Нобелевские страдальцы: самая престижная премия не делает своих лауреатов великими

Из Колумбии сообщают: с 1 сентября этого года бывшая самая крупная повстанческая группировка Латинской Америки — Революционные вооруженные силы Колумбии (известные всему миру под испанской аббревиатурой FARC) — станет политической партией. Позади осталось 52 года гражданской войны в этой стране, которая унесла жизни 260 тысяч человек, а 60 тысяч пропали без вести и свыше 7,1 миллиона потеряли свои жилища. Колумбия на первый взгляд смогла вздохнуть спокойнее. «Неидеальный мир лучше идеальной войны», — говорят ее лидеры. Звучит почти как «свобода лучше, чем несвобода».

Нобелевские страдальцы: самая престижная премия не делает своих лауреатов великими

В прошлом году колумбийский президент Хуан Мануэль Сантос стал лауреатом престижной Нобелевской премии мира. Он был удостоен этой награды за «решительные усилия, направленные на то, чтобы положить конец» самому крупному конфликту в новейшей истории континента. Но одновременно в своей речи заместитель главы Норвежского Нобелевского комитета Берит Райсс-Андерсен отметила и вклад руководителей леворадикальной группировки FARC в процесс мирного урегулирования. А между тем речь идет о людях, которые больше полувека занимались политическими убийствами, похищением людей и наркоторговлей, давшей им многомиллиардные состояния. И они практически не понесли никакого наказания. Теперь бывшие повстанцы будут участвовать в выборах и, как опасаются их политические противники, имеют реальный шанс прийти к власти — денег на подкуп избирателей у них хватит.

Нобелевская премия мира, как это нередко было в истории этой организации — вспомним хотя бы награждение Барака Обамы, — была выдана Сантосу авансом. Окончательного договора с повстанцами на тот момент еще не было. Более того, произошел конфуз. Премия президенту Колумбии была присуждена, а вскоре колумбийцы большинством голосов на референдуме отвергли мирный план с повстанцами, не желая забывать их преступления. Потом хитроумному президенту в нарушение всех конституционных норм пришлось протаскивать свой план через парламент уже без консультации с народом.

Такая политика априори не могла дать положительных результатов. Несмотря на полученный в Осло стимул, Сантос не стал великим миротворцем. Спокойствие в Колумбию не пришло. За минувший год в стране были убиты 156 профсоюзных лидеров и активистов-правозащитников. Это на 33 процента больше, чем за год предыдущий. Раньше людей убивали левые повстанцы, теперь это делают разномастные банды правого и левого толка. А сами члены FARC, хотя формально и сложили оружие, свои насиженные места в сельве с их подпольными плантациями продолжают контролировать. И там, по официальным данным ООН, за последний год посевы коки увеличились на 52 процента. И соответственно, возросло производство кокаина, которое достигло в прошлом году 866 метрических тонн, что на 220 тонн больше, чем годом раньше. «Неидеальный мир» оказался лучше, чем «идеальная война», прежде всего для наркоторговцев.

Абсолютно согласен с теми экспертами, которые говорят, что многие из лауреатов Нобелевской премии мира вызывают неоднозначное к себе отношение. Израильтяне до сих пор возмущаются тем, что в числе награжденных оказался Ясир Арафат, который, по их мнению, возглавлял террористическую группировку. Сомнения во всем мире вызвало присуждение награды и только что заступившему на пост президенту Бараку Обаме. Аванс был выдан слишком поспешно на волне неприятия нобелевскими академиками предыдущего американского лидера Джорджа Буша-младшего. Обама пообещал прекратить две войны, которые вела Америка, — в Ираке и Афганистане. Но именно во время его президентства произошло разрушение Ливии как государства и убийство американского посла в этой стране, в годы правления «миротворца» Обамы вызрела раковая опухоль исламистов в Сирии и Ираке.

Нобелевский комитет был не одинок в своем неприятии консерватора Буша, которое впоследствии привело к неоправданному вотуму доверия Обаме. Вспомним, что на кинофестивале в Каннах «Золотую пальмовую ветвь» в 2004 году получил левый американский документалист Майкл Мур за фильм «Фаренгейт 9/11». Любопытное, конечно, документальное свидетельство, но не шедевр, имеющий непреходящую художественную ценность. Не Феллини Майкл Мур с его надвинутой на глаза бейсболкой, не Антониони, не Лелюш и не Коппола, которые в прошлом получали высшую награду Канн.

Еще читать  Кремль прокомментировал заявление Кадырова о готовности сменить работу

Нобелевская премия мира также всегда вызывала споры. А выдвижение номинантов на ее получение нередко было скандальным. Среди них, напомню, были и Иосиф Сталин, номинированный дважды — в 1945 и 1948 годах, и Вячеслав Молотов (1948 г.), а также Бенито Муссолини и Адольф Гитлер (1935 и 1939 гг. соответственно). «Голуби мира», нет слов.

Был номинирован Махатма Ганди, который как никто другой был достоин этой награды, но он не покорил суровые сердца потомков викингов. Зато был награжден первый Президент СССР Михаил Горбачев. Он действительно сделал мир иным. Но его миротворчество не сделало его популярным и великим в собственной стране. Одни не могут забыть ему Вильнюс и Баку, другие — развал Советского Союза. Споры об историческом наследии Горбачева продолжаются, и кто-то до сих пор хочет забрать у него эту премию.

Члены Нобелевского комитета в последние годы реагируют на критику своих решений в мире. Они стали чаще присуждать премию мира не отдельным людям, а организациям. Но экстравагантность и крайний субъективизм продолжает оставаться отличительной чертой их выбора. В прошлом году премию в области литературы получил американский исполнитель Боб Дилан. Но, так же как Майкл Мур не Феллини, Дилан не Марио Варгас Льоса, не Габриэль Гарсия Маркес и не Кэндзабуро Оэ, лауреаты премии прошлых лет. Ему с неменьшим успехом можно было бы дать и премию мира, ведь с каким чувством протестовал он против поджигателей войны в песне Masters of War: «Эй вы, хозяева войны… я вижу вас сквозь ваши маски… вы те, кто не сотворил ничего, кроме разрушения мира… вы играете с миром, будто это ваша игрушка…»

Нобелевскому комитету не худо бы всегда помнить об «эффекте бабочки», который замечательно описал писатель-фантаст Рэй Брэдбери в рассказе «И грянул гром». Напомню в двух словах его содержание. Охотник-любитель за большие деньги отправляется на сафари в мезозойскую эру. Ему ставят условие: все следы пребывания нужно уничтожить, не может пострадать даже простая мышка, ведь люди находятся на антигравитационной тропе и даже сломанная тростинка может вызвать через много веков землетрясение, которое исказит облик Земли. Но охотник испугался динозавра, сошел с тропы и случайно раздавил бабочку. Вернувшись в свое время, он обнаруживает, что мир изменился.

Присуждение Нобелевской премии мира — тоже своеобразное путешествие во времени. К нему невозможно подойти с простыми мерками. То, что в Колумбии закончилась кровопролитная гражданская война, замечательно. Но нельзя не учитывать и другие возможные последствия. Колумбийский экономист и политик Фернандо Лондоньо предъявляет Нобелевскому комитету серьезное обвинение. «Нобель стоил целой страны», — пишет он. Резкая трансформация внутриполитической жизни страны после подписания мирного договора с повстанцами привела к тяжелым последствиям в экономике. Фондовые индексы падают, темпы строительства резко замедлились, экспорт нефти сокращается. По словам Лондоньо, страна, которая приготовилась к приходу в политику левых повстанцев, скоро вообще прекратит экспорт нефти, зато увеличит контрабанду кокаина.

В Колумбии ходит невеселая шутка. Встречается Сантос с лидером повстанцев FARC, и тот ему говорит: «Я дал тебе Нобеля, брат, а ты теперь оставишь мне всю коку».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика