Новая версия гибели «пьяного» мальчика: сам упал под колеса

Разбор ДТП, в котором погиб якобы нетрезвый шестилетний Алеша, закончен. В ближайшие дни дело передадут в суд. Не успели все выдохнуть, услышав единственную положительную новость в истории с мальчиком, как адвокат Ольги Алисовой озвучила очередное спорное предположение. Мальчик, утверждает юрист, сам упал, ударился об асфальт, а уже потом по какой-то мистической случайности Алешу настиг автомобиль Алисовой.

Для измученных родственников ребенка это заявление стало ударом под дых. «МК» поговорил с дедушкой мальчика и адвокатом с противоположной стороны.

Новая версия гибели «пьяного» мальчика: сам упал под колеса

«Господи! Когда же все это закончится? Сперва внук якобы пьян был. А теперь он сам упал под колеса этой Алисовой и ударился головой. А она, бедная, по мертвому телу проехала передними и задними колесами, протащив его 10 метров. Свидетелей полно, весь двор видел, что было совсем не так. Но их не слышат…»

Этот эмоциональный пост оставил на своей страничке в соцсети дедушка погибшего Алеши. Именно он был с мальчиком в момент роковой аварии. Николаю Александровичу 63 года, 27 из которых он отдал армейской службе. Вышел в отставку в должности старшего прапорщика. Но дома на пенсии решил не сидеть — нашел подработку с графиком сутки через трое. Бабушка и дедушка погибшего 6-летнего Алеши живут в городке Балашов Саратовской области. Из того же городка с населением в 80 тысяч человек и управлявшая машиной Ольга Алисова. Удивительное совпадение, каких в деле «пьяного» мальчика много.

Два раза в год Шимко-старшие выезжают в Москву проведать внуков, специально берут отпуск. Вот и в апреле приехали в Балашиху.

— То воскресенье у нас рано началось, — вспоминает Николай Александрович. — Сперва всей семьей поехали на кладбище — привести в порядок могилку матери нашей невестки. Потом отдохнули, пообедали, пошли гулять на детскую площадку.

Николай Александрович вспоминает, что отправились на прогулку они широким составом: он, внук, бабушка мальчика, мама. Старший брат Алеши остался дома с отцом. Потом женщину ушли в магазин, а он с Алешкой еще минут на 15 задержался на детской площадке.

Но ребенок устал гулять, попросился домой. Дедушка вез велосипед, мальчик бежал чуть впереди…

— Машину эту я видел только в просвете между другими припаркованными автомобилями — она промелькнула, будто летела на пожар. А потом услышал голос какого-то мужчины: «Остановись, ты ребенка сбила…» Все это произошло очень быстро — за несколько секунд. Потом уже помню, как лежал над телом внука, как над нами склонились прохожие. Сейчас в памяти всплывают обрывки их диалога с этой Алисовой. Кто-то спрашивал: « Что ты стоишь?» «А что я должна делать?» — ответила она. «Скорую вызывай» «А как?»…

— На кладбище вы ничего не выпивали? Или перед прогулкой?

— Я уже устал всем доказывать, что вообще не употребляю, — в голосе Николая Александровича сквозит обида. Он еще раз повторяет, чтобы разъяснить: — ВООБЩЕ не пью и не курю. Я веду совсем другой образ жизни.

Справившись с эмоциями, мужчина переходит к аргументам.

— Во-первых, на площадке, где мы с Алешей гуляли, было тем вечером много людей. Молодые мамы обязательно бы обратили внимание на неадекватного деда или мальчика. Ну разве нет? Во-вторых, уже на месте трагедии я общался с полицейскими, давал пояснения по поводу велосипеда, по поводу того, сколько с внуком гулял. И наверняка они бы почувствовали, если бы от меня пахло алкоголем. Да и кроме того, уже потом, когда я пришел в квартиру, мне вызывали «скорую». Меня и супругу обследовали врачи, сделали нам уколы, сняли ЭКГ. И доктора бы наверняка обратили внимание на перегар, если бы он у меня был.

Еще читать  Студенты МАДИ осуждены за изнасилование и порносъемку в ночном клубе

— Адвокат Алисовой утверждает, что уже после столкновения вы просили ее подзащитную проехать вперед назад…

— Ничего я не просил, я вообще с ней не разговаривал. Единственное —был момент, когда мне показалось, что машина стоит прямо на теле внука. И я в горячке пытался на капот навалиться руками, чтобы отодвинуть машину..

— Не видели, не делали ли врачи «скорой» мальчику каких-либо уколов?

— При мне нет. Подошел один доктор и констатировал смерть. Но потом тело в реанимационной машине долго лежало.

Трубку берет бабушка Алеши. С первых слов становится ясно — говорить ей непросто.

— Мы были счастливой семьей. А потом… по нам дважды проехали. В первый раз — колеса машины это Алисовой, которая отобрала у нас внука. А потом нас решили растоптать этой экспертизой. Как нам теперь доказать, что шестилетний мальчик, который никому никогда не сделал ничего плохого, не был пьян? Что его родители — добропорядочные люди. У нас ведь даже на праздники в доме никогда не было спиртного. На столе — только торт с чаем.

И Валентина Николаевна пересказывает, как в тот вечер ждала дома внука с мужем. Как они долго не приходили. А потом пришел только ее муж, в сопровождении врачей скорой. И как еще долго ей никто не говорил, что случилось, пока не подействовали успокоительные уколы. И как она, пытаюсь добиться справедливости, звонила на «прямую линию» президенту. Как девушка по то сторону обещала озвучить ее просьбу. Но вопрос так и не прозвучал…

— Дело уже собираются передавать в суд. Пойдете на разбирательство?

— Обязательно. Хочу посмотреть в глаза этой женщине…

Мы позвонили адвокату Алисовой Наталье Куракиной, чтобы уточнить, какие у нее есть аргументы в пользу версии, что мальчик упал сам.

— Я изучила повреждения на автомобиле и травмы на теле ребенка. Если сопоставить их, можно сделать вывод, что некоторые из повреждений мальчик получил в результате падения.

— То есть вы намекаете, что мальчик упал под машину, будучи пьяным?

— Вовсе нет. Я поставила перед экспертом эти вопросы еще до того, как узнала о результатах экспертизы на алкоголь. Но мальчик бежал по дорожке, которая заканчивается 12-сантиметровым бордюром. Он мог споткнуться, упасть. А так как он бежал между машин, Алисова его не видела.

— А почему вы думаете, что он мог упасть?

— Потому что он бежал. Дети обычно прыгают с бордюра. Он мог спрыгнуть — и оказаться под колесами. Да, моя подзащитная его задела. Но повреждения, которые она причинила, не были смертельными. Смерть наступила в результате неких других действий, которые последовали за столкновением. Есть дополнительные обстоятельства в этом деле, которые пока я озвучить не могу.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика