«Комы в перечне нет»: заключенного Бутырки убила система





"Комы в перечне нет": заключенного Бутырки убила система

Очередной заключенный — 58-летний арестант Бутырки москвич Сергей Булатников — скончался в Москве. К смертям в СИЗО мы уже почти привыкли. И все же этот случай — даже не просто пример чудовищной жестокости, а ее апогей. Почти месяц назад Булатников впал в кому. Люди в коме, как известно, не могут «скрыться от следствия, надавить на свидетелей и спрятать улики» (стандартные формулировки следователя, настаивающего на заключении под стражу). Но это, прямо скажем, веское обстоятельство не побудило следствие изменить ему самую жесткую меру пресечения. Умирал он лежащим в пролежнях, в окружении конвоиров.

Булатников подозревался в обычном мошенничестве, не в убийстве (а вот его самого убила наша правоохранительная и судебная система). По версии следствия, он якобы помогал оформить документы человеку на не принадлежащую тому квартиру. Сразу оговорюсь, потерпевшего нет, точнее, в его роли государство. Жилье вроде как находилось в муниципальной собственности.

Как бы там ни было, назвать это дело мошенничеством века, а подозреваемого — опаснейшим преступником, требующим изоляции, язык не поворачивается.

Но 12 ноября 2016 года суд постановил удовлетворить ходатайство следователя об аресте. Конвой — автозак — Бутырка. И все это — несмотря на медицинские справки о целом «букете» серьезных заболеваний, включая сахарный диабет и гипертонию.

В изоляторе три дня Сергей провел на карантине. Когда его «подняли» в обычную камеру, он не успел даже познакомиться как следует с сокамерниками — через три дня случился инсульт. На фоне стресса и множества заболеваний этого следовало ожидать. В его же случае инсульт вызвал отек мозга. Сокамерники подбежали, пытались сделать искусственное дыхание, нащупать пульс, и у них ничего не получалось. Они стали бить в дверь камеры, чтобы позвать врачей. А потом медики положили его на одеяло и вынесли. Приехала «скорая», заключенного под конвоем вывезли в больницу. Булатников впал в кому (даже самостоятельно дышать он не мог, весь в трубках, катетерах…). Уже после недели пребывания в таком состоянии медики ГКБ №36 заявили, что процесс его выздоровления может занять многие-многие месяцы. Поскольку никто из близких не мог прийти к арестованному (это считается свиданием, и для него нужно письменное разрешение следователя!), у него образовались пролежни. А тут еще конвой из четырех человек от него не отходит ни на минуту — глупость, абсурд, но так положено по закону. Медиков и обычных пациентов люди в тюремной форме раздражают, пугают, сотрудники Бутырки и сами бы не хотели «стоять над душой» умирающего, но снова — так положено.

Еще читать  Главные изменения в законах, которые ждут россиян в 2017 году »

— А ведь конвои собирают из тех сотрудников, кто каждый день должен нести службу на своих местах, — это оперативники, психологи, воспитатели, — говорит ведущий аналитик УФСИН по Москве Анна Каретникова. — Если все они будут около одного больного на выезде, то некому будет выводить заключенных к адвокатам, на следственные действия, на прогулки, в баню. Парализуется работа всего СИЗО! Из-за этого других больных заключенных Бутырки невозможно было вывезти в гражданские больницы на согласованные операции и обследования: ведь к каждому должны приставлять, по инструкции, четырех сотрудников.

Работники Бутырки, члены ОНК Москвы и врачи ГКБ №36 умоляли изменить меру пресечения Булатникову, аргументируя это тем, что он точно никуда не сбежит. Они информировали следователя Мещанского ОМВД Валерия Зыкова, который ведет дело. Однако, несмотря на все просьбы правозащитников, тот не вышел с ходатайством в суд об изменении меры пресечения. Не помогло и официальное письмо от УФСИН на имя его руководства. В документе сообщалось о нецелесообразности содержания под стражей Булатникова. В ответ — молчание.

А как же постановление Правительства РФ №3, где утвержден перечень заболеваний, препятствующих содержанию под стражей? Перечень есть, но Булатников в коме под него… не подпадает! Комиссия пришла к выводу, у него нет ни одного заболевания из перечня в той стадии, которая прописана. В этом перечне не значатся состояния вроде комы, парализации и т.д. Именно из-за этого в московских СИЗО находятся заключенные с раком третьей стадии, перенесшие инфаркт, инвалиды, обездвиженные. До недавнего времени в «Лефортово» сидел очень пожилой иностранец, который еле дышал, не то что передвигался. Кажется — дунешь на него, и он упадет и больше не встанет. Болезней у него было не счесть, в том числе онкология. Но под перечень все эти его состояния не подпадали.

Про то, чтобы изменить перечень, мы говорим все последние годы. Мы даже сами разработали законопроект вместе с врачами. Но в Думе спешат рассматривать «закон садистов», а вот этот, который мог бы стать «законом милосердия», даже не внесен ни одним из депутатов.

В смерти Булатникова виноваты все. Следователь, требовавший его ареста, судья, вынесший постановление, чиновники и слуги народа, которые не сделали ничего, чтобы поправить перечень. Но кто из них будет наказан?

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика