Карательно-избирательное право оппозиционера

Злоумышленников, чуть не лишивших глаза Алексея Навального, обвиняют в причинении легкого вреда здоровью. Впрочем, за четыре с лишним месяца на их след так и не вышли. Николая Ляскина, руководителя московского штаба Навального, на днях несколько раз ударили металлической трубой по голове. Вот только следователи решили, что нападавший, чуть не убив Ляскина, совершил хулиганство. Напрашивается вопрос, какая сила удара нужна следственным органам, чтобы усмотреть в этих нападениях угрозу жизни и здоровью и осадить наконец «борцов за режим». Или такую задачу они перед собой не ставят?

Карательно-избирательное право оппозиционера

На Ляскина напали неподалеку от штаба в Москве, на улице Гиляровского. Это произошло в 19.15 вечера, когда вместе с активистом штаба Артемом Просяковым он пошел забрать из машины газеты с агитацией. Злоумышленник подкрался сзади, замахнулся металлической трубой, обмотанной в бумагу, несколько раз ударил Ляскина по голове и убежал.

Сотрудники полиции на вызов приезжать долго отказывались и предлагали избитому Ляскину самому прийти в ОВД, действительно, чего зря бензин жечь.

В Склифосовского ему диагностировали закрытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга. При этом врачи поздравили Ляскина с тем, что он легко отделался. Удар пришелся на затылочную часть, а не на теменную, ведь в противном случае все могло закончиться летальным исходом.

В итоге дело было заведено по статье… «Хулиганство». Понятно, что терминология Уголовного кодекса может расходиться с обиходным использованием слов, но и у нее должны быть семантические основания. Что же получается, дал металлической трубой по голове — ах, какой хулиган! Или мы чего-то не понимаем? Давайте заглянем в УК, там говорится, что объектом хулиганства является общественный порядок. В нашем же случае объектом стало не абстрактное понятие, а вполне конкретный товарищ Ляскин и его голова.

Как нам пояснил адвокат Андрей Нечаев, квалифицировать это преступления как хулиганство «очень странно со стороны следствия». По его словам, уголовное дело должно было быть возбуждено по статье 112, речь в которой идет об умышленном причинении вреда здоровью. Причем если в обычной ситуации преступнику грозило бы от полугода до трех лет лишения свободы, то в случае с Николаем Ляскиным наказание ужесточается. Это не обычный человек, а политический деятель. В статье есть уточнение: если преступление совершено по мотивам политическим либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, то оно карается наказанием уже не до трех, а до пяти лет.

Еще читать  Трамп заявил о пользе протестов для объединения страны

Правда, «вред здоровью» в нашей судебной практике понятие растяжимое, и травмы Ляскина могут посчитать несерьезными. Предполагая такую возможность, защита оппозиционера намерена добиваться переквалификации дела на часть 1 статьи 277 УК «Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения деятельности или из мести». И не сказать, что юристы Навального не правы. Либо наносивший удар случайно попал по затылку, а не по темени, либо он суперпрофессионал, который в экстремальных условиях способен рассчитать удар до сантиметра, и доказать это — дело его адвокатов.

Покушаются на убийство — хулиганы, кислота в лицо — легкий вред здоровью, зато удар по дубинке омоновца — повод для ареста года на четыре, а пустая болтовня с грузинскими оппозиционерами — подготовка госпереворота. Такой вот карательно-избирательный подход.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика