Марка за машину: охотясь за реликвией, филателисты тратят сумасшедшие деньги

В, казалось бы, безобидном обществе коллекционеров марок порой бушуют нешуточные страсти. В феврале этого года история о любовнице, похитившей у жителя Тюмени эксклюзивную марку «Z-Grill», приблизительной стоимостью $3 млн, буквально взорвала социальные сети и вызвала широкий резонанс в СМИ. Почему эти небольшие кусочки бумаги могут свести с ума и толкнуть на преступление и как марки стали повальным увлечением всего мира в середине XX столетия, «МК» рассказал президент Союза филателистов России Александр Илюшин.

Марка за машину: охотясь за реликвией, филателисты тратят сумасшедшие деньги

СПРАВКА «МК»

Филателия как массовое увлечение миллионов людей во всем мире возникло сразу же после появления 1 мая 1840 года в Англии первой почтовой марки. И уже в середине второй половины XIX века во многих странах Европы и в США появились национальные общества филателистов, а с ними и филателистические выставки. В России филателистические общества были созданы в Санкт-Петербурге и в Москве в самом конце XIX века, так что отечественная история организованной филателии очень давняя. К сожалению, в ней были большие перерывы, вызванные разными причинами, в том числе и войной. Возрождение организованной филателии в послевоенное время началось в 1957 году, когда во время VII Всемирного фестиваля молодежи и студентов была проведена первая международная филателистическая выставка. В 1966 году было организовано Всесоюзное общество филателистов, сразу же ставшее массовым объединением разрозненных городских обществ. Почти сразу ВОФ стал членом Международной федерации филателии, что открыло для наших экспонентов всемирные выставки.

— Как вы сами пришли в филателию?

— Мой путь был таким же, как и у миллионов моих сверстников, чье детство пришлось на первые послевоенные годы. Мои родители жили в маленьком подмосковном городке, где и работали на одном из четырех местных предприятий. Статус города Железнодорожный получил в начале 30-х годов, а до этого он был простой железнодорожной станцией Обираловка, окруженной тремя дачными поселками, куда на лето выезжали отдыхать москвичи с детьми.

Это место известно лишь потому, что Лев Толстой «бросил» там под поезд Анну Каренину.

В Железнодорожном в конце 40-х начале 50-х годов вся жизнь была сосредоточена вблизи вокзальной площади: продовольственный магазин, аптека, почта, рынок и киоск «Союзпечати», где продавали газеты, журналы и, конечно, коллекционные марки в пакетиках — мечту многих мальчишек и девчонок.

Жили тогда очень бедно, а по сегодняшним меркам вообще нищенски. Как правило, большинство семей с детьми проживали в одной комнате, где и повернуться-то было негде. Игрушек не было, и собирали мы, мальчишки, спичечные этикетки, не зная, что это увлечение имело мудреное название «филумения». Но самыми привлекательными объектами для нас казались почтовые марки, коллекционированием которых были увлечены буквально все школьники со второго по седьмой, а то и по десятый класс.

Покупали, менялись марками даже на уроках, а хранили их либо в коробках, либо наклеивали в школьные тетрадки и альбомы для рисования.

Один мой знакомый хранил марки под шкафом в коробке из-под пенициллина. Даже такая «тара» была тогда в дефиците.

Все это, конечно, в далеком-далеком прошлом. Самый расцвет филателии в СССР начался после 1966 года, когда появилось Всесоюзное общество и стал выходить журнал «Филателия СССР». Это стало возможным потому, что государство в лице Министерства связи СССР активно поддерживало филателию. Не отставали от него и Министерство образования, комсомол и пионерская организация. Проводились конкурсы и выставки, о филателии постоянно писали в СМИ.

К сожалению, все это теперь уже давно ушедшее прошлое.

— А как сейчас?

— После развала СССР нам удалось сохранить общества филателистов. В 1992 году мы провели учредительный съезд и создали Союз филателистов России, который стал правопреемником Союза филателистов СССР и членом Международной федерации филателии. И мы без перерыва и переоформления стали участвовать в международном филателистическом движении.

В этом году мы отметили 25-летний юбилей Союза филателистов России.

Оглядываясь на пройденный путь, можно отметить как большие достижения проведение в нашей стране двух Всемирных филателистических выставок «Москва-97» и «Санкт-Петербург-2007». В их проведении нам оказало огромную помощь Министерство связи РФ.

Сейчас наш союз на мировой арене входит в первую десятку в списке ФИП по количеству обладателей медалей высшей пробы всемирных выставок. Такого не было во времена СССР.

— Число людей, увлекающихся филателией, растет?

— К сожалению, численность нашего союза за 25 лет заметно сократилась. Сейчас у нас около 50 региональных организаций, в которых состоит около пяти тысяч членов. Естественен вопрос, а куда делись остальные десятки тысяч? Большинство из них продолжают коллекционирование, но в членстве в союзе не заинтересованы. Ведь абонементным обслуживанием занимаются другие организации, в частности, по стране в крупных городах уже открыто более полутора десятка филателистических салонов. В них есть и абонементы и новые выпуски.

Еще читать  Охраннику «Газпрома» вернули 200 тысяч за украденный мигрантами «золотой» унитаз

О реальном количестве филателистов в РФ говорит простой факт. При тиражах выпусков российских марок по 300–500 тысяч все они раскупаются, а ведь их покупают, как правило, для того, чтобы положить в коллекцию, а не наклеить на письмо. То есть реально в стране коллекционированием марок занимаются около 150 тысяч человек.

— А почему же они не хотят вступать в СФР?

— Причина одна — они не видят для себя в этом выгоды. Ведь мы не занимаемся, как это было во времена СССР, распределением дефицита.

В то время выпускали ограниченными тиражами т.н. «номерные блоки», которые в широкую продажу не поступали, а распределялись среди членов ВОФ. В каждом членском билете ставили отметку после покупки заветного выпуска. Тогда многие «оборотистые» люди «вступали» в общество своих родственников и знакомых. Я знал нескольких филателистов, у которых на руках было по 10–15 членских билетов. Отсюда и численность тогдашнего ВОФ была 400–500 тысяч членов.

Теперь же членство в обществе дает только право участвовать в филателистических выставках. А собирать коллекции можно и без членства в СФР!

— Два самых распространенных вопроса к филателистам: сколько марок у него в коллекции? И сколько стоит самая дорогая из них?

— Во-первых, у большинства обывателей неправильное представление о коллекционировании. Количество далеко не всегда является синонимом качества коллекции. Можно собрать сотню-другую тысяч марок, но назвать это собрание коллекцией удается далеко не всегда.

Коллекцией собрание марок становится тогда, когда она дает полное представление обо всех выпусках марок, посвященных выбранной теме. Например, речь может идти о марках Российской империи, изданных с 1858 по 1917 год, или о марках СССР. Здесь важна полнота подбора, представление разновидностей и особенностей выпусков и т.д. Собрать хорошую коллекцию на эту тему очень трудно. Это в какой-то мере спорт, соревнование с каталогом и с коллегами по увлечению. Ведь многие марки уже непросто найти. Ответ на вопрос о ценах на марки тоже не прост. Цена и редкость марок — отнюдь не синонимы. Много зависит и от спроса, и от предложения, и от «раскрученности» марки. Есть признанные «редкости», за которые платят десятки, а то и сотни тысяч долларов, евро… Всё определяет конкретная конъюнктура. В некоторых странах, где филателия пользуется высоким авторитетом, цены на марки устойчивы, поэтому кое-кто из состоятельных людей считает вложение в филателию выгодным с точки зрения сохранения капитала.

Есть в этом и элемент самоутверждения. Например, «розовые и голубые Маврикии» в Англии считаются хорошим вложением денег для сохранения капитала. Но вот в Индии среди марок некоторых штатов есть гораздо более редкие экземпляры, однако их собирательством интересуется значительно меньшее количество состоятельных филателистов. Отсюда и цена на них далека от цены на «Маврикии». В коллекционировании самым важным является увлеченность объектами собирания, стремление создать коллекцию, в которой воплощена та или иная идея коллекционера. Именно на достижение поставленной цели он и тратит время, свою энергию и, естественно, деньги. Он создает спрос на марки, а торговцы, предлагая ему нужные для коллекции экземпляры, зарабатывают на этом деньги. Для них марки — товар, обычный товар, не отличающийся от модных туфель, смартфонов и далее по списку. То, что пользуется спросом, то и продается. И в филателии тоже действуют законы рыночной экономики. Есть спрос на нефть — ее цена растет, нет спроса — цена падает.

В филателии главное — удовольствие от своего увлечения, от любви к этим кусочкам бумаги. Многие из экспонатов на основе своих коллекций пишут статьи и книги, создают каталоги. Это — один из элементов личного творчества.

Что касается коммерции, то филателистические торговцы нужны филателистам, а филателисты — торговцам. Это жизнь!

Серьезная филателия требует значительных затрат. Например, за участие во всемирных выставках филателист должен заплатить от 600 до 1000 долларов. Далеко не всякому такие траты по карману. А наградой будет медаль и далеко не всегда золотая!

Но ведь это, как в спорте, главное — не победа, а участие! А победы все-таки очень хочется.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика