Обмани детектор лжи: как гарантированно попасть в силовые структуры

На днях своих мест с позорной формулировкой «в связи с утратой доверия» после провала проверки на полиграфе лишилась верхушка самого секретного, 4-го управления МВД России, призванного охранять важнейшие объекты космической отрасли. Но как такое могло произойти, ведь успешная сдача теста на детекторе лжи является обязательным условием для приема на работу в правоохранительные органы? Так ли непогрешима в целом система полицейской психологической диагностики? Насколько «нормальными» должны быть стражи порядка? Можно ли обмануть умные тесты и превратить себя настоящего — вспыльчивого ипохондрика — в идеал спокойствия? И если да, то есть ли риск, что в следователи или опера возьмут хитрого маньяка, скрытого шизофреника или потенциального самоубийцу? Об этом в расследовании «МК».

Обмани детектор лжи: как гарантированно попасть в силовые структуры

На днях своих мест с позорной формулировкой «в связи с утратой доверия» после провала проверки на полиграфе лишилась верхушка самого секретного, 4-го управления МВД России, призванного охранять важнейшие объекты космической отрасли. Но как такое могло произойти, ведь успешная сдача теста на детекторе лжи является обязательным условием для приема на работу в правоохранительные органы? Так ли непогрешима в целом система полицейской психологической диагностики? Насколько «нормальными» должны быть стражи порядка? Можно ли обмануть умные тесты и превратить себя настоящего — вспыльчивого ипохондрика — в идеал спокойствия? И если да, то есть ли риск, что в следователи или опера возьмут хитрого маньяка, скрытого шизофреника или потенциального самоубийцу? Об этом в расследовании «МК».

■ ■ ■

Поводом для нашего расследования стал звонок в редакцию жителя Казани Дениса Кириллова. Он рассказал свою историю, в которую, честно говоря, мы поверили не сразу. Ну не бывает вроде бы в современном цивилизованном обществе таких сюжетов! По словам мужчины, его без каких бы то ни было оснований объявили педофилом. Причем сделали это не следователи или суд в рамках уголовного дела (пусть бы и сфабрикованного), а… полицейские психологи на собеседовании. И тем самым испортили не только карьеру, но и нормальную жизнь бывшему офицеру с хорошей репутацией.

«Да по тебе и так видно, что ты нормальный!»

Сейчас Денису 37 лет, и он простой дворник одного из казанских ЖЭКов. Но всего несколько лет назад основным орудием труда этого человека была не метла, а табельное оружие. Денис в недавнем прошлом — капитан внутренней службы УФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Был сначала старшим инспектором в знаменитых «Крестах». Затем перевелся с повышением до начальника отряда в питерскую ИК-4 строгого режима. А до этого окончил Казанскую архитектурно-строительную академию и два года служил в армии по контракту.

— Моя карьера шла по накатанной до 2009 года, когда в Казани тяжело заболел отчим, — рассказывает Кириллов. — Мне пришлось уехать домой ухаживать за родственником.

Однако перевестись в местные тюрьмы не получилось. По официальной версии не было вакансий. Так что единственное, куда удалось приткнуться 30-летнему капитану с идеальными характеристиками (все они есть в распоряжении редакции), чтоб не выпасть из силовой системы насовсем, — санитаром в казанскую психбольницу для заключенных. Найти подходящую вакансию Кириллову удалось лишь в 2014 году. Причем не в Казани, а в столице. Правда, не в структурах ФСИН, а в полиции. Характеристики и послужной список капитана приглянулись руководству 1-го оперативного полка полиции по Москве. Кириллова вызвали в столицу на личное знакомство с будущим начальством. Оно также прошло без запинок. Дальше — военно-врачебная комиссия и обследование у психологов.

— Я разговаривал с командиром полка, и он мне сказал, что все будет хорошо и наверняка я пройду психологов. Мол, по мне и так видно, что я нормальный. Да еще и с таким послужным списком, — вспоминает Кириллов. — Так что я спокойно поехал в Казань. Врачей и психологов по правилам надо проходить по месту жительства.

Медкомиссию Денис действительно прошел с отметкой «годен». А вот обследование в ЦПД (Центр психологической диагностики) для него превратилось в настоящий театр абсурда.

Обмани детектор лжи: как гарантированно попасть в силовые структуры

«Вы педофил, но это секретная информация»

— Я ходил к психологам трижды. Первый день — тест на интеллект, потом полиграф, и на третий день была беседа, которая длилась больше часа, — говорит Кириллов. — Сначала были безобидные вопросы типа «какие у вас были отношения с отцом?» и «были ли у вас настоящие друзья в детстве?». А потом почему-то ее заинтересовало, отчего я в 34 года до сих пор не женат. Я сказал, что просто не нашел еще ту единственную, да и много ли кого устроит работник тюрьмы? Очередей из невест я за собой не наблюдал. Потом были еще какие-то безобидные вопросы, а затем — бах! — «как вы относитесь к геям?». Я немного опешил и ответил, что к ним не отношусь, но пусть каждый сам для себя решает, как и, извините, с кем. Главное, чтоб тихо и по обоюдному согласию. И тут даму-психолога понесло: начала задавать мне вопросы педофильской тематики: «Не было ли у вас мыслей о контактах с несовершеннолетними?», «Смотрели ли вы когда-либо порновидео с участием детей и какие у вас были тогда эмоции?» и т.д. Я был, мягко говоря, взбешен и на все вопросы отвечал «нет». С чего она вообще взяла, что мне это может быть интересно?

После интервью с психологом Кириллов отправился обратно в Москву. В Казани ему сказали, что на руки никаких заключений давать не будут — не положено. Всё отправят по секретной почте. Но прошел месяц, а результаты так и не пришли. А когда Денис поехал в казанский ЦПД, разыскал того самого психолога и задал ей вопрос в лоб — что да как, — она его огорошила: по результатам обследования у него обнаружена склонность к педофилии, но это секретная информация и вообще она не имеет права говорить о результатах вслух. Но, дескать, мил человек, лучше и не пытайся. В органы тебе дорога заказана.

Потом, как вспоминает Кириллов, были долгие недели беготни по кабинетам московских полицейских 1-го оперативного полка. В результате дошел до командира. Но тот стиснув зубы хохотнул и сказал: «Не, брат, нам такого не надо. На нашей территории парков много. А вдруг ты после работы будешь по ним ходить и кому-то что-то там демонстрировать?»

Но самым диким сюрпризом стали регулярные визиты участкового по приезде домой в Казань (съемную московскую квартиру пришлось покинуть — деньги кончились). Местный околоточный заявил, что вчерашний офицер занесен в «базы» и теперь с него надлежит глаз не спускать. Так теперь капитан ФСИН Кириллов и живет: метет дворы, общается с участковым, ловит на себе стерегущие взгляды казанских стражей порядка. Сам он все произошедшее с собой за последние три года называет каким-то чудовищным сюрреализмом. Ну как, спрашивается, в нем могли психологи найти то, чего в помине никогда не было? Или все-таки было?..

«Эпоха Володи Шарапова прошла»

Прокомментировать историю Дениса Кириллова мы попросили полицейского психолога Игоря Артемьева. То, что рассказал специалист, повергло нас в шок: оказывается, работающие на силовиков психологи вообще не имеют права задавать кандидатам вопросов на тему половой идентификации и сексуальных предпочтений.

— У нас есть неписаный кодекс этики, который все должны соблюдать, — поведал эксперт. — Согласно правилам мы должны избегать тем, касающихся интимной сферы. Во-первых, это тайна частной жизни, и она охраняется Конституцией. Во-вторых, нас просто это не интересует. Цели психологической диагностики совсем иные.

По словам психолога, по правилам диагностика состоит из нескольких этапов. На первом определяется уровень интеллекта кандидата (IQ-тестирование), наличие органических поражений мозга (например, травмы или последствия употребления алкоголя и наркотиков), а также сфера его интересов и чаяний на сегодняшний день. Для последнего используется тест Люшера — набор цветных карточек, которые испытуемый должен распределить по принципу «любимый цвет». При этом каждый цвет имеет строго определенное значение. Синий — спокойствие. Зеленый — настойчивость и упрямство. Красный — агрессивность и наступательные тенденции в поведении. Фиолетовый, коричневый и черный — стресс, тревога, страх.

Например, человек выбрал синюю, затем желтую, зеленую и красную карточки, это будет истолковано так: интроверт, спокойный, нацеленный на автономную работу вне команды, но довольно инициативный и способный принимать самостоятельные решения. Скорее всего, такая характеристика подошла бы пилоту истребителя или, например, газетному обозревателю. Но для полицейского это наверняка приговор.

Еще читать  Online [Free Watch] Full Movie Rebel in the Rye (2017)

— Излишняя инициативность, эмоциональность — всё, что мы привыкли называть «горящим сердцем», — это явные минусы, — объясняет психолог. — Интроверт тоже вряд ли получит положительное заключение. Работа в полиции — это командный «вид спорта». Норма для полицейского — это максимально ровный эмоциональный фон, без рьяного желания ловить преступников и защищать граждан от злодеев. Как показывает моя личная практика, слишком эмоциональные ребята, у которых вместо сердца пламенный мотор, уходят со службы максимум через полгода. Их система просто ломает. Так что идеальный вариант — это максимально меркантильный индивид без вредных привычек, который хочет закрепиться в Москве, получить квартиру, иметь достойную стабильную зарплату и рано выйти на пенсию. Время Володи Шарапова, как ни печально, прошло.

«Психи в полиции не редкость»

Второй этап — опросник из 566 вопросов, известный под аббревиатурой СМИЛ (систематизированное многофактроное исследование личности). Это доработанная калька с американской системы диагностики MMPI, разработанной психиатрами в Миннесоте в 30-е годы прошлого века. Здесь главное требование — отвечать максимально честно и искренне. Если соврете, это отразится на результатах. Они формируются в виде нескольких шкал. Первые три отвечают как раз за честность в ответах и уровень самоконтроля — в случае, если вы крайне агрессивный человек, но сознательно не хотите выпускать своего внутреннего зверя.

Правда, на просторах Интернета есть множество подробных инструкций, как обмануть СМИЛ. И, что наиболее полезно для нашего расследования, есть даже инструкция — как отвечать, чтобы гарантированно пройти на службу в полицию. Найти этот лайфхак можно парой кликов мышки. Но раз бдительные стражи порядка не предпринимают никаких усилий для того, чтобы удалить предательскую инструкцию из Сети, так, может, она просто не работает?

— Это вполне рабочий вариант, который позволяет пройти тест успешно, — уверен Игорь Артемьев. — Просто в органах на этот счет не заморачиваются. Запомнить более 500 правильных ответов довольно сложно. Но можно — это факт. Более того, я могу смело утверждать, что обмануть психологические тесты не способен только человек, который, идя на тестирование, вообще не представляет, что с ним будут делать. В противном случае при помощи Интернета вполне можно подготовиться и обмануть систему.

Мы решили на себе испытать действие знаменитого теста. Первый раз отвечали предельно честно. И сразу же застопорились на вопросе: «Я бы хотел познакомиться с известной личностью, и это знакомство повысило бы мой статус в собственных глазах». А что это за личность такая? Академик Капица, Оливер Стоун или, может, Джигурда или Бузова? И чем надо измерять уровень известности? А он должен быть известен за заслуги, талант или за «лайки» в соцсетях?

— Вы слишком много думаете, — заключил психолог. — Психолог из этого может сделать вывод, что вы не склонны к работе в команде и четкому исполнению приказов. Это не приветствуется. Скорее всего, вы бы не получили положительного заключения.

Второй раз попытаемся создать образ этакого спокойного меркантильного середнячка-пофигиста. Для этого проходим тест заново и даем именно такие ответы, как советуют инструкции из Интернета. Результат — бинго! Наш виртуальный кандидат в стражи порядка оказался идеалом во плоти: спокойный, без закидонов и… честный.

Наконец, третьим заходом создаем образ неблагонадежного психопата. Для этого много усилий не понадобилось. Достаточно было ответить «да» на такие вопросы, как «когда я смотрю вниз с большой высоты, мне хочется прыгнуть» и «на свете нет человека несчастнее меня».

Правда, как признается эксперт, в ряде случаев и обманывать-то особо не надо. У полицейского психолога в день по три обследования. Каждое длится минимум три часа. Это девятичасовой рабочий день без перерыва на обед и чай. И так каждый день. Условно говоря, к середине среды у мозговеда просто притупляется бдительность, замыливается глаз, и он запросто может пропустить потенциального суицидника или шизофреника в стадии ремиссии. Но даже если психолог видит перед собой откровенного психопата и даже дает ему отрицательное заключение, далеко не факт, что такой экземпляр не будет взят на службу.

— На моей практике был один очень неприятный эпизод, — признается эксперт. — Я тогда работал локальным психологом. Это специалист, к которому кандидат попадает уже после прохождения полиграфа и всех тестов на итоговое личное собеседование. Ко мне пришел человек, который переводился из другого отдела. Я знал, что у него был там конфликт с начальством и его просто пожалели и не стали увольнять. Я общаюсь с ним и вижу, что он самый настоящий псих: агрессия плюс склонность к суициду. В заключении пишу «не рекомендовать к службе». Но руководство отдела из-за недобора решило его все же взять. Так он на следующий день после выхода на работу открыл стрельбу по группе мигрантов, к которым подошел для рядовой проверки документов. Так что психопаты в полиции — это не сказать чтоб прям редкость.

«Не стойте и не прыгайте, не пойте, не пляшите»

Случай Дениса Кириллова, к сожалению, далеко не единичный. Глобальная паутина пестрит сообщениями на полицейских и правозащитных форумах о необоснованных отказах в приеме на полицейскую службу из-за отрицательного заключения психолога. Есть ситуации и схожие по последствиям с историей нашего героя. Так, одна из пользовательниц форума написала, что ей мозговеды приписали склонность к наркомании. А она-то за всю жизнь ничего крепче обычных сигарет не пробовала и на учете в наркодиспансере отродясь не стояла. Тем не менее теперь девушку не берут даже на муниципальную службу.

Официально провалившим тесты или полиграф соискателям отвечают размытой формулировкой: «В соответствии со статьей 17 федерального закона о службе в органах внутренних дел вы не соответствуете по личным и деловым качествам». Есть такой ответ и у Кириллова.

Мы заглянули в этот закон, чтобы посмотреть, что скрывается за формулировкой «личные и деловые качества». По логике, именно в 17-й статье должна быть расшифровка со списком правильных качеств полицейского. Однако никакого перечня там нет. Только та же фраза «должен соответствовать по личным и деловым». А значит, если результаты обследования у врачей можно хоть как-то проверить на обоснованность и справедливость (болезнь, симптомы и диагноз либо есть, либо нет), то итоги бесед с психологом остаются только на его совести. Ведь даже сами специалисты признают, что все зависит от правильной интерпретации ответов и реакций испытуемого.

— Реакции гнева или раздражения от вопроса, который человеку просто неприятен, отличаются от реакции желания что-то скрыть, — объясняет полиграфолог и эксперт по выявлению лжи Анна Кулик. — Для этого задаются перепроверочные вопросы. К тому же серьезные вопросы не должны задаваться в лоб. Если психолог грамотный и все делает правильно, результаты будут достоверными. Кроме того, опять же, если все проходит правильно, оценивается биография человека, его прежняя деятельность. Например, шумная агитационная работа или статус правозащитника — это минус, за этим сейчас очень жестко следят.

Кроме того, многое касается внутреннего состояния и физического самочувствия испытуемого. Если в день проверки болит или кружится голова, чувствуется хотя бы легкое недомогание — процедуру лучше перенести на другой день.

При этом, даже если отказ в трудоустройстве звучит явно надуманно, эксперты не советуют его обжаловать.

— Законодательство предусматривает возможность для кандидата в случае несогласия с заключением ЦПД обратиться в письменной форме в центральную комиссию, — пояснил юрист Чермен Дзотов. — Если кандидат будет не согласен и с ее решением, то он имеет право обратиться в суд. Диагноз (в данном случае «педофилия») ставит не психолог, а врач-психиатр в процессе проведения психиатрической экспертизы. Это обстоятельство можно постараться сделать определяющим в попытке защитить право устройства в органы внутренних дел. Однако опротестовать решение об отказе в приеме на службу в органы внутренних дел или органы безопасности очень сложно, так как любое такое успешное обжалование создает опасный прецедент и ставит под вопрос эффективность всей системы психодиагностики.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика