«Кировский машзавод хотят похоронить»

Конфликт между кредиторами и собственниками стратегического «Кировского машзавода 1 Мая» (КМЗ) резко обострился. На днях собрание кредиторов большинством голосов отклонило заключение мирового соглашения. В случае конкурсного производства активы завода будут распроданы, уникальные специалисты разбегутся, а будущее машзавода в тумане. Если КМЗ будет ликвидирован, рынок Евразии достается его немецкому конкуренту. «МК» решил разобраться, как завод, за чьей продукцией еще несколько лет назад стояло полмира, оказался на краю пропасти?

«Кировский машзавод хотят похоронить»

Два удара

Беда на Кировский машзавод пришла, откуда не ждали. Несколько лет назад его главный заказчик — РЖД — потерял интерес к продукции предприятия. Ведущий в Евразии разработчик и производитель путевых машин и спецкранов для строительства и ремонта железных дорог остался без солидного портфеля заказов. Российская железнодорожная монополия все больше стала смотреть в сторону единственного конкурента — Kirow Leipzig из Германии.

Второй удар по КМЗ неожиданно нанес Сбербанк — неосновной кредитор завода. После того как один из руководителей Кировской области «положил глаз» на прибыльный завод, банк по случайному совпадению взял курс на конфронтацию. По словам бывшего руководства завода, госбанк блокировал любую деятельность, отказывался заключать мировое соглашение, принимать официальные условия по выкупу заводского долга. При этом основной кредитор завода — банк ВТБ — сделал все, чтобы сохранить предприятие на плаву.

Действия Сбербанка в отношении «Первомайки» вызывают, мягко говоря, удивление. Чего только стоит история, когда госбанк отказался принимать многомиллионный платеж по кредиту завода от поручителя — бывшего гендиректора КМЗ Сергея Голофаева. Видимо, чтобы не снижать залоговую массу. 23 мая в Волго-Вятском арбитражном суде будут исследовать эту необычную ситуацию. В любом частном банке за отказ принимать платежи по долгу менеджеров бы уволили в две секунды. Неужели в госбанке допустимы такие «вольности»? А на форумах в Санкт-Петербурге глава Сбербанка рассказывал международным инвесторам про высокий уровень корпоративного управления в вверенном ему госбанке…

Но и это еще не все. Минувшим летом новый основной собственник КМЗ — «АС Пром» (52% акций), уважаемый резидент ОЭЗ «Титановая долина», вновь предложил Сбербанку полностью выкупить долг завода. Но госбанк отклонил и это предложение. И вскоре продал долг АО «Завод «Сельмаш» с существенным дисконтом на несколько десятков миллионов рублей! Интересно, почему госбанк неожиданно проявил такую щедрость?

Теперь большая часть долгов завода принадлежит компаниям, которые контролирует бизнесмен Александр Чурин. Братья Сергей и Александр Чурины имеют своеобразную репутацию в регионе. Ряд госпредприятий под их контролем обанкрочены, рабочих выгнали на улицу, а активы ушли в другие регионы и за рубеж. Среди них — госпредприятие ОАО «Лузский лесопромышленный комплекс», чьи активы перешли в финскую компанию WETT Finland Oy. Кстати, успешный и процветающий завод. Финны очень довольны, чего не скажешь о замученных нищетой рабочих в городе Луза. Больше им работать негде.

Складывается впечатление, что именно Сбербанк невольно на ровном месте спровоцировал корпоративный конфликт между мажоритарным акционером «АС Пром» и кредиторами КМЗ, которых контролирует Александр Чурин.

Собака на сене

Не найдя общего языка, стороны, естественно, начали выяснять отношения в судах. В конце апреля Кировский областной арбитражный суд рассмотрел два взаимосвязанных заявления: ходатайство представителя собрания кредиторов Галины Груциновой (защищает интересы Чурина) о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (по итогам принятого решения собранием кредиторов) и заявление «АС Пром» (мажоритарий и конкурсный кредитор КМЗ) о признании недействительными решений собрания кредиторов 07.04.2017, принявшего решение о конкурсном производстве.

Если бы ходатайство Груциновой было утверждено судом, то «Сельмаш» мог начать торги для продажи имущества КМЗ, мотивируя это необходимостью скорейшего удовлетворения требований кредиторов. Причем по закону о банкротстве обжалование данного определения суда не останавливает реализацию процедуры конкурса. Но судья Киселева поддержала требования «АС Пром», поскольку, согласно ст. 117 Закона «О банкротстве», перед принятием решения о введении конкурсного производства необходимо предоставить кредиторам на рассмотрение отчет внешнего управляющего. Но отчет предоставлен не был!

12 мая на собрании кредиторов «АС Пром» предложил подписать мировое соглашение и представил план развития завода. Но презентация представителей «Сельмаша» не впечатлила, они большинством голосов отклонили предложение о мире «в силу отсутствия возможностей удовлетворить требования кредиторов» и вновь высказались за введение конкурсного производства. Груцинова отказалась объяснить «МК» причины такого решения. На собрании внешний управляющий КМЗ Сергей Татаринов, также поддержавший введение конкурсного производства, заметил: «На предприятии растет текущая задолженность. Но конфликт между мажоритарным акционером и основным кредитором не позволяет заводу встать на ноги».

Еще читать  В парламенте решили вернуть в школы трудовое воспитание

– У мажоритарного акционера и основного на сегодняшний день кредитора завода разные цели: «АС Пром» хочет заключить мир, чтобы спасти КМЗ, а его оппоненты в лице представителей «Сельмаша» хотят похоронить Кировский машзавод — ввести конкурсное производство, чтобы обесценить активы и выкупить долю «АС Пром», уволить всех рабочих, — считает представитель основного акционера адвокат Сергей Гроза. — Такая позиция непонятна. Все наши инициативы отклоняются, при этом встречных предложений от них нет. Наши оппоненты не понимают, что отклоняя планы по оздоровлению КМЗ, они отдают европейский и азиатский рынки железнодорожной спецтехники немецким конкурентам из Kirow Leipzig? Или наоборот — прекрасно понимают?

Председатель профкома завода Галина Суворова, присутствовавшая на собрании, не скрывала своего разочарования: «Решение кредиторов усугубит положение рабочих. Завод сейчас практически не работает. Люди утром убирают рабочие места, а после обеда их отпускают домой».

— Еще при бывшем губернаторе Белых мы просили от имени рабочих и ЦК профсоюза машиностроителей РФ заключить мировое соглашение, чтобы дать нам шанс выжить! Но кредитор — Сбербанк — встал в позу и предприятие зашло в тупик, — говорит Суворова, 50 лет проработавшая на КМЗ. — Сейчас тоже шансов мало. Я четыре раза лично встречалась с кировским врио губернатора Васильевым, а также с его замом по промышленной политике Кочетковым, они обещали помочь, но… На мой взгляд, пока предприятие является банкротом, оно не заработает.

Действительно, как показывает практика, в России самый популярный способ выхода из банкротства — не оздоровление, а ликвидация. И руководители области хорошо это знают. Суворова показала корреспонденту «МК» зарегистрированные приглашения на собрание кредиторов КМЗ врио губернатора, прокурору области, председателю Заксобрания региона, начальнику областного УФСБ, полпреду президента в федеральном округе. «Никто не откликнулся. Не могу понять их позицию», — махнула в сердцах рукой Суворова. Если врио кировского губернатора Игорь Васильев не хочет прослыть в регионе «свадебным генералом» из Питера и надеется выиграть осенью выборы, то он обязан помочь сторонам подписать мировое соглашение.

Фактор страха

История с «Первомайкой» характерна для всей российской промышленности. Ведь ее чаще всего губят не отсутствие спроса, не старые технологии, не санкции ЕС и США. Это делают наши родные губернаторы, мэры, чиновники и банкиры. Именно из-за них исчезли тысячи крепко стоящих на ногах российских компаний. Работы лишились сотни тысяч людей.

Для сравнения, в Китае эффективность мэра и губернатора определяют двумя главными факторами: количеством новых созданных рабочих мест и объемом привлеченных инвестиций. Чиновников-коррупционеров там показательно расстреливают. А у нас даже статью о конфискации имущества у взяточников убрали из УК РФ, а махинаторов чаще всего наказывают условными сроками. На 8-10 лет. 50 лет назад Китай учился у нас строить заводы, сейчас коммунистический Китай — вторая экономика в мире. А где мы? Сами знаете, где.

Между тем освобождающиеся ниши российской экономики с удовольствием занимают зарубежные конкуренты. Западные концерны уже по-тихому захватили нашу шинную индустрию, производство сигарет и пива. На очереди высоко доходный сегмент железнодорожной спецтехники. Если «Первомайку» «похоронят», то многомиллиардные инвестконтракты РЖД и Минобороны достанутся немцам. Больше их выполнять некому! К слову сказать, Kirow Leipzig уже скромно открыл свое представительство. Подальше от любопытных глаз, на Урале.

Впрочем, шанс спасти уникальное предприятие еще есть. Как выяснил «МК», Минпромторг начал собирать информацию для анализа деятельности предприятий тяжелого машиностроения страны. И хочется надеяться, что Министерство найдет способ спасти знаменитую и стратегически важную «Первомайку».

«МК» будет следить за развитием событий вокруг АО «Кировский машзавод 1 Мая».

Сергей Артемов из Кирова

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика