы еще с завтрака начали выпивать. Это бред. У меня был гайморит — я вообще не пила в тот день. Ребята с утра электрику в машине делали. Работа это ювелирная, подшофе ее не сделаешь. Да, ближе к ужину мы пожарили шашлыки, сели за стол. Пришли друзья.

Всего на участке собралось 12 человек. Помимо Марины, Славы, его 91-летней бабушки, четы Загорнян — Ивана и Людмилы — на огонек заглянула пара с соседнего участка — Светлана Сорокина и Олег Демченко. Были еще Алексей с Наташей. Они не фигурируют в списках убитых. В ту ночь им чудом удалось выжить: Алексей спрятался за дверью, Наташа — под столом в другом доме.

Последними на шашлык пришли Павел и Вера Смирновы, Саша Редин. За ними на машине подъехал тот самый электрик Сергей Егоров.

В товариществе его мало кто знал, хотя и прожил он там с матерью несколько лет. «Необщительный, странный», — вот, собственно, и вся характеристика от соседей.

— В нашей компании его вообще никто не знал. Он, как я поняла, и заглянул на огонек для того, чтобы познакомиться. Дескать, он новый электрик в поселке. Его с месяц назад наняла новый председатель СНТ. Ехал он от бывшего председателя Татьяны Архиповой. Уже подшофе. Вроде бы они там самогон пили, — говорит Марина.

В своих показаниях электрик утверждает: убитые пригласили его за общий стол, вместе они пировали часа три. А после возник тот самый спор об армейской службе. Марина настаивает: в ту ночь Егоров даже на участок не заходил. Диалог мужчины вели за забором.

— Сперва вроде как электрику обсуждали. Потом разговор перекинулся на службу в армии. На допросе Егоров утверждал, мол, это ребята первыми начали хвастаться, что служили в ВДВ, а над ним якобы начали посмеиваться. Мол, человека такого маленького роста даже в армию не возьмут. А я утверждаю, что было наоборот: может, над ним и посмеялись, но после того, как он сам начал хвастаться, что служил в ВДВ. Но при этом номера части назвать не смог.

Так или иначе, после этих слов Егоров, по воспоминаниям девушки, не просто ушел — убежал домой. Видно было, что он на взводе. А компания продолжила отдыхать. Потанцевали под песни 70-х, покатались по товариществу на квадроциклах, попили чаю.

— Слава почему-то у меня в тот вечер прощения начал за все просить. Будто почувствовал что-то нехорошее, — у девушки на глаза наворачиваются слезы.

После ада: выжившая рассказала неизвестные подробности кровавой бойни в Редкино

«Я попросила о помощи, а в ответ услышала: «Представьтесь»…

На часах было два ночи. Марина пошла спать в дом. Около мангала оставались ее жених Слава и Саша Редин.

Первый выстрел девушка услышала примерно в 2.35. Потом она поймет — та пуля убила Славу. Стрелял электрик без предупреждения.

— Я выглянула в щель между окном и занавеской и увидела этого электрика, Сергея Егорова. В тот момент он как раз сделал второй выстрел — в Сашу Редина. Стрелял в упор. Целился в голову. У Саши половина головы разлетелась на ошметки.

— Сергей что-то говорил, прежде чем выстрелить?

— Когда подошел к Саше, сказал: «Иди копай другу могилу».

Помимо Марины в доме в этот момент находились еще три человека: 91-летняя бабушка Славы, Иван Загорнян и его жена Людмила Высоцкая. Супруги спали в соседней комнате, бабушка — на веранде. Первой на звуки пальбы отреагировала Людмила, направилась к двери.

— Я ей начала кричать, чтобы она не открывала. Но она уже стояла около двери. Я тут же юркнула под одеяло, — вспоминает Марина.

Из-под пледа девушка не могла видеть, что происходило на веранде. Но все слышала. Сперва топот по полу тапочек Ивана — тот выскочил на шум. И тут же получил два удара прикладом по голове, затем пулю. Стоявшая рядом Люда заплакала — не сильно, будто хотела что-то сказать, но из-за шока не могла вымолвить ни слова.

«Хватит ныть!» — прикрикнул Егоров на женщину. И выстрелил в нее.

Все это время Марина лежала в соседней комнате, укрывшись одеялом. В обнимку с любимым шпицем. В руках был смартфон.

Спустя минуту после первого выстрела девушка начала набирать номер полиции. Но вызов приняли не сразу. В экстренные службы Марина звонила трижды.

Судя по детализации звонков, первый раз она набрала номер 112 в 2.36. Вспоминает: услышала меню, не сориентировалась и бросила трубку.

Следом набрала еще раз.

— Я попросила о помощи, а в ответ услышала: «Представьтесь». Назвала свое имя, фамилию и еще раз сказала про мужчину с ружьем. В ответ у меня попросили описать его. Я так опешила, что не сразу сообразила, что сказать. Потом прошептала в трубку — «это наш электрик».

Название садоводческого товарищества девушка тоже назвала не с первого раза.

— Потом у меня спросили, где конкретно на участке я нахожусь. Я сказала, что под одеялом в комнате на первом этаже. Что убийца ходит за стенкой. Мне сказали: «Ждите, мы вам перезвоним…»

— То есть не сказали, как действовать, если он войдет в комнату? Где лучше спрятаться?

Еще читать  Предполагаемый киллер адвоката Вавилиной на аресте вспомнил про ребенка

— Нет, просто положили трубку.

Спустя десять минут, судя по детализации, ей и правда перезвонили. Марина вспоминает: как раз в этот момент Егоров убивал Люду с Ваней. Каким образом она минутой ранее вспомнила, что телефон надо поставить на беззвучный режим, известно одному богу. В противном случае этот звонок из полиции стоил бы девушке жизни.

— Оператор кричал в трубку: «девушка, не молчите, что происходит?». А как я могу сказать хоть слово, если убийца находится в нескольких метрах от меня? Потом, видимо, они услышали в трубке выстрелы и поняли, что мой звонок не розыгрыш. Оператор сказала: «наряд выехал, ждите».

Марина вжалась в матрац. В этот момент Егоров направился к ней в комнату.

— Знаете, в фильмах показывают, что людей в такой ситуации начинает трясти. Это неправда. Когда он направился в мою сторону, у меня все внутри похолодело и замерло. Я не то что не тряслась — я не дышала. Мне кажется, что даже сердце ни одного удара за время, пока он был в комнате, не сделало. А в голове единственная мысль: а как же мама, брат? Ведь у меня со дня на день должен был еще один братик родиться. Мама беременная была. Я представляла, как Егоров сейчас стянет с меня покрывало. И все — конец…

Одеяло, которым была накрыта Марина, было тонким. Сквозь него девушка видела силуэт электрика. Но Егорова что-то отвлекло. Видимо, с соседнего участка на звук выстрелов прибежал кто-то из пока еще оставшихся в живых.

Электрик резко развернулся и ушел.

После ада: выжившая рассказала неизвестные подробности кровавой бойни в Редкино

«Убийца будто меня искал…»

Он направился к соседям. Там в доме спали еще несколько участников компании. Пока шел, ранил Олега Демченко. Но мужчина успел добежать до второго дома.

— Я слышала, как Олег начал колотить в дверь соседнего дома, кричать, что на участке стреляют, что нужно вызывать полицию. Ему не поверили. Света вышла и, как я поняла, столкнулась с Егоровым нос к носу. Она попыталась его вразумить. Я слышала такой диалог: «Ты же нормальный мужик, положи ружье, мы тебя не сдадим». Не помогло. Еще несколько выстрелов — и тишина. Лишь Наташа успела спрятаться под столом.

— Ты все это время лежала под одеялом в другом доме? У тебя не было мысли бежать? Или спрятаться, например, в шкаф?

— Я обо всем этом думала. Но, во-первых, даже встать от страха не могла. Во-вторых, я видела, что ворота, прежде чем направиться во второй дом, Егоров закрыл. Сперва я хотела спрятаться под диван. Даже весь хлам оттуда выгребла. Хорошо, что не сделала так — ведь он потом вернулся и заглянул под кровать. Он будто меня искал.

Электрик между тем начал перетаскивать все трупы в один дом. Видимо, хотел сжечь. Рядом с телами нашли емкость с бензином. Трупы были частично раздеты.

— В полиции утверждают, что одежда сама спала с убитых в процессе волочения. Но я уверена, что это не так. Хотел скрыть улики, поджечь дом.

Затем Егоров еще раз направился в комнату, где пряталась Марина.

— Он облокотился рукой о кровать, заглянул под нее. Я подумала: вот и все, сейчас собака залает — и он нас обнаружит. Но в этот момент с участка послышался какой-то звук. Электрик направился туда. Едва он вышел на крыльцо, его взяла полиция.

Марина признается: даже когда услышала голоса на участке, не могла поверить, что ее приехали спасти. Она еще долго не вылезала из-под одеяла.

«Сперва полицейские, видимо, подумали, что я соучастница Егорова…»

— Как ты думаешь, сколько времени ты лежала под одеялом?

— Больше часа. Дело в том, что почти сразу после приезда полиции я позвонила маме.

В детализации звонков Марины действительно есть вызов в 4 утра. То есть спустя полтора часа после первого звонка.

Выводы напрашиваются сами собой.

— А потом по телевизору я услышала, как человек в погонах отрапортовал, что на месте ЧП полиция оказалась через 20 минут. Но это же бред. За 20 минут электрик не смог бы убить 9 человек, перетащить все трупы в один дом, раздеть, положить в багажник Свету, найти где-то бензин…

— Помнишь, как в дом зашли сотрудники полиции?

— Да. Сперва заглянул один. Крикнул: «да тут все в мясо». В этот момент я высунула голову из-под одеяла.

«Одна живая», — крикнул полицейский. После чего ситуация приняла совсем неожиданный оборот.

— Мне сказали встать на колени, руки скрестить за головой. Видимо, подумали, что я соучастница Егорова, — говорит Марина. — Я сделала, как сказали. Лицом я уперлась в ногу Люды. На меня наставили пистолет и закричали: «Есть кто-нибудь еще живой?» — «Нет, говорю, всех убили. Это я вам звонила…»

И только после этого девушке позволили встать и выйти из комнаты: «Там даже выйти было невозможно. По центру гора трупов, крови и плоти».

— Сколько сотрудников полиции приехали на вызов?

— Точно не помню. Кажется, человек пять. Егорову руки проволокой связали. Как я поняла, наручников у группы захвата не было.

— Он просил его застрелить?

— Да, он сказал: «Убейте меня за попытку к бегству». Ему ответили коротко — «заткнись». В тот же момент я подошла к полицейским, попросила дать мне пистолет. «Давайте я застрелю его, а вы скажите, что я защищалась». Если бы мне тогда дали оружие, я бы его убила.

— Электрик был пьян?

— Думаю, да. Лицо у него было очень красное, знаете, как у мужиков, стоящих у пивного ларька. И глаза бегали.

— Он не сопротивлялся?

— Нет.

Потом был десятичасовой допрос в полиции, бессонные ночи. Марина говорит: за первые трое суток она спала, наверное, часа четыре: «Дома забылась на пару часов и в машине у адвоката отрубилась, пока мы ехали на следственные действия».

И даже несмотря на все пережитое, девушку до сих пор не признали потерпевшей. Пока по делу о массовом убийстве в Редкине она проходит лишь как свидетель.

«Просим провести проверку действий сотрудников полиции…»

— По нашему мнению, это в корне неверно, — считает адвокат Марины Андрей Мишонов. — Ведь согласно законодательству потерпевшими считаются те люди, кому причинен физический или моральный вред. Марина испытала сильнейшие нравственные страдания: убили ее молодого человека, друзей, ее саму чуть не лишили жизни. Неужели после этого она не достойна статуса потерпевшей?

На данный момент на имя Бастрыкина подана жалоба на действия следователя, который отказывается признать Марину потерпевшей. Кроме того, по мнению адвоката, Егорова нужно привлекать не только за убийство девятерых человек, но и за покушение на убийство Коныгиной.

— Обвиняемый не довел свой умысел на убийство до конца по не зависящим от него причинам. Во-первых, девушка от него спряталась, во-вторых, приехали полицейские. Если бы Марина не затаилась под одеялом, она была бы в числе убитых, — говорит Андрей Мишонов.

Также на имя Бастрыкина от лица Марины было написано заявление с просьбой дать оценку действиям сотрудников полиции, прибывших в ту ночь в СНТ под Редкином.

— Мы считаем, что полиция несвоевременно прибыла на место происшествия и несвоевременно отреагировала на звонок. Расстояние от отдела до участка всего 4 км. Экипаж мог бы доехать на место за 10 минут. И уже через 15 минут Егоров мог бы быть обезврежен.

Сами сотрудники редкинского ОВД утверждают, что приехали на место по инструкции, за 10 минут. Потом еще столько же ждали подкрепления, затем — удобного момента, чтобы скрутить Егорова.

— Доподлинно мы не знаем, во сколько они приехали на место, сколько ждали на участке. Все только с их слов. Потому мы и просим провести проверку, чтобы понять, нужно ли было ждать подкрепления или ситуация требовала безотлагательного вмешательства, чтобы пресечь убийства, — пояснил Мишонов.

«Хочу получить разрешение на оружие…»

Тем утром для Марины ад не закончился. Сейчас, как утверждает девушка, ее выгоняет из квартиры родная сестра Славы.

— Сперва она говорила, что мне нужно будет съехать через год, потом — через полгода. А неделю назад позвонила и потребовала съехать в ближайшее время.

Девушка говорит, что ей одно время даже поступали звонки с угрозами. 

— Звонили друзья Славиной сестры. Через каждое слово мат, кричали, чтобы я уезжала. А куда я пойду? Я работаю обычным кассиром, квартиру снять — это 20 тысяч. У меня же зарплата 26 тысяч. Если только еще одну работу возьму. Нет, я планирую уехать, но только после того, как найду другое жилье, встану на ноги.

Марина говорит, что в эту квартиру она вкладывалась вместе со Славой, ухаживала за его бабушкой, которая сломала шейку бедра. Сразу после похорон выбросить ее на улицу — настоящая подлость.

— К бабушке я приезжала через день, отпрашивалась с работы. Готовила ей еду, убирала. У нас с ней очень хорошие отношения были. А сестра Славы даже на 40 дней на кладбище не приехала.

Ко всему прочему несколько недель назад у Марины родился младший брат. Ее мама, которая, напомним, была на сносях, приехала поддержать дочь в Москву. Из-за переживания случились преждевременные роды.

— На очной ставке как Егоров себя вел? Прощения не просил?

— Нет. Он даже на меня не посмотрел ни разу. Почти все время сидел молча. Только один раз стал исступленно доказывать свою правоту, когда речь зашла о том, был он приглашен к нам в гости или нет.

Егоров настаивает: его довели. Первыми он убил обидчиков. Что было потом — не помнит. Не так давно пришли результаты психолого-психиатрической экспертизы обвиняемого. Он признан вменяемым. Значит, вполне осознанно пришел к себе домой, забрал карабин и отправился стрелять по людям.

Сейчас защищать Егорова взялся новый адвокат. На вопросы «МК» о мотивах преступления он не ответил: «Идет следствие». Прежний адвокат электрика Екатерина Степанова оборвала беседу на полуслове.

— Скажу одно: эта ситуация — урок всем тем, кто смеется над чужими недостатками. Хотя самого Егорова, конечно, это никак не оправдывает…

Марина же хочет получить разрешение на оружие и пойти работать в полицию: «Чтобы ловить таких, как Егоров…»

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика