Небешеный принтер Госдумы: по 104 закона в день

Трудно назвать определение Думы, которое бы бесило ее нынешнее руководство больше, чем «взбесившийся принтер». Определение это подразумевает парламент, который штампует себе бездумно и штампует, причем с невиданной скоростью, рожденные где-то в горних высях российской власти сомнительного качества законы. Нет, мы не такие, мы «уходим от негативного имиджа»: ничего не принимается без обсуждения, «в первом чтении и в целом» (то есть сразу) — никогда! И чтобы второе и третье чтение в один день — тоже не практикуется, а раньше это было обычным делом…

Небешеный принтер Госдумы: по 104 закона в день

Да, такого, чтобы без обсуждения, почти не бывает. Да, второе и третье чтения обычно разносятся по разным дням. Положительная динамика налицо.

Но законы в конце весенней сессии и сейчас идут один за одним с интенсивностью ливня, на прошлой неделе вызвавшего потоп в зале пленарных заседаний. В повестке дня 19 июля — 104 содержательных вопроса. А среди них есть один, способный в корне подорвать веру в постепенное выздоровление нашей Думы.

Представьте: полтора месяца назад Госдума принимает, Совет Федерации одобряет, а президент подписывает закон, вносящий изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы в целях повышения эффективности борьбы с ростом числа детских суицидов. Закон подготовлен рабочей группой во главе с вице-спикером Ириной Яровой («ЕР»), несколько месяцев писался и согласовывался при активном участии Генпрокуратуры, Следственного комитета, МВД, ФСБ, Кремля…

Статья 110 УК («Доведение до самоубийства») стала тяжкой. А еще две совершенно новые статьи (110.1 и 110.2) обещали приличные сроки за «склонение к самоубийству» и «организацию деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства». Все дела по самоубийствам отдали Следственному комитету. «Группы смерти» в Интернете помните? «Синие киты» всякие и прочая мерзость…

18 июня 2017 года закон вступил в силу.

А теперь — внимание!

20 июня 2017 года, то есть через день, в Верховный суд и правительство неустановленные лица или структуры направляют для получения отзыва проект закона, призванного внести уточнения и дополнения в этот новенький закон!

ВС подготовил отзыв к 29 июня. Правительство одобрило свой 17 июля. В тот же день к вечеру документ за подписями «тяжелой артиллерии» в лице лидера фракции «ЕР» Владимира Васильева, главы Комитета по безопасности и противодействию коррупции Василия Пискарёва и его первого зама Эдуарда Валеева (тоже единороссы) был внесен в Госдуму. 18 июля утром инициатива уже одобрена профильным комитетом и комитетом-соисполнителем и включена в повестку дня заседания 19 июля. Второе чтение намечено на 20 июля. Третье — на 21 июля…

Может быть, это какая-то техническая ерунда?

Ничего себе ерунда! За «склонение к совершению самоубийства» путем уговоров, предложений, подкупа, обмана или «содействие его совершению» советами, указаниями, предоставлением информации (статья 110.1) предлагается сажать на срок не до 5 лет, а на 5–10 лет. Если преступник действовал через Интернет или СМИ и это привело к смерти двух и более лиц, планка поднимается до «от 8 до 15».

Еще читать  Сообщение о смерти Виталия Чуркина обрушила сайт МИДа »

Что касается организации деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийства (статья 110.2), — «распространение информации о способах совершения самоубийства или призывов к совершению самоубийства» грозит не «до 4 лет лишения свободы», а «от 5 до 10 лет». Если же информация распространяется через СМИ, Интернет или посредством «публично демонстрирующегося произведения» — вместо «до 6 лет» получите «от 5 до 15 лет лишения свободы».

Советуем мастерам культуры сто раз подумать, прежде чем ставить на сцене или снимать фильмы по «Анне Карениной» или «Страданиям молодого Вертера». Такие сроки — не шутка. Лишь одно их увеличение автоматически переводит преступления в разряд тяжких и особо тяжких.

Верховный суд в своем отзыве обратил внимание на то, что есть еще в УК статья 110, где говорится про «доведение до самоубийства» путем угроз, жестокого обращения и систематического унижения: с июня 2017 года максимальное наказание по ней — от 5 до 8 лет лишения свободы. Но эту статью править единороссы почему-то не предлагают. В заключении Комитета по госстроительству и законодательству говорится: доведение до самоубийства предполагает «действия насильственного характера», и санкции за это никак не могут быть ниже, чем за распространение информации. Ко второму чтению, сообщил «МК» глава этого комитета Павел Крашенинников («ЕР»), и статья 110 «Доведение до самоубийства» станет особо тяжкой…

«Что мешало полтора месяца назад внести поправки такого содержания, если это так необходимо?» — спрашивали депутаты и просили привести статистику, которая бы показывала, что столь резкое увеличение сроков необходимо. О необходимости сначала обобщить практику в своем отзыве говорит и правительство, в целом поддержавшее инициативу.

Г-н Пискарёв признал: статистики пока нет, да и МВД стало отдельно считать ушедших из жизни по вине Интернета лишь после 18 июня 2017 года. Зато при переводе статей в тяжкие и особо тяжкие может применяться более строгая мера пресечения (то есть содержание под стражей), «это будет способствовать вынесению более жестких приговоров с длительными сроками лишения свободы, что будет позитивно воспринято нашим обществом», сказал он.

То есть следователям будет легче работать. Видимо, в Следственном комитете, которому теперь отданы все «самоубийственные» дела, и следует искать заинтересованных в очередной перекройке УК.

Принимают очень серьезный закон. За три дня. В трех чтениях. Без слушаний, «круглых столов».

Если Дума при этом на что и похожа, то как раз на «утратившее адекватность внешнее периферийное устройство компьютера, предназначенное для вывода текстовой или графической информации, хранящейся в компьютере, на твердый физический носитель».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика