Олег Кононов: «Барселона» — эталон атакующего футбола




Раньше Олегу Кононову бывать в гостях у «МК» не доводилось, да и никто из нас с ним лично знаком не был. Пока тренер поднимал «Краснодар», созданный Сергеем Галицким, к высотам еврокубков, ему вообще было особо не до общения с журналистами. И уж тем более не до пространных интервью. Под его руководством «быки» выходили в финал Кубка России, завоёвывали свои первые и пока последние медали премьер-лиги…

Олег Кононов: "Барселона" - эталон атакующего футбола

Впрочем, что за человек и специалист Олег Георгиевич, мы примерно представляли по его интервью и послематчевым пресс-конференциям. Спокойный, рассудительный, умеющий на доступном собеседнику языке объяснить даже самые сложные для понимания футбольные нюансы… Но личное знакомство – бывает же! – превзошло все наши ожидания.

Не так часто разговоры с представителями тренерского цеха получаются столь содержательными. Эту же беседу не хотелось заканчивать вовсе. Да и сам Кононов ни разу не напомнил, что отведенное на интервью время, как основное, так и дополнительное, давно истекло. Надеемся, не только из вежливости, но и потому, что ему тоже (как и нам!) было интересно. Как некогда его «Краснодар», он умело плел кружева беседы, радуя нас и самим процессом, и результатом.

До начала интервью мы обсудили драму, что случилась на легендарном «Камп Ноу» в матче Лиги чемпионов «Барселона» — ПСЖ, когда каталонцы выиграли (6:1) после поражения в Париже – 0:4. Наш собеседник, при котором «Краснодар» демонстрировал, пожалуй, самый яркую атакующую игру в России, говорил не только о сумасшедшем сценарии матча, но и о торжестве наступательного футбола.

С этого плавно и начался наш разговор «под запись».

«Атака – это не только владение мячом…»

— Олег Григорьевич, а что вы имеете в виду, когда говорите об атакующем футболе? Вот в первом весеннем туре, в матче «Краснодар» — «Спартак», кто больше играл в атаку: хозяева или гости?

— В моем понимании атакующий футбол – это не только владение мячом, но и быстрый его отбор после потери. «Барселона» с ПСЖ играла именно так. И считаю, что это один из лучших матчей в исполнении каталонцев. Они шли вперёд разнопланово: были и позиционные, и быстрые атаки, теряя мяч, команда моментально включалась в отбор и не позволяла сопернику проводить контратаки. И так «Барса» играла с первой до последней минуты!

Если же говорить о матче «Краснодар» — «Спартак», то сложно сказать, что игра была остроатакующей. Было много позиционного отбора на своей половине поля, а в наступлении соперники часто доходили до чужой штрафной и теряли мяч. Каких-то красивых розыгрышей, ярких индивидуальных действий игроков группы атаки, дальних ударов зрители почти не видели.

— Раз уж «Барселону» называем эталоном атакующего стиля, хотелось бы узнать, кого вы считаете там ключевым игроком: Месси, Иньесту или, быть может, Маскерано?

— В каждой линии должно быть как минимум по одному лидеру. У любой команды, сколь бы разного уровня соперники ни встречались, обязательно будут моменты. Так что в воротах должен находиться голкипер, который бы помимо стабильности выручал в сложнейших моментах. Многое зависит от вратаря при начале атаки: важно, чтобы он не просто выбивал мяч в поле, но отправлял его в свободные зоны. Эти моменты отрабатываются на тренировках: игроки должны знать, как может развиваться атака в любом направлении, а принимающий обязан быть готов, что вратарь будет делать передачу именно на него.

Так что вратарь крайне важен не только на линии ворот, но и в организации игры. Вспомните, как в том же матче с ПСЖ уже в компенсированное время голкипер каталонцев Тер Штеген отнял мяч у соперника на чужой половине поля. Без этого, скорее всего, «Барса» не забила бы 6-й мяч и не прошла бы в четвертьфинал.

В линии защиты у «Барселоны», раз уж мы танцуем от нее, есть Пике и Маскерано. С такой парой в центре обороны можно чувствовать себя спокойно. В середине поля имеется один из лучших полузащитников в мире — Андрес Иньеста. В нападении — Лионель Месси. В матче с французами блестяще сыграл Неймар, продолжавший гнуть свою линию, когда могло показаться, что сине-гранатовые уже психологически сдались. В ряде матчей на первый план выходит Луис Суарес. Но все же ключевую роль в атакующих действиях играет не бразилец и не уругваец, а аргентинец.

— Так что же случилось с «Барселоной» в Париже?

— Луис Энрике объяснил это своим тактическим просчетом. Последние лет 25 каталонцы неизменно играют по одной схеме — 4-3-3 с одним нижним полузащитником и двумя инсайдами в центре поля. В Париже эта схема была изменена на 4-2-4, и в центра было всего 2 игрока — Иньеста и Бускетс, которые уже не могли высоко прессинговать соперников, рискуя оставлять за спиной свободные для парижан зоны. В ответном матче эта ошибка была исправлена. Вернувшийся в центральную зону футболист позволил игрокам «Барсы» вступать в отбор, коих в том матче было совершено очень много, уже на чужой половине поля. Это и позволило играть в тот атакующий футбол, с которого мы начали разговор. Этот фактор, помноженный на своих болельщиков, которые гнали каталонцев вперед и заставляли ошибаться судью в нужную сторону, и предопределил итоговый результат.

Чему мы научились друг у друга с Юргеном Клоппом

— А вы у руля «Краснодара» в матче с каким соперником испытывали наибольшее давление трибун?

— Если говорить о чемпионате Украины, то сложнее всего было играть в Донецке, где «Шахтер» собирал по 50 тысяч болельщиков. Если о России, то всегда непросто на поле «Спартака». Тяжело было на домашнем стадионе «Реал-Сосьедада» «Аноэта» в Сан-Себастьяне. Но самым серьезным испытанием стал гостевой матч с дортмундской «Боруссией» на «Сигнал Идуна Парке», способном вместить свыше 80 000 болельщиков.

С симпатией отношусь к немецкой команде, играли в Дортмунде, еще когда тренировал «Карпаты» – да и до того специально ездил посмотреть, как работает команда и персонально Юрген Клопп. Без проблем получил доступ на тренировки, попал на праздничную церемонию, посвященную столетию клуба. Стадион был переполнен. Больше всего меня поразило, что на матчах бундеслиги только на одной трибуне за воротами собирается 20 000 болельщиков, занимающих стоячие места. Правда, в еврокубках это запрещено, так что зрителей умещается меньше тысяч на 5.

— А как прошло знакомство с Клоппом?

— Он абсолютно открытый человек. И сразу предупредил, что на беседу у него есть максимум час, но мы очень обстоятельно и интересно поговорили. Юрген был очень откровенен и без утайки отвечал на любые вопросы о тактике, физической подготовке. В общем, он оставил очень приятное впечатление: и как тренер, и как человек. Сейчас вспоминаю, как ездил к Антонио Конте или совсем недавно в «Баварию» к Карло Анчелотти – совсем другое дело: всё закрыто, практически никого никуда не пускают, общаться и уж тем более делиться секретами не особенно хотят.

Признаюсь, было приятно, когда на следующий после поездки в Дортмунд год при еврокубковой жеребьевке нам в соперники досталась «Боруссия», о которой сохранились самые приятные впечатления. И сам Клопп, с которым мы потом встретились у кромки поля перед нашим матчем, говорил: «Олег, надо же такому случиться. Ты только приезжал в гости, а теперь мы соперничаем в еврокубке». Мы проиграли тогда 3:4, а на послематчевой пресс-конференции Юргена спрашивали, зачем он учил иностранного коллегу, команду которого теперь удалось обыграть с таким трудом. На что Клопп ответил, что ему самому у меня есть много чему поучиться.

— Получается, действительно он, не зная об этом, готовил вас к играм против его команды?

— Мне импонировала манера игры «Боруссии», которая к моменту встречи с нами находилась практически на пике своей формы и громила всех подряд. И мои команды, в том числе «Краснодар», играли в схожем атакующем стиле. Можно сказать, что наши футбольные взгляды и вкусы во много совпали.

— Так к какому типу тренеров вы бы отнесли Юргена Клоппа: тактикам или мотиваторам?

— Он очень эмоционален. Конечно, не так, как Конте, но в отдельных моментах вполне может взорваться. Но он очень силен и как тактик. У него есть прекрасный помощник из Боснии, кажется, с которым он работает уже много лет. Они заставляют игроков действовать таким образом, чтобы на поле соперник всегда оставался вторым номером. Этому посвящены и тактические занятия, и отдельные упражнения на тренировках. Но это не так просто, как может показаться. Для того, чтобы много на поле работать с мячом, проводить больше атак, необходимо играть довольно высоко, что требует от футболистов не только выучки, но и смелости. Этот стиль Клопп теперь перенес в «Ливерпуль», да и «Боруссия» продолжает играть в том же ключе, хотя тренер, который этот стиль прививал, уже покинул команду.

Кстати, в «Краснодаре» были с некоторыми футболистами проблемы: никак не получалось их заставить играть выше, то есть ближе к атаке. Особенно это касается защитников. Тот же Гранквист, приехав из «Дженоа», всё никак не мог понять, как так можно действовать. Говорил, что в Италии игроки обороны располагались гораздо ближе к своим воротам. Но переучился. И сегодня он играет совсем иначе. Да, может уступать соперникам в скорости, но за счет опыта, умения правильно занять позицию на поле, как правило, выигрывает борьбу за мяч.

— А были в «Краснодаре» те, кого переучить так и не удалось?

— Это те футболисты, с которыми в итоге были вынуждены расстаться.

«Гвардиола развернул футбол в сторону атаки»

— Так что для тренера важнее: тактика или психология?

— В беседе со мной Карло Анчелотти сказал, что на заре тренерской карьеры злоупотреблял тактическими заданиями на тренировках и специальных занятиях, но с каждым годом сокращает эту составляющую при работе с командой. С годами и я пришел к этому, все больше делая акцент на тренировках на игровые упражнения. И ведь с этими упражнениями тоже надо угадать.

Еще читать  Аргентинская сборная во главе с Месси решила бойкотировать журналистов »

Мы обсуждали это с Анчелотти. Так вот: он любил давать тактические упражнения с максимальным сопротивлением, и в официальных играх после этого получается лучше воплощать свои задумки в жизнь.

А у Конте в «Челси», если судить по тому, что довелось увидеть своими глазами, все с точностью до наоборот — все упражнения отрабатываются при минимальном сопротивлении. Он проводит очень много тактических занятий, количество которых скорее всего объясняется переходом на схему с тремя центральными защитниками.

У каждого тренера свое видение футбола и свои методы донесения идей до игроков. Анчелотти — представитель итальянской школы, где тактика всегда занимала одно из ведущих мест в работе с командой, всё же изменился. Думаю, это пришло не с годами, а с зарубежным опытом, когда он поработал сначала с «Челси» в Англии, затем с ПСЖ во Франции, потом с «Реалом» в Испании.

— А с каким тренером вы бы хотели пообщаться сегодня больше всего?

— Нравилась и нравится работа Хосепа Гвардиолы. Пожалуй, это тот специалист, который внес максимальный вклад в развитие современной игры. Сейчас в мировом футболе отчетливо видна атакующая тенденция. И он тот человек, который эту моду создал. У атакующей философии есть множество ответвлений и вариаций. Могу отметить работу Томаса Тухеля с дортмундской «Боруссией», Маурисио Сарри в «Наполи». Эти специалисты приняли наступательную идеологию, но вектор задал именно Гвардиола. Я бывал в Барселоне, а затем и в Мюнхене, следил за работой этого тренера. Удалось немного поговорить, но хотелось бы более детального и обстоятельного разговора.

— Были ли в вашей карьере моменты, которые принципиально меняли ваш взгляд на футбол?

— Когда только начинал работу тренера в Беларуси лет 15 назад в клубе, который был создан на базе минского «Локомотива» и назывался «Сквич», мы сенсационно стали победителями в своей лиге. Команда показывала довольно интересный, атакующий футбол. Именно тогда я впервые почувствовал уверенность в собственных силах, понял, что мои знания и понимание игры могут приносить результат. Немаловажно, что этот стиль игры нравился и игрокам, а от этого тренерский штаб получал двойное удовольствие. Гораздо приятнее работать, когда видишь, что ребята играют не из-под палки, а в удовольствие, что они понимают и принимают наши идеи.

Вторым ключевым моментом в карьере стала первая работа в качестве главного тренера в украинских «Карпатах». За те 3 года, что я провел в львовском клубе, мы дважды, занимая 5-е места, по итогам чемпионата завоевывали право играть в Лиге Европы, пропуская в турнирной таблице вперед лишь клубы, заметно превосходящие нас и в финансовом вопросе, и в уровне исполнителей. Это был очень важный опыт. Должность главного тренера, взрослые футболисты — все это научило ставить себя в команде, отстаивать собственные идеи перед руководством и игроками.

— Как же так получилось, что после «Карпат» с еврокубками вы оказались в скромном клубе «Севастополь», выступавшем во втором по рангу дивизионе?

— Контракт с львовским клубом истек, других предложений почти не было. Звали в Россию «Краснодар» и нальчикский «Спартак», но тогда не рискнул. А в Севастополе заинтересовал в первую очередь руководитель клуба, вынашивавший амбициозные планы по созданию инфраструктуры, соответствовавшей большому клубу. Выстраивалась система — от детско-юношеской школы до первой команды, и мне отводилась в этом процессе ключевая роль. Был одновременно и генеральным директором, и главным тренером, решал все вопросы, отчитываясь только перед теми людьми, которые финансировали клуб. Привлек именно масштаб проекта.

Мы с большим отрывом от ближайшего преследователя выиграли то первенство и вышли в высший дивизион. Но тут пришло очередное приглашение из Краснодара, на которое в этот раз ответил согласием. Так началась третья веха в моем тренерском становлении.

«В начале работы в «Краснодаре» смущал непривычно узкий круг обязанностей»

— И какие же задачи сходу поставил перед вами владелец краснодарского клуба Сергей Галицкий?

— Сергей Николаевич никаких спортивных задач не ставил вовсе. Разговоров о высоких местах или еврокубках никто не заводил. Галицкий опасался вылета из премьер-лиги, но в разговоре с ним я сразу сказал, что вниз таблицы не смотрю, а в качестве конкурентов рассматриваю лишь тех, кто расположился в ней выше нас. Игроки сразу приняли мои идеи, работать в этот период, признаюсь, было очень интересно. Да и мне как тренеру, что скрывать, хотелось попробовать свои силы в команде с подбором игроков высокого уровня, посоревноваться с московскими клубами, «Зенитом», «Рубином», который в те годы входил в список претендентов на медали. Пришел в команду по ходу чемпионата и перестроиться после «Севастополя», где был наделен практически неограниченными полномочиями, на новый, более серьёзный по уровню чемпионат было не просто. В «Краснодаре» выполнял куда более узкий спектр обязанностей, будучи сосредоточенным на работе с игроками. Все остальное — было делом Сергея Галицкого и его команды.

— Почему на этот раз ответили «Краснодару» согласием?

— Да и после первого приглашения уже было написал в «Карпатах» заявление об уходе, но команда хорошо играла, болельщики хотели, чтобы я остался. И я остался. Не смог бросить команду и город. А когда позвали в Краснодар второй раз, уже не раздумывал. К тому же руководство «Севастополя» отнеслось к моему отъезду с пониманием, да и была у нас договоренность, что не будут препятствовать моему уходу, если позовут в клуб более высокого уровня. Отнеслись ко мне по-человечески, сказали, что все понимают и поблагодарили за проделанную работу.

— То, что в «Краснодаре» у вас был гораздо более узкий круг обязанностей, было не очень привычно. Но ведь вам как тренеру, думается, работать в таких условиях должно быть комфортнее…

— В этом есть доля правды. Больше не было необходимости отвлекаться на селекционные вопросы, проводить просмотры игроков. Но вообще-то тренер должен заниматься и этим. Тем более, что для подобного взаимодействия необходимо полное взаимопонимание и доверие сторон, а я был в команде человеком новым. Но со временем притерлись.

— К слову о круге обязанностей: как вы относитесь к совмещению некоторыми тренерами постов в клубе и сборной?

— Когда-то относился к этому спокойно. Думал: а почему нет? Но после примера Леонида Слуцкого, совмещавшего работу в ЦСКА и сборной России, понял, что на долю тренера выпадает просто сумасшедшая нагрузка и вряд ли стоит идти по этому пути. Ты раздваиваешься, надо выбрать, что важнее, какой команде уделять больше времени. Ты живешь клубом, его результатом, это твоя ежедневная работа, а тут надо отвлечься, переключиться на сборную. Работа с национальной командой – это же не только матчи, но и многочисленные просмотры кандидатов, сборы. И когда главный тренер уезжаешь в сборную, его обязанности в клубе берут на себя помощники. Но помощник никогда не отработает так, как главный тренер. Так что не случайно, что практически никто в мире не практикует совмещение постов.

— Вас приглашали возглавить белорусскую сборную. Почему отказались?

— Ответ надо было дать в очень сжатые сроки. Сказал, что готов вернуться к этому разговору в середине лета. Признаться, больше хочется работать в клубе в ежедневном режиме, но не исключаю и вариант со сборной.

— Какие требования предъявляете к потенциальному работодателю?

— Очень важен уровень амбиций клуба, чтобы его руководство было заинтересовано в росте. Приглашая тренера, необходимо понимать, что в одиночку он команду не вытащит, а вот его штаб, в который войдут 3-4 помощника, это уже серьезная команда, способная решать соответствующие задачи.

«Краснодар» способен прогрессировать и дальше»

— Как считаете, «Краснодару» в его нынешнем состоянии есть куда расти?

— А почему нет? Да, на меньшее, чем попадание в еврокубки, Сергей Галицкий уже не согласен, на этих позициях клуб обосновался прочно. Но можно сделать и еще шаг вперед — в Лигу чемпионов. За последнее время было 2 хороших приобретения, подрастает способная молодежь, а Жигулев уже периодически появляется в основе. Так что не стал бы говорить, что команда достигла своего максимума. Никто ведь не ждал от нас бронзовых медалей в позапрошлом сезоне, а мы их взяли. Причем долгое время имели хорошие шансы на серебро. Почему не сделать еще один качественный скачок?

— Вы уделяли внимание в Краснодаре молодым игрокам?

— Когда только приехал в команду, Сергей Николаевич попросил заглянуть в академию, оценить обстановку. Я сделал несколько рекомендаций. Например, на тренировках мало внимания уделялось игре в мелкий и средний пас, что, учитывая стилистику игры главной команды, было явным упущением. Наши тренировки часто посещали тренеры детских команд, мы приглашали и ребят. А мои помощники отслеживали происходящее в младших командах. Плюс к этому, только появившись в «Краснодаре», настоял, чтобы велись видеосъемки всех наших тренировок, которые потом могли бы посмотреть тренеры команд всех возрастов. Таким образом многие методики были взяты на вооружение в академии. В итоге все стали играть в едином стиле. Кстати, совсем недавно, побывав в «Челси», особое внимание уделил именно работе с младшими командами.

— Ну и заключительный вопрос: второе место «Ростова» по итогам прошлого сезона для вас стало неожиданностью?

— Ростовчане его заслужили. Да, не всем нравился их футбол, но подобную игру не первый сезон культивирует в «Атлетико» Диего Симеоне. И добивается впечатляющих результатов. Многие взяли эту систему на вооружение. Что касается «Ростова», то посмотрите, как преобразилась команда в сезоне нынешнем, в атакующих действиях появились новые краски, она стала более разнообразной.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика