Политические последствия теракта: «закручивания гаек» не будет




У каждого теракта есть политические последствия: это может быть принятие новых законов или массовая добровольная мобилизация в народные дружины, как было в Москве в 1999 году, или то, что в народе называется «закручиванием гаек». Каких последствий обществу ожидать от трагедии в петербургском метро? Об этом «МК» спросил у ведущих политологов и главы президентского Совета по правам человека.

Политические последствия теракта: "закручивания гаек" не будет

Константин КОСТИН, президент Фонда развития гражданского общества:

— Мне кажется, что ожидание «закручивания гаек» является фантомной болью общества и говорит о вере в конспирологию. Была трагедия в Москве в 2010 году, несколько лет назад — в Волгограде. Но это не привело к ограничению прав и свобод россиян со стороны государства. Это привело к усилению мер безопасности, к дополнительным инвестициям в правоохранительные структуры, это стало основным мотивом начала нашей операции в Сирии.

После теракта в Петербурге, я думаю, все критики «закона Яровой» подумают о его целесообразности еще раз. Потому что совершенно очевидно: терроризм стал явной угрозой всем современным демократическим государствам: России, Испании, Франции, США, Израилю… Противостоять ему крайне сложно, поскольку это можно делать только при помощи средств технического контроля и агентурной работы в террористических сетях. Но можно говорить о снижении угрозы, если уничтожать очаги терроризма и очаги его финансирования.

Путин, выступая в ООН, предлагал создать «антитеррористический интернационал», антитеррористическую коалицию по примеру антигитлеровской. Я думаю, что события последнего времени приближают к такому решению. Об этом говорит и реакция на теракт в Санкт-Петербурге, которая возникла в мире.

И самое главное — это солидарность в обществе. Вспомните, как по-разному оценивались дела против некоторых наших граждан, втянутых в террористическую деятельность. Сейчас в обществе, мне кажется, возникла нетерпимость к тем, кто потенциально может сесть в автобус в Волгограде или в петербургское метро и привести в действие взрывное устройство.

Игорь БУНИН, гендиректор Центра политических технологий:

— Я не думаю, что у этой трагедии будут какие-то политические последствия. Последствия будут техническими. Ответом на прошлые теракты стало то, что начали проверять автобусы, ужесточили проверку груза в аэропортах, усилили контроль на железнодорожных станциях. Теперь будут тщательнее проверять пассажиров метро. Сейчас каждого двадцатого приглашают на досмотр, станут каждого пятого. Но никаких репрессивных последствий для общества я не предполагаю. Сейчас не время «закручивать гайки», а время искать технические ответы на вызовы террористов.

Еще читать  Купите Россию

Михаил ФЕДОТОВ, председатель Совета по правам человека при Президенте России:

— Политические последствия будут зависеть от того, что было причиной взрыва в петербургском метро. Мы пока не знаем, с чем имеем дело: криминальной разборкой, террористической атакой запрещенной в России ИГИЛ или терактом, организованным боевиками Северного Кавказа… Может быть, очень много разных причин трагедии, но самое главное — эту причину найти. Потому что если нам правоохранительные органы и спецслужбы укажут не ту причину, которая было на самом деле, то наши политические последствия пойдут не по тому пути и могут прийти совершенно не туда.

Михаил ПОЛИКАРПОВ, политолог, военный эксперт:

— Теракт в метрополитене Санкт-Петербурга, на мой взгляд, нужно рассматривать не только как направленный против Владимира Путина (ведь именно в понедельник президенты России и Белоруссии встречались в Северной столице), но и как предупреждение Александру Лукашенко. Это такой способ показать ему, что не надо так уж сближаться с Россией. Что в самой России не все гладко, чтобы на нее рассчитывать.

В качестве косвенно заинтересованных в этом теракте сторон можно назвать и Киев, и Варшаву. Именно Польша больше всех не желала бы нашего сближения и радовалась бы возможному разрыву. Варшава стремится перехватить у Москвы роль Третьего Рима для Украины и Белоруссии. Именно в Польшу массово едут работать и учиться граждане этих республик и там же получают убежище белорусские боевики, воевавшие на Украине на стороне ВСУ. В Белоруссию им возвращаться небезопасно, а украинское гражданство не дают.

Да и в самой Белоруссии тоже не совсем спокойно. Напомним, что в феврале-марте там прошла серия внутренних протестов, вызванных принятием декрета №3 (против «тунеядцев»). Но помимо собственных проблем на этих митингах разыгрывалась и антироссийская карта, в частности в Бобруйске собирали подписи против российской базы, которую планируется разместить в Могилевской области. Кроме того, определенные силы наверняка хотели бы сорвать запланированные на осень совместные российско-белорусские военные учения «Запад-2017».

За последними новостями из Санкт-Петербурга следите в нашей онлайн-трансляции.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика