Кто не купил речку?




8 марта 2017 года фонд «Открытая Россия» дважды осужденного в России олигарха Михаила Ходорковского опубликовал так называемое расследование, посвященное жене помощника Президента РФ Владислава Суркова Наталье Дубовицкой, их жизни в подмосковном поселке, о том, как Наталья Дубовицкая проводит свой досуг. Помимо всего прочего авторы расследования утверждают, что семья помощника президента незаконно приобрела пруд, расположенный на территории поселка.

Кто не купил речку?

Мы решили разобраться в деталях расследования. Итак, семья Суркова действительно проживает в поселке Грибово Московской области. Это ни для кого не секрет. Авторы расследования выдают за результаты расследования, что и так является открытой информацией и размещается на сайте kremlin.ru. Вся информация указана в декларации чиновника. По большому счету достоверные факты «расследования» на этом заканчиваются.

Авторы расследования публикуют фотографию «владения» Суркова и Дубовицкой. Как стало известно нашим корреспондентам, на фотографии с сайта «Открытой России» действительно находится дом в поселке Грибово, только вот принадлежит он экс-спикеру Совета Федерации Владимиру Шумейко.

Одним из соседей Суркова действительно является Александр Натанович Раппопорт, его брат возглавлял школу управления «Сколково». Только вот школа и инновационный центр «Сколково», который курировал Сурков, друг к другу не имеют никакого отношения. Это два разных проекта, которые находятся по соседству.

Что касается людей, о которых написано в расследовании и о гостях, посещающих дом Суркова и Дубовицкой. Наталья Дубовицкая действительно является частым гостем разных светских мероприятий. Как и любого человека, ее зовут на дни рождения и концерты. У нее ни в собственности, ни в постоянном пользовании нет ни вертолетов, ни самолетов. А если у ее подруг, многие из которых являются женами крупных бизнесменов, есть возможность пользоваться такими транспортными средствами и приглашать своих друзей, то что в этом предосудительного? Ну виделась на какой-нибудь частной вечеринке Дубовицкая с певицей Топурия, чей отец имел проблемы с законом. Авторы даже не удосужились проверить тот факт, что на многочисленных фотографиях, представленных на сайте, нет ни одной из дома Суркова и Дубовицкой. Например, фотография с Буйновым сделана в доме певца Стаса Михайлова, и при этом на ней нет Натальи Дубовицкой.

«В развлекательную программу клуба жены Суркова помимо застолий входит катание на лодках по запруженной речке Ликова. Речка служит разделительной чертой между «Лебединым озером» и остальным Грибовом. Конечным пунктом для речки Ликова служит большая водная артерия Незнайка. Одинцовский район вложил в строительство очистных сооружений и плотины 50 млн рублей, чтобы запрудить эту речку и создать лесное озеро», — пишут авторы расследования.

Кто не купил речку?

Непонятно, с чего расследователи взяли, что Дубовицкая катается на лодках по речке Ликове, хотя ничего непозволительного в этом нет. Тем не менее речка не служит разделительной чертой между «Лебединым озером» и остальным Грибовом, так как проходит в 500 метрах от указанного якобы «лесного озера». Мы сделали официальный запрос в администрацию Одинцовского района и получили ответ (имеется в распоряжении редакции), что на территории земельного участка 50:20:0070229:800, о котором написано в материале, находится искусственно созданный водоем, не имеющий водоохранной зоны, используемый в том числе и для пожаротушения. В реестре водных объектов данный водоем не значится и находится на расстоянии более 500 метров от реки Ликова.

Что касается строительства очистных сооружений и плотины, в которую район вложил 50 миллионов рублей, «чтобы запрудить речку и создать лесное озеро», то и здесь факты смешаны с вымыслом. Одинцовский район действительно построил очистные сооружения стоимостью порядка 50 млн рублей, однако эти сооружения строились планово, не на территории поселка и принадлежат району. Это было необходимо ввиду того, что северо-восточнее Грибова были сданы в эксплуатацию несколько жилых кварталов «Довиль», «Гусарская баллада», построены многоквартирные дома и большая промзона. Что касается плотины, то ее не строил ни район, ни жители. Она там стояла еще с 30-х годов ушедшего века.

Получается еще одна ложь. Никакой плотины для запруживания чего бы то ни было никто не строил.

Жительница поселка Лесной Городок, пенсионерка Валентина Перепелицина, говорит, что на реке дети и мужчины из соседних поселков ловят рыбу, проводят свой досуг. Вся округа давно ждала строительства очистных сооружений, так как после массового заселения многоэтажек канализация из этих домов полилась на их дачные участки.

Авторы расследования продолжают: «Дальше начались чудеса: согласно данным Росреестра, 20 февраля 2013 года собственником половины запруды на спасенной речке Ликова площадью 21 048 кв. м стал соучредитель НП «Лебединое озеро» Александр Раппопорт. А через два месяца хозяйкой другой половины водоема площадью 21 049 кв. м оказалась Дубовицкая. Причем в документах речка проходит как земельный участок «для жилищного строительства и рекреационных целей». Как покупка речки согласуется с Водным кодексом РФ, где прямо запрещаются подобные сделки, нам выяснить не удалось. Зато депутат трехмандатного округа №3 поселка городского типа Лесной Городок Одинцовского района Михаил Тришин сообщил ЦУРу, как водоем перешел в частные руки: «Конечно, все это не совсем законно, но Сурков порешал все вопросы с областным правительством. Понимаете, были подключены буквально все, и было специальное заседание правительства. Я вместе с Сурковым ездил тогда к губернатору Громову, а еще попутно с просьбой обращался адвокат Кучерена».

Еще читать  Жители Омска заявили об использовании пасажирских автобусов в качестве катафалков

Кто не купил речку?

При этом сам Михаил Тришин после опубликованного материала написал открытое письмо в адрес Михаила Ходорковского, в котором опроверг как свою поездку вместе с Сурковым к губернатору Громову, так и то, что водоем переходил в частные руки.

«Начнем с того, что я никогда не ездил с Сурковым к губернатору Громову. Никогда не встречался с Сурковым, и мне не известно, решал ли Сурков какие-то вопросы с областным правительством или не решал. Поездки к губернатору с большим кремлевским чиновником — не мой уровень. Водоем никогда не переходил в частные руки. Водоем никогда не принадлежал ВНИИССОК по одной простой причине — он там появился после того, как землю выкупили частники. И водоем этот искусственный, воду просто залили в овраг, таких тысячи в дачных поселках по всему Подмосковью. Он не регулируется и, соответственно, не нарушает Водный кодекс», — говорится в заявлении Тришина.

Мы связались с юристом Наталией Сальниковой из Московской коллегии адвокатов «Присяжный поверенный», чтобы выяснить, как Раппопорт и Дубовицкая могли стать собственниками запруды. «Участок 50:20:0070229:800 в настоящее время действительно принадлежит Н.В.Дубовицкой (что также указано в декларации Суркова). Приобретен на основании договора купли-продажи от 25.02.2013 у А.Н.Раппопорта. Вид разрешенного использования данного земельного участка «для жилищного строительства и рекреационных целей». Что касается «запруды», то в Водном кодексе такие объекты, как «запруда», не значатся. Естественные водные объекты, такие как реки, озера или водопады, не могут быть объектами купли-продажи. Речь идет об участке, на котором создан искусственный водоем. Соответственно, он никак не регулируется Водным кодексом и не может его нарушать. «Судя по документам и фотографиям, никакая река не протекает по участкам госпожи Дубовицкой, Раппопорта и других жителей поселка», — добавила Сальникова.

Дальше авторы расследования вновь начинают фантазировать: «В середине 90-х годов директор института академик Виктор Пивоваров решил заняться жилищным строительством и для этих целей взял многомиллионные кредиты в трех банках. Однако нанятые рабочие разворовали стройматериалы, инструменты и оборудование, организовав точку сбыта прямо неподалеку — на Минском шоссе. Стройка встала. В ВНИИССОК зачастили банкиры с финансовыми претензиями к академику. Начались разборки с участием спецназа ФСБ и солнцевской братвы. А вскоре в кабинете у Пивоварова появились двое решальщиков — Тимур Клиновский и Александр Козырев.

— Они погасили все долги перед банками, а взамен получили 400 га институтской земли, — сообщил депутат Тришин. — Если бы не косяки со стройкой, земля под «Лебединым озером», речка Ликова никогда не оказались бы в частных руках», — говорится в материалах расследования.

Кто не купил речку?

Мы связались и с академиком Пивоваровым, директором ВНИИССОК.

— Большая часть материала, представленного в статье, — это выдумка, ложь. Во-первых, там написано, что мы взяли многомиллионные кредиты, чтобы строить жилье. Но бюджетным научным организациям кредиты не выдают, мы не могли их взять, поэтому мы кредиты не брали. Это можно проверить в бухгалтерии. Во-вторых, если мы не брали кредитов, то какие разборки у нас с банком? Причем какие-то разборки с ФСБ, с бандитами какими-то. Этого ничего не было, — говорит Пивоваров.

Он отметил, что информация о якобы покупке сельскохозяйственной техники на кредитные средства также не соответствует действительности, так как денег на покупку техники у института не было. Пивоваров подчеркнул, что ВНИИССОК никогда не строил никаких объектов.

— Якобы нами была продана или передана кому-то земля, — продолжает Пивоваров. — Мы землей распоряжаться не можем, так как институт не является собственником земли. Собственником земли является Росимущество. При подготовке данного материала к нам в институт и лично ко мне никто не обращался, — сказал Пивоваров.

Получается, что «Открытая Россия» откровенно фабрикует материалы, смешивая правду, полуправду и явную ложь с целью дискредитировать лично Суркова и его жену, при этом оболгав многих других людей, упомянутых в своем «псевдорасследовании». Очевидно, что расследование — плохо состряпанная халтура, которая оказалась просто бездоказательной и досужей сплетней.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика