Мать, казнившая сына-насильника, получила 8 лет тюрьмы

В народе говорят: не дай Господь родителям пережить своих детей. Но, наверное, еще страшнее, если смерть ребенка — пусть и взрослого — приносит родителям… облегчение.

А что может заставить мать обрадоваться смерти родного сына?

Дело, которое в четверг закончил рассматривать Мособлсуд, — страшное. Настолько страшное, что на эмоции не остается ни сил, ни слов. И хотя приговор с точки зрения закона, безусловно, справедлив, не покидает ощущение, что все участники этой истории — жертвы. Мать-убийца, приемные сыновья, ставшие убийцами по ее наущению, и родной сын, погибший от рук самых близких людей.

Мать, казнившая сына-насильника, получила 8 лет тюрьмы

Ирина Симонова (все имена и фамилии изменены. — Прим. авт.) вышла замуж, как говорят в народе, по любви. Женщина была рада, что ей удалось устроить жизнь, и будущее виделось ей в сплошном розовом цвете. Ира хотела иметь много детей и, как ей казалось, со своим любимым человеком она сможет осуществить свои все свои мечты.

Вскоре родился первенец. Мальчика назвали Денисом. Ирина души не чаяла в ребенке и все свободное время уделяла малышу. Но с мужем постепенно отношения начали портиться. Супругу не нравилось, что жена практически все свободное время без остатка отдавала сыну. Когда мальчугану исполнилось 5 лет, семья распалась. Ирина поселилась со своей матерью и теткой. Мальчик рос без отца. Не было твердой руки, которая бы направляла парнишку. Возможно, поэтому он вдруг стал драться на улице со сверстниками, грубил бабушке и родной тетке, а в школе учителя постоянно жаловались на его поведение. Ирина все проблемы с ребенком списывала на возраст. Она никогда не наказывала сына, так как души не чаяла в отпрыске.

Знакомо, не правда ли? Но на самом деле Денис рос довольно умным и сообразительным мальчишкой. Хватал все на лету. Знания впитывал в себя как губка. Мальчишка увлекался музыкой и в более старшем возрасте создал свою рок-группу, которая пользовалась успехом у публики в небольшом райцентре.

А мать не оставила надежд создать большую семью. Но достойного мужчины на горизонте не было, и кто-то из знакомых подсказал Ирине выход из положения — брать детей на воспитание в семью можно из детдома. Так она и поступила. Ирина хорошо зарабатывала, хотя официально и не была трудоустроена. В окрестностях никто лучше нее не умел выкладываться мозаику на стенах и полах. Поэтому заказов было довольно много. Это дало возможность матери-одиночке взять четверых мальчишек из детдома.

Соседи радовались за женщину. Им было невдомек, что на самом деле происходит за дверью их квартиры. А как оказалось, там творились страшные вещи.

Денис вырос, окончил медицинский колледж и устроился на работу фельдшером в бригаду «скорой помощи». На работе он спасал людей, в свободное время играл в рок-группе. А дома… Дома любимый сыночек превращался в настоящего деспота. Младшим братьям за малейшее неповиновение сразу следовал тычок в зубы. Доставалось не только им. Под раздачу узурпатора попадали и бабушка с тетей, и сама Ирина — все домочадцы ходили с синяками на теле. Увы, простыми подзатыльниками дело не ограничивалось — Денис заставлял приемных братьев жить с ним половой жизнью. По словам подростков, безобразные оргии совершались раз в два-три дня. Кому-то рассказывать об этом кроме мамы ребята стеснялись.

В это невозможно поверить, но так продолжалось… около 10 лет. Невольно задумаешься: не наговаривают ли подростки на Дениса? Ведь он уже не может опровергнуть их слова… Но дело изобилует такими деталями, что сомневаться не приходится.

Но если так, почему они не жаловались в полицию?

Ответ может быть только один — такой нелепый и такой распространенный. Ирина и подростки боялись огласки. Боялись, что начнут шушукаться, показывать пальцами, ославят так, что позора не оберешься. А полиция вместо того, чтобы помочь, сделает только хуже. Например, лишит Ирину родительских прав.

Еще читать  Глава Минобрнауки: стрелявший в школе подросток нуждался в психологической помощи

Лучше жить и терпеть. До поры до времени.

Когда дети подросли, Ирина решила прикончить тирана.

Сначала женщина отгоняла навязчивые мысли об убийстве, но после очередного изнасилования одного из братьев весной 2016 года она приняла окончательное решение. Приемные дети стали на сторону матери. Оставалось лишь дождаться удобного случая, который вскоре представился заговорщикам.

21 марта 2016 года Денис дал указание всем ехать на дачу в другой район Подмосковья. В путь двинулись на семейной иномарке. В салоне разместились сам Денис, его мать и сводные несовершеннолетние братья — 15-летний Станислав, 17-летний Андрей и 11-летний Игорь. На даче все было как всегда — братья потрудились на огороде, потом пожарили шашлык.

Следующим утром Денис снова захотел мяса и заказал «завтрак» в постель одному из мальчишек. А потом снова задремал, причем рядом с ним в кровати лежал Игорь. В голову Ирины пришла шальная мысль — сейчас или никогда. Заговорщики поняли друг друга без слов. Мать взяла в чулане топор, Стас нашел в сарае молоток, а Андрей вооружился большим кухонным ножом. Они даже позаботились о чувствах младшего брата — мальчика плотно накрыли одеялом, а потом перенесли через окно на улицу. Первый удар некогда самому любимому человеку нанесла топором сама мама — как и договаривались. Острие вошло в висок, на подушку хлынула кровь. Тяжело раненный сын вскочил и стал кричать. Ирина, зная, что остальное должны доделать мальчишки, выбежала из комнаты. В течение пяти минут дом оглашали крики и стоны Дениса. А мать… Мать слушала и молчала. Ни малейшего чувства жалости не возникло в ее душе. Вскоре крики затихли, и из комнаты вышли перепачканные кровью подростки.

«Что я почувствовала? Облегчение. Громадное облегчение. Я подумала, что наконец заживу нормальной жизнью», — признавалась потом Ирина.

Тело решили сжечь. Дети вынесли упакованный в мусорный мешок труп Дениса на огород, обложили дровами, облили бензином и подожгли. Через несколько часов все было кончено. Чтобы скрыть следы своего злодеяния, на месте пепелища от костра посадили кабачки, а пол в спальне Ирина замыла и наложила на него слой краски.

Дома женщина написала заявление в полицию о пропаже сына. Все это время, пока не обнаружился обман, мать развивала бурную деятельность по поискам «пропавшего». Она требовала возбуждения уголовного дела и живо интересовалась, как ищут ее ребенка.

— В ходе расследования уголовного было проведено более 100 следственных действий — допросов, проверок показаний на месте, выемок, осмотров, следственных экспериментов и судебных экспертиз, в том числе сложная многообъектная комиссионная судебно-медицинская экспертиза, — рассказала «МК» старший помощник руководителя ГСУ СК России по Московской области Елена Фокина.

О том, как разоблачили семью убийц, «МК» уже рассказывали. Кто-то из мальчишек рассказал об убийстве своему знакомому, тот — еще одному знакомому, и по сарафанному радио информация дошла до полиции. Ирину арестовали, а детей поместили в приемник для несовершеннолетних. На суде она, как и мальчики, не стала отказываться от ранее данных показаний и раскаялась в совершенном злодеянии.

Каким бы большим ни было сердце матери, принято считать, что для родной кровинушки в нем всегда найдется больше места, что любить своих и приемных детей одинаково невозможно… И как нелепо теперь звучит это утверждение. И каким ужасным способом опровергла его наша героиня! Суд определил дня нее наказание, но осуждать ее за непростой выбор, наверное, никто не вправе.

Суд приговорил Ирину Симонову к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Ее приемные дети Андрей и Станислав получили 5 и 4 года условно соответственно.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика