Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины




Вокруг нашей публикации ранее не издававшихся дневников Матильды Кшесинской разгорелась нешуточная дискуссия. Одни читатели упрекают нас ни много, ни мало, в «атаке на память Николая II» и называют дневник балерины фальшивкой, другие, наоборот, ликуют — дескать, трепещите, Наталья Поклонская и прочие монархисты. Терпение, дамы и господа: в следующей части завеса тайны над кульминацией романа приоткроется.

И ответим сразу: подлинность бумаг, хранящихся в фонде музея Бахрушина, сомнению не подвергает ни один профессиональный историк или архивист, включая сотрудников самого музея. Ну а мы рассматриваем дневники Кшесинской исключительно как интереснейший исторический документ.

Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины

ЧИТАЙТЕ ПЕРВУЮ ЧАСТЬ: детективная история дневников и начало романа

ВТОРАЯ ЧАСТЬ: Николай «так возился, что оборвал у венгерки костылек»

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ: «В Зимний поздно возвращаться опасно, там все шпионы»

Чем более серьезные позиции завоевывала Матильда Кшесинская в сердце будущего императора, тем больше ее волновало наличие возможных конкуренток. В некоторых своих записях и письмах к наследнику балерина не скрывает своих ревнивых чувств.

«Только бы ты не женился на A.!»

Понедельник 23 марта 1892 г.

Я сегодня его ужасно изводила всеми теми, которые, по слухам, ему нравились. И конечно, большею частью эти слухи оказались неверными, впрочем, может быть, он не хотел мне сознаться. Но только какая цель ему скрывать от меня?

Вторник 21 апреля

Кроме Ники и З. (барона Александра Зедделера, будущего мужа старшей из сестер Юлии Кшесинской – Авт.) был у нас также А. М. (великий князь Александр Михайлович – Авт.) Он смотрел портрет Ники, который я рисовала, и не хотел верить, что это моя работа.

Ники оставался еще оставался долго после его ухода. Я читала его дневник, [который] он привез с собой. В дневнике меня очень заинтересовал один день, это 1 апреля, где он пишет про Алису Г. (Алису Гессенскую, будущую супругу Николая II императрицу Александру Федоровну – Авт.) и про меня. Алиса ему очень нравится, он говорил мне уже об этом раньше, и я серьезно начинаю его к ней ревновать.

Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины

Письмо 28 июля

Дорогой, милый Ники! В понедельник, 3-го [будет] французский спектакль, и я радуюсь, что Ты не можешь быть в театре: я Тебя ужасно ко всем ревную!

Письмо 3 августа

Твое последнее письмо произвело на меня сильное впечатление. Я теперь начинаю верить, Ники, что Ты меня любишь. Но я все думаю о Твоей свадьбе. Ты сам сказал, что до свадьбы Ты мой, а потом…… Ники, Ты думаешь мне легко это было услышать? Если бы Ты знал, Ники, как я Тебя ревную к А. (Алисе Гессенской – Авт.), ведь Ты ее любишь? Но она Тебя, Ники, никогда не будет любить как любит Тебя Твоя маленькая Панни! Целую Тебя горячо и страстно. Вся Твоя.

Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины

Письмо 6 августа

Дорогой, Милый Ники! Вчера, когда я с Тобой прощалась, я готова была разрыдаться. Ах! Ники, как я Тебя сильно люблю. Дорогой мой, люби меня, я так страшно боюсь, что в эти месяцы разлуки Твоя страсть охладеет. Ах, в каком я ужасном отчаянии, что со мной будет? Только бы хватило сил перенести разлуку! Поблагодари С. М. (великого князя Сергея Михайловича – Авт.) еще раз, что передал Тебе письмо. Я думала, что он мне [в этом] откажет. Не сердись, что я пишу опять о нем, я Тебя уверяю, что ничего опасного нет. Прощай, мой дорогой, мой прелестный Ники, до ноября. Навсегда Твоя.

Письмо 10 августа

Дорогой мой Ники! Теперь я немного успокоилась, перестала плакать, но мной овладела тихая грусть. Я хочу скорей уехать за границу, там для меня все ново, и я немного развлекусь. Ники, подумай, как было бы хорошо, если бы исполнился Твой сон, который Ты мне рассказывал. Как дивно было бы нам встретиться в Париже! Мой милый, я Тебя нисколько не обвиняю, что Ты меня отпустил в последний раз в Красном после прогулки одну. Как мог Ты иначе поступить?

Ники, зачем ты говоришь, что будешь с отчаяния пить? В этом плохое утешение, после всегда бывает тяжелее. Не делай, Ники, этого, я прошу. О, Ники, дорогой, как я желаю скорее быть Твоею, только тогда я буду совершенно спокойна. Я страшно томлюсь, мой дорогой. И Тебе, и мне давно пора…… Я Тебя не понимаю, Ты …… с …… мною одною (в дневнике именно многоточия – Авт.), а когда женишься, может быть, не скоро, но все же тогда будет другая, или Ты это не считаешь?

Еще читать  Online [Free Watch] Full Movie Thor: Ragnarok (2017)

Только бы ты женился не на А. Ей я ни за что Тебя не отдам, а то или она, или я. Ты, верно, изводишься, что я постоянно пишу и говорю о Твоем браке, но представь себя на моем месте, и Ты поймешь, как он должен меня тревожить.

Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины

Письмо 16 августа

Меня, Ники, ужасно беспокоит, что по городу, действительно, стали ходить слухи, что я Тебе нравлюсь! Ничего, право, нельзя скрыть, и кому какое до этого дело? Эти слухи меня ужасно раздражают и пугают. Я ужасно, Ники, боюсь, что Тебе будут из-за меня неприятности, да и себя мне жаль, ведь я так еще молода, у меня все впереди и вдруг…….

Ники, дорогой, тогда мы никогда больше не увидимся! Ах, Ники, Ники, как я боюсь! Надо кончать письмо, так как его берет с собой сестра Юля. Я все посылаю Тебе письма из города, отсюда опасно.

Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины

«Ты, Ники, изменил Твоей Панни»

Суббота 14 ноября

Какой страшный удар! Ники теперь на Кавказе.

Ходят слухи, что он поехал туда спасти брата (великого князя Георгия Александровича – Авт.), который там сильно увлекся какой-то грузинкой, и будто Ники, увидев ее, тоже в нее влюбился. Я сначала не хотела верить. Нет, этого быть не может, это был бы жестокий удар, Ники не такой, нет, нет!

Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины

Письмо 14 ноября

Дорогой, незабвенный Ники! До меня дошли ужасные слухи, я в полном отчаянии и не хочу верить тому, что мне сказали. Не хочу, и в то же время предчувствие мне говорит, что Ты, Ники, изменил Твоей Панни. Конечно, Ники, Ты понимаешь, что я говорю про Твое сильное увлечение какой-то грузинкой.

И могла ли ожидать, что меня ожидает такой сильный удар и в то время, когда я больше всего надеялась, что скоро исполнится моя заветная мечта. Вспомни, что Ты сам в одном из последних писем сказал мне, что я Тебя оскорбляю тем, что не верю [тебе].

Если, Ники, я узнаю, что эти слухи верны, даю тебе слово: я не задумаюсь, чтобы с собой покончить. Быть может, Ники, когда Ты вернешься сюда, меня уже не будет. Пожалеешь, Ники, не раз, вспомнишь тогда о Твоей Панни, поймешь, что Панни умела любить, но будет поздно. Прощай……

Впрочем, уже совсем скоро выяснилось, что на сей раз – ложная тревога. Грузинка-разлучница оказалась лишь плодом фантазии барона Зедделера.

Воскресенье 15 ноября

Я пошла в церковь, горячо молилась, и как будто мне стало легче, но по возвращении домой все, каждая вещь, мне напоминала моего дорогого Ники, и я опять заплакала. Итак я страшно страдала, но какова была моя радость, когда я, сообщив Але (Зедделеру – Авт.) о посылке письма (цесаревичу – Авт.), заметила его удивление и затем услышала его признание, что все, что он мне сказал про Ники, одна выдумка, что он просто хотел меня испытать и теперь видит, что я действительно люблю Ники.

Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины

Ревнуя своего Ники по поводу и без, сама Матильда, судя по ее дневниковым откровениям, отнюдь не исключала для себя появления неких «эксклюзивных» чувств к кому-либо другому. И такие претенденты на особенное внимание со стороны хорошенькой прима-балерины вскоре появились – причем из числа все тех же Романовых.

Воскресенье 22 ноября

Я догадалась, что С. (великий князь Сергей Михайлович – Авт.) не прочь был бы за мной поухаживать, если бы не Ники.

Сергей своими взглядами извел меня вконец, и скажу откровенно, что после сегодняшнего раза он мне еще более понравился, ужасно люблю таких бедовых, это моя слабость.

Матильда Кшесинская угрожала Николаю самоубийством: четвертая часть дневника балерины

Среда 16 декабря

Я с Сергеем кокетничала. Сергей начинает заметно поддаваться, еще немного и будет то, что я добиваюсь. Я пила много, в особенности коньяка, но как и всегда я оставалась совершенно нормальной.

Пятница 18 декабря

Много мне сегодня пришлось болтать с Сергеем и еще раз удостовериться, что дело идет на лад. Право, не знаю, не понимаю себя. Сергей даже не красив, а между тем мне очень нравится.

ЧИТАЙТЕ ОКОНЧАНИЕ И ПРЕДЫДУЩИЕ ЧАСТИ В НАШЕМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПРОЕКТЕ «ИНТИМНЫЙ ДНЕВНИК МАТИЛЬДЫ КШЕСИНСКОЙ»

В пятой и последней части: «Кульминация романа: «Он сказал «пора!»

— Родственники Николая пытаются помешать Матильде.

— Балерина «бережет силы к воскресенью», когда должно свершиться главное.

— Отношения Кшесинской и наследника престола достигают пика.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика