На скандальном процессе по сбитому насмерть мальчику обвиняемая раздвоилась

После почти месячного перерыва возо­бновились слушания дела о ДТП, в результате которого погиб шестилетний Алеша. Одним из ключевых свидетелей прошедшего в понедельник заседания стал следователь Дмитрий Аринушкин. Именно он на первых порах занимался расследованием обстоятельств аварии и по какой-то причине больше месяца не возбуждал уголовное дело. Впрочем, это не единственный момент, который все хотели прояснить. Например, следователь почему-то попросил родных погибшего самостоятельно изъять видеозаписи с камеры наблюдения, запечатлевшей момент аварии. А сбившую ребенка Ольгу Алисову он каким-то чудом умудрился почти одновременно доставить и на медосвидетельствование, и на осмотр места происшествия.

На скандальном процессе по сбитому насмерть мальчику обвиняемая раздвоилась

Допрос следователя МУ МВД «Балашихинское» Дмитрия Аринушкина затянулся в понедельник до глубокого вечера. В зал заседаний он зашел в половине седьмого, а вышел — после девяти. Суду следователь поведал, что в день аварии находился на дежурстве. Когда он прибыл на место ДТП вместе с экспертом, там уже находились несколько экипажей ГИБДД, в том числе начальник балашихинской госавтоинспекции. Тот факт, что на рядовую аварию прибыл руководящий состав, сильно удивил судью.

— А что, у нас на все ДТП прибывают начальники? Или у данного была какая-то специфика? — спросил председатель.

— По большей части начальство выезжает на ДТП с летальным исходом, — объяснил Аринушкин.

Далее допрос коснулся схемы места происшествия, которая была составлена сразу после аварии. Выяснилось, что на ней не отражены автомобили, припаркованные по обочине дороги вдоль детской площадки. А ведь именно эти машины, считает адвокат Ольги Алисовой, сыграли не последнюю роль в трагедии. Машины вроде как были припаркованы впритирку друг к другу, именно поэтому подсудимая не заметила выбежавшего на дорогу Алешу. Вот только на схеме этих авто нет вовсе. Сам Аринушкин сперва объяснил этот факт забывчивостью. Мол, заработался и запамятовал нанести. Правда, позднее «вспомнил», что схему рисовал не он, а инспектор ДПС. «Но я ее потом перепроверил».

— Так если вы ее перепроверяли, почему тогда не отметили припаркованные автомобили? — уточнил адвокат Виктор Данильченко, представляющий интересы родных сбитого ребенка.

— Не посчитал нужным. Ведь имела место видеофиксация, — объяснил следователь.

Еще читать  Датский уголок 6 июля

Но и с видео, как выяснилось, не все так гладко. Например, следователь довольно долго утверждал, что в деле имеются записи сразу с нескольких камер. Вот только в процессе допроса выяснилось, что на подъездах дома приборы в день аварии не работали. А единственную имеющуюся в деле запись с видеокамеры, установленной на магазине, следователь попросил забрать… отца ребенка.

— Я попросил это сделать не вас, а вашего родственника, — уточнил следователь.

— Зачем? Почему сами не занялись этим?

— У меня не было возможности изъять видео.

После вопросы следователю принялась задавать Ольга Алисова. Первым делом обвиняемая поинтересовалась, как она почти в одно и то же время могла оказаться и на осмотре места происшествия в Железнодорожном, и на медосвидетельствовании в Балашихе.

— В этих двух документах указано разное время, расхождение достаточное для того, чтобы приехать из одного города в другой, — ответил следователь.

Алисова: «Расскажите, что я делала во время осмотра места происшествия? Просто я никогда не присутствовала на таком мероприятии. Хотелось бы понять, как оно происходит».

Следователь ответил подсудимой настолько резко, что судье даже пришлось напомнить, что в данный момент допрашивают его, а не наоборот.

Алисова: «Где я находилась после приезда с медосвидетельствования?»

Аринушкин: «В машине ГИБДД».

Алисова: «Странно, как я могла осматривать место происшествия, сидя в машине?»

На допросе всплыл и еще один щекотливый момент: судмедэксперт Клейменов зачем-то просил следователя выслать ему «объяснительные из дела».

«Эти документы нужны были ему для уточнения обстоятельств произошедшего», — пояснил Аринушкин.

Услышав такой ответ, представитель семьи сбитого мальчика Валерий Зубов заметил: «Интересно, какие обстоятельства хотел уточнить судмедэксперт, если на тот момент он уже отправил все материалы на исследование? И почему в деле отсутствуют отметки, что вы высылали эксперту эти объяснительные?»

— Отметок я не делал.

Ответил следователь и на главный вопрос: почему он так долго не возбуждал уголовное дело? Впрочем, его объяснение было предсказуемым: «Проводил проверку»…

Самое интересное из «МК» — в одной короткой рассылке: подпишитесь на наш Telegram

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика