Меркель против Шульца: альтернатив действующему канцлеру Германии нет

Менее трех недель остается до парламентских выборов в ФРГ, назначенных на 24 сентября. Они традиционно определят и будущего канцлера. Сейчас на этом посту Ангела Меркель. И позиции ее крепки. На решающих теледебатах, прошедших 3 сентября, канцлер встретилась со своим главным конкурентом — кандидатом от Социал-демократической партии Мартином Шульцем. Согласно результатам опроса, проведенного после «схватки» политиков, большинство граждан отдали предпочтение Меркель (55% голосов против 35% у ее оппонента). Не секрет, впрочем, что жители Германии в некоторой степени устали от действующего канцлера. Став первой в стране женщиной на этом посту, она занимает его уже 12 лет (рекорд для ФРГ принадлежит пока Конраду Аденауэру — 14 лет). Почему усталость от Меркель сочетается с отсутствием альтернатив ей? Изменятся ли российско-германские отношения с уходом нынешнего канцлера? Об этом и о многом другом «МК» рассказал руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав БЕЛОВ.

Меркель против Шульца: альтернатив действующему канцлеру Германии нет

Внешняя политика выходит на первый план

— Как можно оценить расклад политических сил в Германии на данный момент?

— Важно помнить, что ХДС/ХСС (блок партий Христианско-демократический союз и Христианско-социальный союз. — «МК») последними из участвующих в выборах партий представили свою предвыборную программу — 3 июня, спустя десять дней после Социал-демократической партии Германии (СДПГ). То есть у Меркель со товарищи было достаточно времени, чтобы внимательно изучить положения конкурентов. Обе политические силы, народные партии — блок ХДС/ХСС и СДПГ — претендуют на то, чтобы после выборов формировать будущее коалиционное правительство.

У ХДС/ХСС возможностей больше по арифметическим параметрам, ожидается, что они наберут в полтора раза больше голосов, чем социал-демократы. И у них более комфортные возможные партнеры по коалиционным переговорам: Свободная демократическая партия (СвДП) и «Зеленые». У СДПГ возможные партнеры — «Левая партия Германии» (ЛПГ), которая, впрочем, весьма уверенно себя чувствует в предвыборных рейтингах, и те же «Зеленые». Но и с теми и с другими у социал-демократов достаточно много противоречий. И харизматичная Сара Вагенкнехт (ЛПГ), и Джем Оздемир («Зеленые») уже весьма жестко выступали против вероятной коалиции с СДПГ. Но, как известно, политика — искусство невозможного, поэтому никаких сценариев исключать нельзя.

На сегодняшний момент я бы сказал, что наиболее вероятным вариантом коалиции выглядит связка ХДС/ХСС — СвДП. На втором месте — те же плюс «Зеленые», на третьем — «большая коалиция» (таковые уже были в ФРГ, когда ни ХДС/ХСС, ни СДПГ не смогли договориться со своими союзниками о формировании правительства. — «МК»), а на четвертом — «красно-зеленая» (СДПГ и «Зеленые»). Больше вариантов я не вижу. «Альтернатива для Германии» (АдГ) — и это общеизвестный факт — партия «нерукопожатная», хотя в качестве оппозиции вполне хорошо себя чувствует.

— Что собой представляют предвыборные программы основных партий?

— Складывается ситуация традиционных выборов, и традиционные же темы в приоритете, хотя некоторые неожиданно и вышли на первый план.

Идет «плакатная борьба», то есть избиратели не читают программы, они читают плакаты. На мой взгляд, самая интересная программа у «свободных демократов». У «Зеленых» программа перегружена; у «Альтернативы для Германии» видно, что это партия евроскептиков — много популистских высказываний о выходе из еврозоны и в перспективе из Европейского союза. У народных партий много общих положений.

Что касается тем предвыборной кампании, то на первом месте среди внутренних тем стоит семейная политика — подобное впервые происходит в Германии. На втором месте вопросы безопасности внутри страны, на третьем — проблемы образования и экономики. Когда речь идет об экономической повестке, имеются в виду в первую очередь налоги, налоговые льготы в отношении наемной рабочей силы.

И помимо внутренних вопросов большое внимание в этот раз уделено внешней политике. Традиционно она была, как говорится, на задворках, но сейчас выходит на первый план.

По внутриполитическим проблемам у партий достаточно много общих положений — некоторые эксперты даже смеялись, что программа ХДС/ХСС похожа на программу СДПГ. Конечно же, отличия есть. Это, скажем, различные целевые группы. У социал-демократов на предвыборном знамени написано «Социальная справедливость», поэтому, естественно, акцент делается на проблемах малоимущих людей, граждан с низкооплачиваемой работой. У ХДС/ХСС внимание сосредоточено на средних слоях. Тем не менее обе народные партии очень похожи по программным положениям, касающимся внутренних проблем.

— А как обстоят дела с внешнеполитическими вопросами?

— По НАТО, по расходам на оборону, по участию страны в боевых действиях есть существенные различия.

Мартин Шульц, кандидат на пост канцлера от СДПГ, как и член его партии Зигмар Габриэль (вице-канцлер и министр иностранных дел ФРГ. — «МК») выступают против требуемого Вашингтоном увеличения вклада в Североатлантический альянс (до 2% от ВВП). Главный их довод — вопрос о том, куда пойдут эти деньги, не лучше ли их тратить на решение внутренних немецких проблем.

Также они более жестко, нежели Меркель, выступают в отношении США, критикуя американского президента Дональда Трампа. Хотя стоит отметить, что и в программе ХДС/ХСС Америка уже не фигурирует как друг Германии — лишь в качестве партнера.

Еще одно направление — Турция. Но здесь все придерживаются примерно одного мнения, отрицательно оценивая перспективы вступления страны в ЕС. Габриэль позволяет себе крайне жесткую критику в адрес турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, но на самом деле от Меркель в этом плане мало отличается.

Еще читать  Разоблачения WikiLeaks в США использовали против Трампа

Уделяется сейчас внимание и северокорейской проблеме, причем я давно предсказывал, что это произойдет. Сейчас она занимает свое место — в контексте отношений с США.

Другая проблемная страна — Китай, это сложный партнер для Германии, поэтому обсуждается он и геополитически, и геоэкономически.

Путин — Меркель: рабочий диалог без «химии»

— Отношения с Россией — какое место занимают они в предвыборной повестке?

— ХДС/ХСС, «Зеленые» и СвДП предлагают наиболее жесткие положения относительно России. Претензии понятны: присоединение Крыма, события на востоке Украины — отсюда и критика.

У социал-демократов, у левых и у «Альтернативы для Германии» более взвешенный подход. Но в любом случае крымский вопрос остается, даже несмотря на то, что, например, АдГ заявляет о готовности признать полуостров российской территорией.

Все выступают за мир, за реализацию Минских договоренностей с возможным последующим смягчением санкций. Известно также высказывание лидера СвДП Христиана Линднера о том, что Крым надо перевести в состояние долговременной «заморозки», однако в программе его партии этого нет. За данную идею он был подвергнут критике, в том числе и стороны однопартийцев, но факт остается фактом — Линднер начинает понемногу играть на поле социал-демократов. Потому что, например, и Зигмар Габриэль уже говорил о необходимости смягчения санкций — в СДПГ в этом плане более конструктивно настроены по отношению к России. Впрочем, не стоит забывать, что и Меркель не отвергает возможности пересмотра санкционного режима в случае выполнения Минских договоренностей. То есть ситуация весьма сложная.

— Есть ли некие, скажем так, желаемые варианты для Москвы в контексте германских выборов?

— Для России не важно, какая коалиция сложится в Германии по итогам выборов. Суть российско-германских отношений не изменится. Останется украинский вопрос, факторы Крыма и ситуации на востоке Украины с одновременным пониманием необходимости долгосрочного партнерства с Россией, без которого европейский миропорядок не построить. Сохранится критическое отношение к состоянию демократических институтов нашей страны, к ситуации с соблюдением прав человека и т.д. Это будет при любом варианте коалиции.

— То есть победа Меркель, в общем-то, была бы позитивным итогом для нашей страны?

— С Ангелой Меркель президент Владимир Путин сработался. Личной «химии» между обоими лидерами нет, личных привязанностей тоже нет, однако рабочий диалог — на высшем уровне. Меркель и Путин очень хорошо друг друга знают, и, например, переговоры в Сочи 2 мая этого года — серьезное тому подтверждение. Встреча прошла блестяще. И хотя мало кто не задается вопросом, почему пресс-конференция лидеров состоялась в середине переговоров, то есть после нее они еще два с половиной часа о чем-то беседовали, это важный нюанс.

Мартин Шульц же, например, непредсказуем, наши власти его не знают. В свое время, когда он был депутатом Европейского парламента, он, например, был очень критично настроен по отношению к России.

— Если для российской стороны Меркель привычный и комфортный в работе партнер, что можно сказать о самих жителях ФРГ?

— В Германии почти все воспринимают Меркель как наиболее компетентного политика — на фоне усталости от Меркель же. Но такова специфика ситуации, а других кандидатов, по сути, нет. Шульц ожиданий не оправдал, у него был взлет в феврале, но потом он вернулся на свое место с уровнем популярности 20–22%, в то время как личный рейтинг Меркель превышает 50%.

Стоит отметить, что число не определившихся менее чем за месяц до выборов невероятно высоко. Ожидается явка на уровне 70–72%, но вероятно, что число людей, которые не ходят на выборы, тоже вырастет. И в силу этих параметров ситуация в значительной степени непредсказуема.

— На фоне скандала о возможном «российском вмешательстве» в американские президентские выборы прошлого года после выборов президента Франции, где многие увидели «руку Кремля», насколько этот фактор значителен в Германии?

— Определенные силы пытаются разыграть сейчас эту карту, но, повторюсь, любая коалиция, любой канцлер будут приемлемы для России. Ничего в двусторонних отношениях не изменится. Поэтому у Москвы нет никакого интереса в том, чтобы пытаться действительно как-то вмешаться в германские выборы. И даже если к власти придут социал-демократы, то они никак не поменяют санкционный режим, все останется по-прежнему, они так же будут учитывать мнение президента Франции Эмманюэля Макрона, Трампа, Курта Волкера (спецпредставитель Госдепартамента США по Украине. — «МК»)…

— То есть альтернативы Меркель на данный момент нет?

— Да, во-первых, нет альтернативы. Во-вторых, для России это наилучший вариант. Если вмешиваться — значит, поддерживать Ангелу Меркель. Кроме того, ничего, касающегося возможного российского вмешательства, толком не доказано. К тому же существует много заинтересованных групп вне России, которые могли бы пытаться оказать влияние на выборы. И в любом случае Германия не Франция, то есть, скажем, «Альтернатива для Германии» — это не «Национальный фронт». Поддерживать, например, АдГ через российских немцев нет смысла: если это делать, то это будут зря потраченные деньги и время. Я сам в беседах с немцами часто спрашиваю, на чьей стороне, по их мнению, Россия. Но они молчат в ответ. Кстати, можно заметить, что российские СМИ, например, действительно весьма сдержанно ведут себя по отношению к Германии. То есть нет явной поддержки одного или другого кандидата.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика