Конец операции «Перисхилтон»: Ургант и Светлаков сдулись




Ну вот это все и кончилось. Они — Ургант, Мартиросян, Светлаков, Цекало — вернулись на ТВ с таким шумом, ажиотажем, ожиданиями. Как оказалось, сильно завышенными. Нет больше «Перисхилтона», забудьте. Раз и навсегда, скорее всего.

Конец операции "Перисхилтон": Ургант и Светлаков сдулись

Поначалу еще были хорошие шутки. Умные, со смыслом. В стиле баснописца Эзопа, да, как мы любим. Про Дмитрия Медведева, например, — для тех, кто понял, ну очень смешно. Были недоговоренности, которые порой лучше самых умных слов. Были фрики — Наталья Поклонская, Виталий Милонов, сами по себе юмористы. (Марию Захарову не троньте, она прекрасна!) Были и сплыли.

Они продержались передачи три, не больше. А затем сдулись. Стали сладенькими, простыми как пробка из-под шампанского, тихими и мирными. Абсолютно вписавшимися в «элитку», своими в доску для всех этих думских неадекватов.

Ну нельзя же так! Эти когда-то остроумные люди превратились в программу «Девчата» на канале «Россия». Да, «если бы у бабушки было кое-что, то она была бы дедушкой». Заметьте, не я это сказал, а тот, которого они так и не пригласили, которого ругать вообще нельзя. Ни в одном глазу.

Они превратились в бабушек, и это уже совсем не интересно. Время сейчас антигламурное, поэтому, чтобы оставаться на плаву в таком формате, нужна жесть. Чтобы неслись клочки по закоулочкам, чтобы не жалеть никого — ни тебя, ни меня, ни его. Вмазать — так вмазать!

Гора родила мышь. Кончилось тем, что к ним пришел Жириновский и пожелал всем мужчинам быть невинными. В принципе он прав: все мужчины, сидящие вокруг него, были невинны как агнцы. На том и порешили. Кастрацию «Прожекторперисхилтон» не пережил.

Первомайская комедия

Первомай — праздник мира и труда. Ну и весны еще, если кто не понял. Вспомните, как это было в СССР.

Нас сгоняли туда, на Красную площадь, добровольно-принудительно, по разнарядке. Сначала мы выстраивались в колонны где-то невдалеке. Нам раздавали цветы, флажки. Ну и наливали, конечно, у кого было. А было почти у всех. Выпил рюмку, выпил две — и вперед, на Красную, в колонне по восемь человек. Красиво шли, правда, не строевым, уже хорошенькие.

Конец операции "Перисхилтон": Ургант и Светлаков сдулись

На Красной нам еще плакаты давали: «Народ и партия едины!» типа или «Слава КПСС!». А потом мы топали по брусчатке, веселые, пьяные и счастливые. И старались увидеть на трибуне дорогого Леонида Ильича. А он нам махал ручкой.

Прошли годы. Нет больше СССР, рухнул. Но Первомай есть. И демонстрация есть. И сюжет госканала об этой демонстрации. Дальше пойдут только цитаты из этого сюжета.

«Коммунисты стройными рядами под алыми стягами маршируют от памятника Ленину к памятнику Марксу. Перед лицом основателя коммунистического движения и теории классовой борьбы лидеры компартии клянутся в верности идеалам пролетарской революции».

«Единороссы предлагают и свою повестку дня, она согласуется с новыми задачами и вызовами. Самые запоминающиеся: «На Дальнем Востоке хочу я гектар. Возьму и поеду, пока я не стар!» «Честному — хвала, коррупционеру — тюрьма».

«С гармошкой не только работа спорится, но и отдыхать веселее. В каждом большом коллективе — свой гармонист».

«Первомай — праздник международный. Иностранные державы здесь представлены трудовыми делегациями из стран ближнего зарубежья. Вот сразу несколько бригад строителей из Таджикистана. Но у каждого в руке — российский триколор».

О, как задвинул корреспондент, лучше не скажешь! А вы говорите, Советского Союза больше нет. Может, и нет, но привычка осталась. И ее надо поддерживать всеми силами. А сил у ТВ пока еще хватает.

Просто СССР был великой страной, даже при Брежневе. А сейчас… как бы это помягче сказать… Комедия, да и только. Плохая. А хороших делать у нас давно уже не умеют.

Еще читать  Родственника Бабрака Кармаля уже семь месяцев держат в крымском СИЗО

Пусто-пусто

Алексея Навального облили зеленкой — это известный факт. Кто? Факт неизвестный. А может, он сам себя облил? На Рен ТВ так и сказали: сам, не иначе. Это же пиар, ну а как же!

В новостях Рен показали сюжет, как это было на самом деле. То есть ничего особо не показали. Стоит зеленый Навальный, а рядом два типа. Навальный, даже зеленый, узнаваем. Типы — нет, потому что их замазали. Не зеленкой, а техническими приспособлениями. И чтоб никто не догадался…

К чему это я? К тому, что канал Рен постепенно превратился в филиал одной очень секретной спецслужбы. Или кого-то еще повыше. По-моему, для канала это полный абзац, дальше падать некуда.

Ушла Ирена Лесневская — мать-основательница, ушли Марианну Максимовскую… и нет больше канала. Нет, кнопка есть, программы идут. Но это называется «пусто-пусто». Как в домино.

Страсти по футболу

Главное дерби страны: ЦСКА — «Спартак». Комментируют на «Матч ТВ» Константин Генич и Валерий Карпин. На следующий день — специальный репортаж из комментаторской кабины.

Знаете, зрелище не хуже самой игры. Сначала Генич с Карпиным чинно сидели, просто говорили, оценивали. Но уже вскоре подскочили как угорелые, глаза сумасшедшие, кричат в свои микрофоны, не могут остановиться. Почти как Михаил Веллер, только чаем ни в кого не плескались, даже друг в друга.

Потому что это был такой страстный футбол! Эмоции, чувства передались комментаторам и уже не отпускали их до конца. Они больше так и не сели, чего я и всем желаю. Потому что страсть, даже контролируемая, — это счастье на самом деле. И это высший пилотаж. Мы видели счастье настоящих профессионалов в комментаторской кабине.

О жизни и смерти

Бориса Бермана и Ильдара Жандарева не было на Первом целый месяц. Вместо них шло хорошее кино, «Салам, Масква» называется. Зато теперь они идут почти каждый будний день, уже вторую неделю.

Конец операции "Перисхилтон": Ургант и Светлаков сдулись

Раньше выходили только по четвергам, и их ждали. Теперь, когда в режиме нон-стоп, — это превратилось в конвейер, так мне казалось. Мелькающие Б. и Ж. — зрелище не для слабонервных. По-моему, это неуважение к ведущим — так бросать их по сетке.

Но вот я их включил, почти случайно. В гостях была Нюта Федермессер, учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера». Я впервые увидел ее. Знал, что есть такая женщина с легким именем и труднопроизносимой фамилией. Но кто она, что собой представляет — не понимал.

А увидел откровение, испытал шок. Так говорить о жизни и смерти… Так просто, не пафосно… И глаза — я все время смотрел в ее глаза. Ни капли игры, работы на публику. Как будто душа с нами общалась.

Умирать надо достойно, даже тяжелобольным, а мы к этому не привыкли. Перед детьми, даже маленькими, нельзя скрывать ничего, когда уходит кто-то близкий в семье. И еще надо понимать, что смерть есть только продолжение жизни. Не больше, но и не меньше.

Это был разговор о самом главном, высочайшего уровня. А получился он таким, потому что напротив Нюты сидели очень тонкие, все понимающие, высокопрофессиональные люди. Которые молчали, когда нужно было помолчать, делали паузы в словах, когда это было необходимо. И задавали вопросы, которые на нашем плоском, упрощенном ТВ задавать не принято. Это и называется высоким искусством телевидения. Не больше, но и не меньше.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика