Не педофил: 37-летняя женщина получила срок за совращение четырехлетнего пасынка

Есть темы, одно упоминание которых вызывает у любого здравомыслящего человека рвотный рефлекс и желание поскорее вымыть руки. Но когда эти же темы вдруг становятся «модными», на острие и в тренде, журналистам, как и следователям, просто некуда деваться — приходится выслушивать подробности и делать выводы, виноват или не виноват. «Виноват» — если в СМИ обратились родственники потерпевшего, жертвы. «Не виноват» — подсудимого.

И у каждой стороны — свои убедительные доводы. Кошмарное уголовное дело, в котором в педофилии обвинили молодую женщину, слушалось недавно в Орловской области. 37-летнюю Екатерину Чагринскую (имя изменено) осудили за то, что она якобы совращала пасынка. Пасынку на тот момент было… 4 года.

Не педофил: 37-летняя женщина получила срок за совращение четырехлетнего пасынка

Педофилия — одна из трендовых тем. Такое впечатление, что педофилов у нас сейчас больше, чем всего мужского населения страны. Любой мужчина, идущий за руку с ребенком, вызывает подозрения. Отец или дедушка? А может… Да нет, не может быть… Или все-таки? Ведь даже близкие родственники способны тайно заниматься «этим самым». И как отличить искреннюю любовь от жажды извращенного сексуального удовольствия?..

Слава Богу, женщины в большинстве своем пока что освобождены от подобных обвинений. Но только пока.

Ревность или желание отомстить?

Когда я услышала эту дикую историю, словно сошедшую со страниц газеты «СПИД-инфо» 90-х годов, то первая мысль: как это вообще могло произойти?

42-летний Сергей Чагринский, муж уже осужденной Екатерины и отец «совращенного» Артема Петрова (имя ребенка изменено), тоже убежден, что его супругу просто подставили.

Показания на новую жену дала жена предыдущая, мать мальчика. «Я просто уверен, что Надежда сделала это, специально наговорила на Катю гадости, чтобы ее посадили, а я сам вернулся в семью. Не знаю, ревность ли это или желание отомстить, вот только зря она пытается разрушить нашу с Катей жизнь: я ее никогда не брошу и все равно добьюсь, чтобы ее выпустили из тюрьмы и полностью оправдали», — Сергей закуривает, смахивая пепел в окно самосвала.

Очень необычное место для интервью. Мы сидим в самом центре Москвы. В огромной машине, из которой просто так на землю не выберешься. Вокруг — рабочие и вздыбленный старый асфальт, который меняют на новый. Еще немного, и тут будет город-сад, ну а пока что — грязь, шум, строительный мусор. Так, кажется, и в жизни: пытаешься начать новую, с чистого листа, но для этого прежде надо тоже расчистить собственные грязь и мусор, и не всегда это получается: прошлое тянет, не отпускает…

Катя — третья жена Сергея. Первый брак был по молодости. Второй, с матерью маленького Артема, тоже быстро распался: слишком разные, по мнению мужчины, они люди.

Замуж застенчивую и скромную Катерину он позвал после сравнительно недолгого знакомства. «Просто понял, что это моя женщина, и все».

Сергей — вахтовик. Приезжает в Москву на 15 дней, а затем уезжает обратно. Тяжело, конечно, мотаться, но в их маленьком городке в Орловской губернии другой работы нет. Сам Сергей — бывший военный, ушел в отставку майором, долгое время трудился в исправительной колонии для подростков, так что какова она, жизнь за решеткой, знает не понаслышке. И про то, что иногда преступники любят «давить на жалость», рассказывая, какие они невинные страдальцы, — тоже. Но в своей Кате он уверен на все сто.

— Просто я знаю, что Катя никогда не оставалась с моим сыном наедине. Либо со мной, либо с моей матерью, да и зачем ей чужой ребенок, конечно, она хорошо к нему относилась, по-родственному, но и только, мы с ней мечтали о своих детях, но как-то не получалось, — вздыхает мужчина.

Не курит. Не пьет. С места жительства и работы характеризуется положительно. Наркотики не употребляет. Травмы головы с потерей сознания, судорожные припадки, энурез отрицает. Половая жизнь — поздняя, с 26 лет, в течение жизни всего два половых партнера, один из которых — нынешний муж. Супружество — тоже первое и единственное. То есть по всем параметрам идеальная женщина.

Это все из амбулаторной комплексной сексолого-психиатрической экспертизы Чагринской Екатерины Ивановны, 1980 года рождения, обвиняемой по статье 132, ч. 4, п. «б», УК РФ в совершении насильственных действий сексуального характера в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста. От 12 до 20 лет лишения свободы.

Привлечь как соучастника

«Сексологи вынесли свое заключение, что психически Катерина абсолютно здорова, но, дескать, из-за того, что она начала половую жизнь слишком поздно, в 26, и у нее было мало любовников, она вполне может иметь педофильские наклонности, ее могут возбуждать дети, не зря же до скольких лет не спала со всеми подряд, по сегодняшней жизни это ненормально!.. — возмущается муж Сергей. — Им не понять, что моя жена всегда на первое место ставила учебу, затем карьеру, может быть, она просто ждала меня. И дождалась…

В экспертизе действительно все написано именно так, только более научным языком. Синдром дисгармоничной задержки психосексуального развития, который якобы является фактором риска формирования расстройств сексуального характера. Нужно же было хоть как-то привязать обвинение молодой, здоровой, замужней и приятной во всех отношениях женщины с высшим юридическим образованием к такой страшной и совсем не женской статье. Если бы Катю признали невменяемой, находившейся в помутнении рассудка — тогда да, но нет, никаких других отклонений. Кроме того, что поздно лишилась девственности.

И никто не отметил, что, несмотря на отсутствие родных детей, с 2006-го по 2012-й год Екатерина являлась опекуном своей оставшейся без попечения родителей племянницы, полностью занималась ее воспитанием и никакого сексуального интереса, а опека проверяла ее постоянно, никто у нее к девочке не обнаружил.

Приговор именем Российской Федерации от 26 апреля 2017 года: «Преступление было совершено в период времени от 1 октября 2014 года по 18 сентября 2015 года, Чагринская находилась в помещении спальной комнаты дома; в это время у Чагринской, пренебрегающей морально-нравственными нормами, с целью удовлетворения своей половой страсти, а также возбуждения и пробуждения у несовершеннолетнего Петрова А.С. сексуального интереса к ней, возник преступный умысел…»

Катю обвинили в том, что она оголяла грудь перед маленьким мальчиком и якобы давала ее Артему пососать, а также ласкала сына орально, — видно, что каждое слово дается Сергею с большим трудом. — Меня сперва тоже… это самое… хотели привлечь как соучастника, но экспертиза показала, что никаких характерных повреждений на теле сына нет, и поэтому конкретных обвинений в мой адрес не прозвучало. Да и алименты, наверное, были не лишними — кто станет платить, если меня посадят?

Доказательная база была построена только на показаниях ребенка и косвенных свидетелей, которые узнали о случившемся от самой Надежды. На закрытый суд мальчика не вызывали, чтобы не травмировать еще больше, просто заслушали материалы его допроса.

В судебном заседании подсудимая Чагринская вину свою категорически отрицала. Но от проверки на детекторе лжи неожиданно отказалась, мотивируя это тем, что полиграф не всегда дает правильный результат, все зависит от нервов и выдержки испытуемого, а рисковать она не хочет. Надежда Петрова, кстати, эту процедуру добровольно прошла.

Сергей до последнего, до приговора суда, был уверен, что это глупый розыгрыш. Расследование шло девять месяцев, на всех допросах, по мнению Сергея, следователи всячески давали понять, что они сами не верят в столь дикое обвинение, однако заявление от матери пострадавшего поступило — значит, следует реагировать. А потом маховик правосудия так завертелся, что уже и не остановить. «Педофилия — модная тема, — уверяет Сергей. — Из разговоров с работниками прокуратуры я понял, что могла быть команда раскрутить такое громкое дело и в нашей области, и понеслось…»

«Я был на работе в Москве, когда от моей бывшей поступил звонок, что надо срочно встретиться и поговорить, — вспоминает Сергей Чагринский. — Это произошло осенью 2015 года. Сыну только исполнилось пять… Я пообещал: как приеду, пообщаемся. Потом со мной связалась Катя и сказала, что ее с моей матерью (мы вместе живем) вызывают в полицию. И уже через неделю дело было в Следственном комитете: все подобные расследования там находятся на особом контроле».

Любовь слепа?

Сергей и Катя познакомились, будучи взрослыми, состоявшимися людьми. Катерина — уж точно. Она занимала неплохую руководящую должность в одном из учреждений их городка, то есть по местным понятиям считалась настоящей элитой. Поселок — 10 тысяч жителей, все у всех на виду.

После возбуждения уголовного дела о педофилии общество тут же разделилось на два фронта, как всегда и случается; большинство считает, что такого быть просто не может, меньшинство — дыма без огня не бывает.

У предыдущей жены Надежды (той самой, которая и написала заявление) до Сергея было еще два брака и всего вместе с Артемом трое детей, есть уже и внучка. Работала Надя продавцом в пивнушке. По сравнению с образованной Катей звезд с неба не хватала.

Отношения у бывших супругов до недавнего времени были нормальными. Это — по мнению экс-мужа. В 2012 году они разошлись; Надежда забрала сына и, по словам Сергея, вывезла из квартиры все ценные вещи, даже те, что он сам покупал. «Я считаю, что она меня конкретно обчистила. Всего мы с ней прожили пять лет. В самом начале я вроде предпринял попытку сохранить семью ради ребенка. Но через полгода понял, что это не мой вариант, и тут я встретил совсем другую девушку, нежную, верную, скромную, это была Катя», — продолжает Сергей.

Артема в новую семью старались регулярно брать на выходные. Когда Сергей дома, не на вахте. Отношения с сыном были ровными. «Но я хотел, чтобы те средства, которые я выделял на сына, Надежда тратила только на мальчика, а не на своих других детей. Как-то купил Артему велосипед, но поставил условие: катайся, когда к нам приходишь, потому что дома у тебя его сразу отберут».

Поселок их маленький, и то, что Сергей устроился работать в Москву, да на «большие деньги», стало быстро известно всем. А тут еще женился на местной начальнице. Как-то приехали забирать Артема на Катиной машине — еще один повод для недовольства.

К тому времени, когда Надя обвинила Катю в педофилии, долг по официальным алиментам вырос до 150 тысяч. Понятно, что Надежду это не радовало. Но от обычной женской ревности до того, чтобы засадить соперницу за решетку, огромное расстояние все-таки.

Еще читать  Новогодние рецепты: Дажанабаева, Семенович и Лорак поделились секретами вкусностей

Сергей говорит, что честно не думал, что бабья зависть — новый автомобиль, вахта в Москве — может привести к таким печальным последствиям.

Сын как средство обогащения? Или яблоко раздора? Или, может, Надя и сама свято верит в то, что говорит мальчик? Вот она второпях записывает на телефон первый ролик ребенка, где тот признается, что «тетя Катя» с ним делает. «Все началось с того, что как-то утром он подошел ко мне, потерся о грудь и сказал: мама, давай сделаем друг другу приятное, как мы с тетей Катей делаем». О случившемся мальчонка рассказывает маме легко, только иногда ждет, что та его поправит, если что-то не так.

Видеозапись длиной 1 минут 47 секунд, сделанная в домашних условиях. Заканчивается просьбой матери, высказанной мягкими, ласковыми интонациями в голосе, никому больше не говорить о том, что с ним произошло, после чего ребенок с улыбкой, вне контекста беседы, машет рукой кому-то за кадром: «До свидания», на что Надежда резко изменившимся тоном тут же взрывается: «Я тебе щас дам, б…ь, до свидания!..» С кем попрощался малыш и почему его мать это так рассердило, почему, предоставляя пленку в правоохранительные органы, она, наконец, не стерла свои последние слова — совершенно непонятно.

На официальном допросе мальчик повторил то, что рассказывал прежде. Все время, пока снимали показания, он играл с машинкой, рисовал, смешил взрослых, какой он сильный и как может поднять диван вместе с бабушкой. Но, прежде чем ответить на все серьезные вопросы, спрашивал разрешения у матери. Независимые эксперты отметили, что Артем сильно опирается на поведение Надежды, постоянно обращается к ней за помощью, за советом, как и что отвечать. Наверное, в таком возрасте это нормально. Но не значит ли это, что Надежда могла подучить несмышленыша, как следует отвечать «дяде следователю», а всю некрасивую историю придумать ради мести или обогащения? Ведь следствие еще шло, а она уже выдвинула моральный иск новой жене бывшего мужа на три миллиона рублей.

— Артем, Катя не обижала тебя никогда? — спрашивает следователь.

— Нет, не обижала, — мальчик все так же сосредоточен на машинке, с которой играет.

— А вдвоем в постели вы никогда не лежали?

— Нет.

— А голую ты тетю Катю никогда не видел, чтоб совсем раздетая была?

— Нет.

— А грудь тебе свою тетя Катя показывала?

Мальчик замолкает, оборачивается к матери и кивком головы спрашивает у нее ответ, на что Надежда говорит: «Я не знаю, это ты отвечаешь», после чего с улыбкой отвечает следователю: «Показывала».

«Продам почку. Недорого»

— Сергей, — оборачиваюсь к своему собеседнику я. — Но ведь такое действительно сложно придумать. Особенно четырехлетнему. Может, все-таки была какая-то причина случившегося?

Мужчина задумывается. Потом качает головой.

«Может быть, это с того, что у сына с раннего детства были проблемы. Он какал и писал в трусы. У него попа постоянно была красная и воспаленная. Он много накладывал в штаны, большой ведь уже. Я даже с ним пару раз ходил к врачу, но надо было пройти длительное обследование, в больнице лежать — мне некогда, а Наде тоже не до того. Нам, когда он приходил в гости, частенько приходилось его подмывать — либо мне, либо бабушке. Но я не помню, чтобы его хоть раз подмывала Катя».

В ответ на требования Надежды выплатить до конца алименты Сергей обратился в органы опеки и попечительства, чтобы бывшую супругу проверили на предмет ненадлежащего исполнения материнских обязанностей, раз та наотрез отказалась признать, что со здоровьем сына что-то не так, и не ведет его в больницу. А вскоре, случайно или нет, и возникла эта ситуация с «тетей Катей» и ее приставаниями.

Из показаний малолетнего Артема Петрова: «Папа живет с Катей и бабой Дусей. Я часто бываю у них в гостях. Последний раз был после своего дня рождения и находился много дней. Папа живет в доме номер 6. В доме у папы есть две спальные комнаты, кухня, зал, туалет и спальня. Сплю я в зале на диване и у папы с Катей на кровати, вместе с ними, посередине. Без папы я с Катей не сплю. Катя показывала мне свою грудь. Я трогал и сосал Катину грудь по ее просьбе. Я делал это каждый раз, когда был у папы. Папа был на работе и занимался домашними делами, он этого не видел, а баба Дуся кормила домашних животных. Еще Катя целовала мне «чулюкан», которым писают, облизывала языком, брала в рот, трогала попу… Катя говорила никому не рассказывать, чтобы об этом никто не знал. Но я рассказал об этом маме, потому что маме всегда все нужно рассказывать. А папа об этом не знает, знает только, как мы с Катей лежим, так как видел это».

С тех пор как началось следствие, Сергей не общался с сыном, говорит, что искал с ним встречи, но бывшая жена категорически против. «Не стану же я судиться с ней, — разводит он руками. — Катю осудили на 12 лет лишения свободы. Взяли под стражу прямо в зале суда. 12 лет колонии и 1 — ограничение в правах. Когда она выйдет, ей будет пятьдесят. Вся жизнь впустую, уже и о детях будет поздно думать, — замолкает он. — А я вот теперь думаю, кому бы продать почку. Сбережения подошли к концу, а мне Катерину из беды вытаскивать надо».

Так как бывшие супруги до сих пор не хотят в личной беседе расставить все точки над «i», я позвонила Надежде, чей мобильный телефон Сергей до сих пор помнит наизусть: «Сам его ей покупал. С моим разница всего на одну цифру».

Я сомневалась, что мать уже семилетнего Артемки, который в этом году идет в школу, захочет со мной разговаривать, но та неожиданно пошла на контакт.

— Такое не придумаешь, — горестно вздохнула она. — Я сама в шоке была, когда мне сын рассказал, что его тетя Катя заставляла делать. И долго думала, идти в полицию или нет, — это ведь позор на всю жизнь. Но все же пошла, потому что такие вещи нельзя оставлять безнаказанными.

— Вы уверены, что четырехлетний мальчик ничего не перепутал и не придумал?

— Я же мать, я своего сына знаю. Он говорил правду. Самое страшное, что он до сих пор помнит, как все это происходило, и не исключено, что будет помнить всю жизнь. Мы сейчас ходим к психологам, и они говорят, что неизвестно, как все это аукнется во взрослом возрасте… Так что прощать Катерину или как-то оправдывать ее я не стану. Столько нападок на меня было, столько слез! Я не такая грамотная, как эта Катя, и высокой должности у меня нет, но своего ребенка я защитить сумела. А раз она отказалась от детектора лжи — значит, вину за собой чувствует.

— Не хотели бы, чтобы Сергей снова начал общаться с сыном?

— Я об этом не думала. Но это он сам не хочет общаться, его дело… Есть высший суд, и там разберутся, кто прав, а кто виноват.

Дела по педофилии, насильственным действиям сексуального характера в отношении несовершеннолетних (не изнасилованиям), чрезвычайно сложны в расследовании и доказательствах — прежде всего потому, что нет вещественных улик, кроме слов самого ребенка, которым не всегда можно верить.

Тут погладил, там поцеловал — и пойми, что малыш имел в виду: наше внутреннее взрослое, испорченное сознание дорисует картинку того, чего, может, и вовсе не было. Все помнят громкое дело по обвинению москвича Владимира Макарова в растлении дочери. Тот до последнего утверждал, что никаких противоправных действий в отношении собственного ребенка не совершал, однако судмедэкспертиза показала, что в рисунках девочки якобы присутствуют «фаллические» мотивы, и это стало основой обвинительного заключения. Хотя потом выяснилось, что иногда рисунок хвоста кошки — это просто рисунок хвоста кошки, и срок несчастному отцу в результате апелляции скостили с 13 до 6 лет, но в УДО ему было категорически отказано. На свободу Владимир вышел только в прошлом году.

Дело Екатерины Чагринской также может стать первым и показательным в череде подобных «женских» педофильных дел. А что, хороший способ расквитаться с бросившим тебя супругом: засадить в тюрьму его «новую» и потребовать денег…

Мы не утверждаем, виновата Катерина или нет, но когда этот материал уже верстался в номер, пришло сообщение из суда: апелляционная жалоба осужденной была удовлетворена, 12 лет лишения свободы ей сократили до четырех. Муж Сергей обещает, что будет бороться за любимую до победного конца.

Михаил ВИНОГРАДОВ, психиатр-криминалист:

— Подобные истории были во все времена, в том числе и в советские, но тщательно скрывались. Да, женщины, обвиняемые в педофилии, чаще всего по отношению к подросткам, тоже встречаются, хотя и гораздо реже, чем мужчины. К маленьким детям — единичные случаи.

Я не видел экспертизы по данному делу, но думаю, что специалисты опирались на какие-то конкретные факты, иначе срок лишения свободы — 12 лет — не был бы таким большим. Но нужно обязательно смотреть материалы уголовного дела, прежде чем делать свои заключения.

Не касательно к этой истории замечу, что достаточно часто, создавая новую семью, матери и отцы не замечают поползновений к детям своих новых половинок. Родных обычно не трогают, а вот с чужими такое случается. И чем меньше ребенок, тем больше вероятность, что это сойдет с рук.

Да, такие вещи не придумаешь. Обязательный совет родителям: нужно сделать так, чтобы ребенок был откровенным с вами, не боялся рассказывать о проблемах и бедах, и так умело построить разговор, чтобы он не замкнулся. Ну и, конечно, немедленно идти в полицию, если вы уверены в словах своего ребенка и хотите его защитить.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика