Конгресс экзаменует нового директора ФБР, предложенного Трампом

В среду Кристофер Рэй, выдвинутый президентом Трампом на пост директора ФБР, держал экзамен на Капитолии. По сути его экзамена основным было доказать строгим экзаменаторам, что он будет защищать независимость своего бюро от попыток давления на него со стороны Белого дома.

Конгресс экзаменует нового директора ФБР, предложенного Трампом

Через день после того, как президент Трамп снова назвал расследование русского влияния на президентские выборы «охотой на ведьм», Кристофер Рэй сказал, что он с этим не согласен. На данный момент, по его словам, никто в Белом доме не требовал от него принести клятву лояльности лично президенту. Если такое произойдет, заявил Рэй, я попытаюсь отговорить президента, доказав ему незаконность его требования. В случае, если это не сработает, Рэй сказал, что он подаст в отставку. Ожидаемое утверждение Рэя конгрессом, считают многие агенты ФБР, станет шансом стабилизировать эту службу, потрясенную событиями последнего года, включая увольнение предыдущего директора Джеймса Коми Трампом.

После этого был целый ряд «откровений» о том, как президент пытался повлиять на Коми. Кристофер Рэй, одетый в полосатый костюм и при пурпурном галстуке, холодно заверял сенаторов, что он может отбиться от всяких подобных «увертюр» Трампа.

«Я никогда не позволю чтобы ФБР работало без фактического основания, только факты, закон и непартийная справедливость будут моими путеводителями», — заявил Рэй сенаторам.

В Вашингтоне считают, что слушания в конгрессе дали шанс 50-летнему Рэю, бывшему частному адвокату и также бывшему главному прокурору министерства юстиции, продемонстрировать, что он тот самый человек, который может руководить главным правоохранительным ведомством США при любых экстраординарных условиях. Многие вопросы, которые задавались сенаторами, группировались вокруг того, как он будет вести дела с Трампом. Причем, приводился, естественно, пример его предшественника Коми, который имел напряженные отношения с президентом.

Сенатор Патрик Лихи, демократ от штата Вермонт, спросил Рэя, что он будет делать, если президент потребует от него предпринять шаги, которые сам Рэй будет считать незаконными. «Сначала я попытаюсь отговорить от этого президента, если это не получится, я подам в отставку», — ответил Кристофер Рэй.

Он также заявил, что оценка разведывательного сообщества о том, что Россия вмешалась в президентские выборы в Америке правильна, а вот президент ставит это под вопрос. Он обещал, что если будет утвержден конгрессом, он будет читать некоторые отрывки из секретных материалов, как только его утвердят на посту директора ФБР.

Однако с другой стороны, Рэй попытался отгородить себя от своего предшественника и его действий, включая объявление, сделанное Коми прошлым летом, когда тот заявил, что он не будет рекомендовать обвинение в адрес Хиллари Клинтон. Которая подозревалась в небрежном отношении с секретными документами. Коми, оправдывая свое поведение, сказал, что это было усилие ФБР соблюдать политический нейтралитет, но он подвергался серьезной критике за то, что вмешал ФБР в самое варево президентской кампании. Многие бывшие прокуроры критиковали Коми за то, что он делал критические высказывания в отношении Хиллари Клинтон.

Под давлением сенатора Линдси Грэма, республиканца из Южной Каролины, Рэй неожиданно заявил, что он не будет проводить пресс-конференции. «Мой опыт прокурора и руководителя криминального дивизиона министерства юстиции показал, что должна быть определенная политика министерства юстиции в отношении тех личностей, которые еще ни в чем не обвиняются», — сказал Рэй. К этому Рэй присовокупил: «Я не могу представить ситуацию, в которой я как директор ФБР, давал бы пресс-конференции о личностях не находящихся под обвинением и тем более говорил бы об этом в деталях».

Возбужденный сенатор Грэм коснулся также главного вопроса, который сейчас беспокоит Вашингтон: было ли окружение Трампа замешано в деятельности России, связанной с президентскими выборами? Грэм прочел последнее откровение по этому поводу, которые проникли в заголовки американских газет, они касались, как известно, Дональда Трампа-младшего и его июньской встречи с российскими представителями. Как известно, «москвичи» предлагали Трампу-младшему информацию о г-же Клинтон, которая тогда вела предвыборную борьбу с Дональдом Трампом. После зачтения этих «цитат» Грэм спросил Рэя: что должны делать политические деятели, если они будут получать такие предложения? Должны ли они ставить в известность об этом ФБР?

Еще читать  Захарченко рассказал о последних потерях ВСУ: уже 200 трупов

«Любая угроза или попытка вмешательства в наши выборы со стороны другого государства или какого-то негосударственного актера — это то, о чем ФБР хотело бы знать», — ответил Рэй. Этот ответ понравился Грэму, который оценил его как «великолепный ответ».

Рэй кроме того пытался подчеркнуть, причем несколько раз, любые предположения, что он, будучи одним из главных сотрудников министерства юстиции при президенте Буше, был вовлечен в подписание отказа ЦРУ от пыток подозреваемых. Как известно, после террористического акта 11 сентября 2001 года, пытки снова стали в повестку дня американской администрации.

Однако Рэй заявил на Капитолии, что он не играл никакой роли в юридическом обосновании «допроса с пристрастием». Он добавил, что лично он сам не одобряет пыток.

«ФБР не будет играть никакой роли в использовании этой техники (пыток) в любом ее виде», — заявил Рэй. (Как известно, президент Обама запретил применение пыток в 2009 году.) Рэй заявил, что он не будет избегать своей ответственности в соблюдении права и закона. Он подчеркнул, что это подтверждается тем, как проводилось министерством юстиции с его активным участием расследование деятельности ЦРУ, выходящей за рамки закона. Он сказал, что он горд тем, что засудил контрактора ЦРУ Дэвида Пэссаро, который был обвинен в избиении афганских фермеров во время их допроса.

Рэй сказал, что он не разговаривал с Коми в течение нескольких лет, но что он вспоминает эпизод, когда он вместе с Коми и Робертом Мюллером, ныне специальным прокурором исследующим российское вмешательство в американские президентские выборы, собирался подать в отставку и покинуть министерство юстиции. В 2004 году Мюллер, который тогда занимал пост директора ФБР, и Коми, который был заместителем министра юстиции, угрожали, что он покинуть администрацию Буша. Пререкания проходили по поводу программы слежки. Рэй тоже заявил, что присоединится к этой двойке, хотя он в то время не пользовался доступом к самой секретной информации. «Зная этих людей и поработав с ними плечом к плечу, я могу сказать, что они не были скукоживающимися фиалками в войне против террора. У меня не было никакого сомнения в том, на чьей стороне я нахожусь. Я находился на стороне противников террора и пыток».

Друзья и бывшие коллеги рассказывают о Рэе, как о человеке, который скромен, не высовывается, но удивительно ловок и хитер. Однако г-н Рэй предупредил тех, кто его слушал, т.е. сенаторов, не недооценивать его, потому что хотя он кажется «скучным», он может показать себя как о-го-го. Сидевшие сзади него члены его семьи подтвердили это заявление своего главы.

«Каждый, кто будет делать подобные заключения, совершит серьезную ошибку», — сказал Рэй. Он добавил, что он будет протестовать любому политическому нажиму, если его утвердят в должности директора ФБР. «Я полностью понимаю, что эта работа не для сердечно слабых. Я уверяю сенаторов, что я не сердечно слабый», — так закончил свое выступление перед сенаторами будущий директор ФБР.

Миннеаполис.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика