Мать-одиночка с прошлым танцовщицы попала в кабалу к банку




За последние два-три года мы привыкли к историям, когда у валютных ипотечников забирают квартиры. Каждая история — трагедия, драма, триллер. В каждом случае люди оказываются жертвами обстоятельств, злого рока, несовершенного законодательства. Однако очень мало говорится о том, что почти в каждой беде есть и доля вины самого ипотечника.

В случае с матерью-одиночкой Вероникой Толпекиной, которая сейчас вместе с двумя детьми рискует оказаться на улице (ее квартира уже выставлена на торги), имеют место и злой рок, и плохие законы. Но, возможно, Вероника могла бы избежать беды, если б сама не совершила фатальных ошибок.

Мать-одиночка с прошлым танцовщицы попала в кабалу к банку

Ипотеку школьная учительница Вероника взяла в 2005 году. Вариант тогда был один — только в долларах. Ежемесячный платеж составлял 500 долларов, срок — 25 лет. А зарабатывала больше тысячи долларов — по тем временам большие деньги. Потому что помимо основного предмета Вероника вела в школе дополнительный платный курс — фитнес для детей и родителей.

Девушка переехала в Подмосковье из Архангельска — продала в родном городе квартиру и купила комнату в трешке в Павловской Слободе. Переехала туда с маленькой дочкой, устроилась работать в школу.

Все бы ничего, но жизнь в коммуналке на 8 человек не сахар — конфликты, ссоры. Вот Вероника и решила комнату продать и купить собственную квартиру — разумеется, взяв ипотеку.

Нашла «убитую» двушку на соседней улице. Чтоб заплатить первый взнос, оформила потребительский кредит. К тому времени ее заработки одной школой не ограничивались, тренерской работой девушка занималась уже по всей Москве. Сделка по продаже комнаты прошла выгодно: пятью годами ранее Вероника покупала ее за две тысячи долларов, а продала за пятнадцать. Эти деньги она в ипотеку не вложила — часть потратила на погашение кредита на первый взнос, немного на мебель и что-то вложила в собственный тренерский бизнес.

«У меня были вполне адекватные расходы»

Однако Вероника считала, что работа тренером по фитнесу для нее не потолок. У нее появилось ощущение, что нужно выйти на новый уровень, найти новую себя. Тогда она впервые обратилась к тренингам и лидерским программам. 

— На этих тренингах я обрела уверенность в своих силах, — рассказывает девушка. — К тому же ипотека подталкивала к поиску других способов заработка. Да и работа в школе уже не удовлетворяла. И я решила бросить преподавательскую работу. Одна из знакомых предложила потанцевать в шоу-балете в ночном клубе. Танцевать на сцене всегда было моей мечтой, однако оказалось, что нужно танцевать стриптиз, который заканчивается банальным «съемом». Но я не отчаялась и нашла другой клуб — там любые сексуальные и другие контакты с посетителями строго пресекались.

За первый же вечер Вероника заработала 5000 рублей. Так в трудовой появилась запись «артистка шоу-балета». Не секрет, что основные заработки танцовщицам в клубах приносит консумация: когда гость заказывает себе и девушке напитки, а заведение затем платит своей сотруднице процент. Вероника с гордостью отмечает, что стала в этом клубе примой:

— Чтобы тебя гости приглашали за столик вновь и вновь, заказывали тебе дорогие напитки, оставляли хорошие чаевые, просто красивой фигуры мало. Нужно еще и разговаривать уметь, и понимать, когда нужно покапризничать, когда промолчать…

Главным плюсом этой работы были деньги. Выходило 100–150 тысяч в месяц. Рекордным гонораром за вечер стало 80 тысяч рублей. Наконец-то Вероника с дочкой начали жить как все нормальные люди — сделали капитальный ремонт в квартире, стали ездить на заграничные курорты, занялись здоровьем.

— У меня были вполне адекватные расходы. В туры мы ездили самые дешевые — Египет, Турция, Кипр. Квартира наша была в ужасающем состоянии, во время ремонта пришлось менять трубы, проводку, полы. Сами не заметили, как вышло на два с половиной миллиона.

Риэлтор Алина Степанова часто выслушивает грустные исповеди клиентов и пришла к выводу, что взявшие ипотеку люди совершают одни и те же ошибки. Для тех, кто только собирается духом для этого решительно шага, она сформулировала четыре простых правила:

1. Желательно не брать ипотеку на длительный срок. Свою жизнь планировать на 15–20 лет очень трудно, я бы рекомендовала влезать в такие обязательства максимум на 3–5 лет.

2. Ни в коем случае нельзя делать в квартире дорогостоящие ремонты. Тем более в половину стоимости квартиры. Владельцы свято верят, что ремонт увеличивает цену жилья. Это не так — никто не хочет платить за чужой вкус. Мода меняется, каждый год появляются новые отделочные материалы и технологии, через пару лет ваши дизайнерские изыски будут выглядеть нелепо. Так что при заселении либо делаете легкий косметический ремонт, либо чините самое необходимое — санузел, проводку. Имейте в виду: в случае неудачи банк выставляет вашу квартиру ниже рыночной стоимости без учета любого ремонта.

3. Часто, чтобы купить квартиру в Москве, люди продают недвижимость в родном городе. Менее рискованно это делать, если стоимость жилплощади в регионе составляет половину вашей ипотеки. К тому же вы тогда получите хорошие проценты и небольшой ежемесячный платеж.

4. В идеале нужно иметь запас денег на черный день, который составлял бы несколько ежемесячных платежей на случай потери работы, болезни, беременности и т.д.

«Тренинги научили, что я выберусь из любой ямы»

Тем временем в жизнь Вероники пришла большая любовь. Симпатичный молодой человек однажды оказался среди гостей клуба. Через неделю они встретились в другом месте. И больше уже не расставались. Он был моложе на 13 лет, но это не казалось Веронике препятствием. 

— Мои ровесники сегодня уже все толстые, пузатые, а я в прекрасной физической форме. С любимым мы выглядели как сверстники. К тому же у него были прекрасные отношения с моей дочерью. Начали жить вместе, строили планы на будущее, оба хотели семью и детей. Вероника даже стала лечиться, потому что сразу забеременеть не получилось.

Однако семья юноши была категорически против взрослой дамы с дочерью и ипотекой. Однажды он уехал в командировку и уже не вернулся оттуда, только написал прощальную эсэмэску. Вероника погрузилась в печаль. На работе вошли в положение и дали отпуск. Подруга предложила недорогой тур в Испанию: «Оплатишь по частям». А по возвращении Вероника узнала, что уже 10 недель как беременна. Бывший возлюбленный предложил сделать аборт, но было уже поздно…

История повторилась: отец первой дочери так же когда-то бросил Веронику во время беременности. Она осталась одна с двумя в перспективе детьми, с ипотекой, без накоплений и без работы — какие танцы во время беременности?

Вероника хваталась за разную работу: устраивалась в колл-центр, распространяла косметику, искала работу на дому — звонки, обработка данных. Однако в этот период начались просрочки по ипотеке. Чтоб не думать о них, Вероника старалась бывать на всяких тусовках и презентациях. На одной из них и познакомилась с будущим мужем.

Принять ухаживания на последнем месяце казалось авантюрой, но Вероника признается: к тому времени уже очень устала быть одна и сама решать все проблемы. А он даже предложил записать на него будущего ребенка. Первые месяцы брака были успешными. Вероника стала делать первые шаги в инфобизнесе, то есть собирать информацию на разные темы в Сети и продавать заинтересованным лицам. Снова увлеклась всевозможными психологическими и профессиональными тренингами — на один из них даже отправилась в Таиланд, оставив детей на мужа. Однако проекты приносили заработок не сразу, а лишь спустя два-три месяца, так что просрочки по кредиту продолжались.

А потом отношения разладились.

— Мы с мужем оказались очень разными людьми. Ему казалось, что он встретил слабую, беспомощную женщину, а я такой была только из-за беременности и проблем. А как только дела стали налаживаться, я стала сама собой — сильной, идущей напролом. У меня были всегда высокие ожидания от жизни, я хотела жить лучше. А муж считал, что надо довольствоваться тем, что есть. Я приняла решение расстаться. Но все же я ему благодарна за поддержку в трудный период. А различные тренинги и лидерские программы научили, что я выберусь из любой ямы.

Еще читать  Датский уголок 13 февраля

Психолог Юлия Чернышева считает, что история Вероники одновременно и трагична, и ординарна:

— К сожалению, в последнее время у нас появилось огромное количество всевозможных тренингов, ораторов и учителей, которые преподают буквально все: начиная с того, как фотографировать еду, и заканчивая тем, как женить на себе состоятельного мужчину. Тема поиска себя, своего предназначения наряду с темой финансового роста и обогащения — в лидерах по популярности. Одновременно людям внушается идея собственного всемогущества: мол, кто хочет, тот добьется, надо дерзать, надо быть уверенным в себе. В результате человек неопытный часто пытается по очереди примерить на себя все популярные модели, увиденные им на тренингах, способы заработка и т.д. Это, на мой взгляд, и произошло в данном случае. Героиня этой истории, не имея какой-то существенной подготовки, пыталась пробовать себя в самых разных, иногда кардинально несхожих видах бизнеса и не преуспела в большинстве случаев. Неумение выстраивать будущее напрямую влияет на нашу судьбу. Да, порой жизнь вносит очень существенные коррективы в планы, но отсутствие плана как такового имеет куда больше негативных последствий.

«Я буду бороться до победного»

Тем временем в банковской сфере жизнь тоже не стояла на месте, и Вероникин долг оказался проданным другому банку. В роковой день 2014 года она отправилась договариваться об очередной трехмесячной отсрочке. Менеджер сообщил, что нужно внести платеж до конца января. По логике вещей это 31‑е число. Однако когда Вероника появилась в банке, ей сообщили, что датой платежа являлось 30‑е января. И теперь в течение 10 месяцев она должна выплатить весь остаток по кредиту — около 24 тысяч долларов. 

— Я никак не планировала отдать эту сумму за столь короткий срок. Суд постановил продать квартиру с молотка. Пока шел суд, снова стала искать новые способы заработка, была трейдером, брокером по ценным бумагам, играла на бирже, инвестировала в недвижимость, пыталась сдавать ее внаем… Думаю, что суд встал не на мою сторону, так как мне не удалось доказать наличие стабильного дохода. 

Однако Вероника все же надеялась, что оставшихся 10 месяцев хватит, чтобы наладить финансовое положение. В это время появился прибыльный проект в рекламе. За 2015–2016 годы Вероника стала вполне платежеспособной и могла продолжать платить ипотеку дальше. Через банк обратилась в Агентство по ипотечному жилищному кредитованию для рефинансирования кредита. Казалось, что по всем признакам она подходит: ипотечная квартира была единственным жильем, за время выплаты кредита существенно снизились доходы, в ипотеку был вложен материнский капитал, на иждивении находился несовершеннолетний ребенок и т.д.

Однако рассмотрения заявки пришлось ждать полгода. Кредитный отдел банка затребовал с Вероники два документа для доказательства платежеспособности: декларация 3‑НДФЛ за последний календарный месяц и книгу учета доходов и расходов. Так как бизнес Вероники находился на патентной системе налогообложения и все доходы подпадали под вид деятельности по патенту, сдавать 3‑НДФЛ не требовалось. Но эта система налогообложения не учитывалась банком, и в итоге в рефинансировании было отказано.

За это время годовая отсрочка закончилась. Вероника запаниковала и обратилась к частному инвестору. Он предложил ей дать переинвестировать, то есть, по сути, дать нужную сумму в кредит, однако за эту услугу требовалось заплатить 260 тысяч. Таких денег в наличии не было, а срок для сбора был дан 10 дней. И тогда Вероника обратилась за помощью к френдам в соцсетях.

— Я подробно расписала свою ситуацию. Отсканировала все документы. Просила в долг. В личку стали писать люди, которые оказались в такой же ситуации, как я, и у которых банк в итоге забрал квартиру.

Много пришлось выслушать в свой адрес и неприятных вещей. Больше всего поразило Веронику, что вчерашние друзья называли ее корыстной мошенницей. Она считает, что в такой ситуации может оказаться любой человек: сегодня ты успешен, а завтра из-за болезни, беременности, предательства близких так же окажешься один на один с угрозой жить на улице. В итоге Вероника собрала 178 тысяч. Но срок прошел, и инвестор отозвал предложение.

По законодательству квартиру не могут продать, если сумма долга значительно ниже стоимости квартиры. На момент решения суда сумма долга составляла 30% от стоимости, а теперь всего лишь 22%. Сдаваться женщина не намерена.

— У меня есть обязательства предоставить детям доли в этой квартире, тем более что в ипотеку вложены и мои декретные, и маткапитал. Если я этого не сделаю — на мне будет уголовная ответственность. У моей семьи это единственное жилье — куда мы должны идти? Тем более я не отказываюсь платить, я готова выплатить этот долг. Даже когда были проблемы с платежами, я не скрывалась, не пропадала, не отказывалась платить проценты, не перестала работать. У меня есть ощущение, что банк создает искусственные трудности — может быть, на мою квартиру уже кто-то положил глаз? Она в хорошем состоянии, в нашем районе жилье можно без проблем сдать. Я буду бороться до победного. 

Комментирует юрист Юлий Калинин:

— В настоящее время открыто исполнительное производство, итогом которого должно стать выставление квартиры на торги. В целом ситуация у Вероники совершенно типичная. Особенно по кредитам, переданным в одни банки от других — ликвидированных, с отозванными лицензиями. Такие ипотечные кредиты для банка проблемный актив. Задача перед организацией простая: с максимальной скоростью конвертировать подобную недвижимость в деньги, даже если это повлечет фактические финансовые потери. У множества банков отзывались лицензии именно из-за совершенно диких кредитов, обеспеченных проблемными активами, с сомнительным возвратом в обозримом будущем. Подобные дела — по сути, конвейерная работа банка. Есть формальная просрочка — подается иск. Решение о предъявлении иска принимается автоматически. Хуже всего, что и разговаривать там о решении проблем просто физически не с кем. Точнее, уполномоченные люди есть, но диалог с ними и компромисс практически невозможен, так как те, кто говорит с клиентом, не имеют полномочий решить вопрос, а те, кто таковые полномочия имеет, не разговаривают с клиентом. Банк — по определению — организация, имеющая прямо противоположные интересы с заемщиком. В общем, даже если есть техническая возможность решить проблему мирно, банк на это идет редко.

Мой совет всем будущим заемщикам: не ходите в банк без юриста, он должен прочитать ваш договор и объяснить вам все уловки и нюансы.

И еще немного в защиту банков. Есть люди, которые берут кредиты и даже в принципе не рассматривают вариантов их возврата. В том числе и ипотечные. Банки про все это отлично знают и понимают и компенсируют потери от таких заемщиков за счет добросовестных клиентов, выставляя, с моей точки зрения, совершенно дикие проценты. Заниматься возбуждением уголовных дел по таким фактам, разыскивать спрятанное имущество и деньги сложно. Проще отобрать квартиру у женщины с детьми, которая вполне добросовестно старается платить, еще у кого-то, кто окажется беззащитным перед связкой «банк + суд»… Злоупотреблению правом со стороны банков в кредитных отношениях можно посвятить даже не короткую статью, а полноценный материал с массой реальных примеров. В большинстве случаев суды на стороне банков.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика