На измене: за выдачу гостайны могут посадить любого гражданина страны

Сочинские «шпионки» помилованы, но конвейер по производству липовых изменников продолжает исправно функционировать.

На измене: за выдачу гостайны могут посадить любого гражданина страны

«Я свободен, я забыл, что значит страх…» Хорошую песню написал Валерий Кипелов, но вряд ли она соответствуют настроению сочинок Анник Кесян и Марины Джанджгава, отбывавших срок за госизмену и шпионаж и на днях помилованных президентом. Обе вот-вот выйдут на волю, но от страха перед государственной машиной вряд ли избавятся до конца своих дней. Их пример и другим, то есть всем нам, наука: от обвинений в предательстве и, следовательно, от тюремных нар нельзя зарекаться никому.

«Акт помилования, как и акт амнистии, не устраняет факта совершения преступления, не колеблет приговора суда, вступившего в законную силу, не является его корректировкой и не предполагает реабилитации осужденного», — сообщают учебники юриспруденции. А значит, Кесян и Джанджгава, как и Оксана Севастиди, осужденная по тем же статьям и помилованная в марте этого года, по-прежнему являются изменницами и шпионками. На язык так и просится эпитет «вовремя разоблаченными», но нет: Джанджгава была осуждена через четыре года после совершения «преступления» — в 2012‑м (приговор — 12 лет лишения свободы); Кесян — через шесть (приговорена к 8 годам); Севастиди — через восемь, в 2016‑м (7 лет колонии).

Фабула обвинения во всех трех случаях выглядит практически одинаково: весной-летом 2008 года сочинские «маты хари» в ходе SMS-переписки со своими грузинскими знакомыми сообщили о перемещении российской военной техники. Наличия самой переписки никто из осужденных не отрицает, категорически отвергая, правда, наличие злого умысла в своих действиях. Версия следствия и впрямь, мягко говоря, небезупречна. Во-первых, передавать разведданные открытым текстом по открытым каналам — совсем не почерк шпионов, пусть даже непрофессиональных. Во-вторых, на редкость непрофессионально, получается, сработала российская контрразведка. Тот факт, что «вражеская сеть» оставалась неразоблаченной так долго — несмотря на то что «шпионки» совершенно не скрывались, — можно назвать лишь одним словом — «провал».

Однако за «провалом» не последовало никаких громких отставок. Что означает, что в коридорах власти не считают грех сочинок таким уж серьезным. Или, проще говоря, что дела — дутые.

НА ИЗМЕНЕ

Это предположение подтверждают слова Владимира Путина, сказанные в ходе его последней Большой пресс-конференции. «На мой взгляд, действительно, это достаточно жесткий подход, — заявил президент, комментируя приговор по делу Оксаны Севастиди. — Я, честно говоря, не знаю деталей. Если она что-то написала в своих СМС-сообщениях, то она же написала то, что видела. Это все видели, значит, это не представляло собой никакой большой тайны».

Еще читать  Коммунист Заполев стал последним депутатом, отказавшимся освободить служебную квартиру

Президент пообещал тогда «разобраться». И, как видим, сделал однозначный вывод: одно помилование изменниц следует за другим. Но освобождение Кесян и Джанджгава — далеко еще не хеппи-энд этого сериала. По данным «Команды 29» — неформального правозащитного объединения юристов и журналистов, в одном лишь Краснодарском крае в 2013–2016 годах за госизмену и шпионаж были осуждены не менее 10 человек. В абсолютном большинстве случаев, по версии правозащитников, совершенно необоснованно.

Но самое главное — нет никаких гарантий, что конвейер по производству липовых изменников остановлен. В основе его — крайне эластичные законодательные нормы, позволяющие подвести под сей монастырь практически любого гражданина России. Под госизменой у нас, напомним, понимается выдача иностранцам гражданином РФ государственных секретов, ставших ему известных по службе или «в иных случаях». Перечень сих тайн велик и разнообразен. Если брать сугубо военный его аспект, то к закрытой информации относятся в числе прочего данные о дислокации, «действительных наименованиях» и вооружении воинских частей. То есть с формальной точки зрения следователи и судьи по делу сочинских «изменниц» действовали совершенно правомерно. И, вполне возможно, сочинская история — это еще цветочки.

Представляете, например, какой богатый урожай «изменников» блюстители закона могут при желании собрать 9 мая! Все информационные редакции всех гостелеканалов можно скопом брать на цугундер. Ну а как еще, как не выдачу гостайны, можно трактовать в свете указанных норм транслируемый на весь белый свет Парад Победы? Тут тебе и данные о перемещении, и названия соединений, и состав вооружения. Настоящая находка для шпиона! Кстати, безо всякой иронии: не секрет, что кадры парада — объект пристального внимания соответствующих иностранных специалистов.

Никого из наших телевизионных деятелей искусств за выдачу «парадных» госсекретов никогда, разумеется, не наказывали и не накажут. Но что позволено жрецам телеюпитеров и верховным жрецам, не всегда может сойти с рук рядовым зрителям устраиваемых властью зрелищ. Поэтому, став свидетелями какой бы то ни было «передислокации», пусть даже и в парадном строю, не торопитесь делиться видео и восторженными комментариями с друзьями. Всякое может случиться.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика