Обратный отсчет ненависти




Нынешняя украинская ситуация чем то напоминает обстановку в оккупированной нацистами Французской республике. Тамошнее местное население, в своей основной массе, никакого сопротивления оккупационному режиму не оказывало. Коммунистические партизаны «маки», действовавшие под руководством Москвы, не в счет. Повседневная жизнь оккупированных французов также текла своим чередом – в кранах была горячая вода, на улицах полно хорошо одетых людей, в магазинах – товары на любой вкус. В общем, внешне все выглядело так, что некогда гордые французы смиренно приняли чужеземную власть, расслабились и получили удовольствие.

Обратный отсчет ненависти

На самом же деле это была только внешняя оболочка, вынужденная защитная мимикрия целого народа, который в силу ряда исторических и психологических причин не смог дать агрессору достойный отпор на поле битвы. В действительности, французы даже не думали мириться с оккупантами, смертельно ненавидели своих поработителей и, будучи нормальными людьми, мечтали о том дне, когда Франция вновь будет свободна. И когда это, наконец, случилось, истинное отношение народа к происходящему проявило себя в полный рост. Общество, долгие годы копившее смертельную ненависть к захватчикам и к их местным прихлебателям, немедленно выплеснуло на них все запасы своего праведного гнева. По всей Франции началась общенациональная вендетта в отношении тех, кто пошел в услужение нацистам. Женщин, имевших неосторожность вступить в отношения с немцами, подвергали публичному унижению – рисовали на лбах свастики, стригли налысо, гнали отовсюду.

Полицейских и прочих коллаборантов просто расстреливали, причем часто без суда и следствия. За год после освобождения во Франции – стране, которая традиционно считается образцом толерантности, гуманизма и цивилизованности, было приведено в исполнение около 150 тысяч смертных приговоров в отношении пособников гитлеровских оккупантов.

Нынешняя Украина, во всяком случае — её юго-восточная часть, может преподнести очень похожий «сюрприз». Естественно — за минусом чисто французских «приятных манер» и чрезмерной цивилизованности. Сегодня местное население ведет себя примерно также тихо, как и французы под немцами. Даже картинка похожа – в магазинах полно еды, хотя цены отнюдь не радуют, а на улицах много вполне жизнерадостных людей в добротной одежде.

Однако стоит только копнуть чуточку глубже, и ассоциации с оккупированной Францией становятся практически буквальными. Причем, это признают даже сами деятели нынешнего режима, которые нет-нет, да обронят одну две неосторожные фразы о том, как к этой власти на самом деле относятся рядовые граждане.

Вот, например, верноподданный Киеву губернатор Николаевской области, «герой АТО» Алексей Савченко по простоте душевной взял и бухнул, что кругом одни враги и вообще – «полный атас»: «Сегодня я руковожу одной из важнейших и проблемных областей нашей державы, 65% населения которой — скрытые сепаратисты, а большинство разговаривает на русском языке».

Еще читать  Спасите наши души

Власть, которая считает две трети местного населения своими врагами, к тому же говорящими на «чужом» языке, по определению является властью оккупационной. И это касается отнюдь не только Николаевской области. Практически по всему юго-востоку нынешней Украины тамошние «бургомистры» и «гауляйтеры» время от времени впадают в приступы откровенности и «раскрывают карты». Одесситы, например, хорошо помнят взрыв бешенства бывшего наместника региона Саакашвили, который чохом обозвал «дремучими совками» и «врагами Украины» триста тысяч жителей самого большого «спального» района города – поселка Котовского.

А вот как характеризует своих сограждан другой местоблюститель режима — глава военно-гражданской администрации донецкой Красногоровки некий Олег Ливанчук. По его словам, на весь десятитысячный город реально «проукраинских людей» не более 50 человек.

«Вот мы на мероприятия собираемся — День вышиванки, День флага, другие государственные праздники. Человек десять могут взять флаги наши, символику нашу. Остальные — нет. Здесь большой процент тупого населения. Восточная Украина — это Сумщина, Харьковщина. Слобода. Что такое слобода? Это нейтральная территория между двумя государствами, куда высылали маргиналов и преступников. А гены ж не поменяешь. В генах многое зарождается. Вот тебе и генофонд. Его выводить надо»

Как видите, здесь не только констатация катастрофического неприятия режима со стороны местного населения, но и вполне нацистские рассуждения о его «генетической неполноценности». Так что аналогия с оккупированной гитлеровцами Францией становится практически стопроцентной.

Типовые сатрапы де-факто оккупационного режима – глава Красногоровки О.Ливанчук и губернатор Николаевской области А.Савченко. Бездна интеллекта на лицах этих новоявленных «юберменшей» вполне объясняет их неспособность найти общий язык с местным населением

А это дает достаточные основания полагать, что исход данной ситуации вполне может быть аналогичен летальному для коллаборантов французскому. И я бы не стал на их месте тешить себя пустыми иллюзиями насчет безропотной покорности якобы бесповоротно подавленного грубой силой народа. Киевский режим сегодня отнюдь не в той ситуации, чтобы кто-нибудь мог рассчитывать на его незыблемую стабильность. И стоит только ему пошатнуться, как кипящая под тонкой коркой вынужденной покорности магма ненависти, вырвется наружу. И тогда никому из нынешних сатрапов, имеющих наглость считать народ быдлом и силой навязывать ему свои дремучие «идеалы», мало не покажется. И Франция образца 1944-45 годов вполне может показаться на этом фоне детской забавой.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика