«Капусты положили»: экс-директор «Гоголь-центра» рассказал, как сидится в СИЗО

Мосгорсуд на днях оставил под стражей экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского, обвиненного в мошенничестве. Заключенные, которые ехали с ним в автозаке по дороге обратно в СИЗО, жали руку, сочувственно хлопали по плечу и возмущались: «Ну хоть художника могли бы выпустить! Нашли «опасного преступника». Московские арестанты готовы присоединиться к всероссийской акции в поддержку Малобродского, которую организовывали его коллеги. Напомним, что худруки десятков театров выступили против неоправданной жестокости в отношении «не убийц, не насильников, не наркодилеров, но театралов».

Уже больше двух недель Малобродский в «Кремлевском централе» — небольшом изоляторе федерального подчинения, что на улице Матросская Тишина. Это лучший СИЗО страны. Но для художника даже «золотая клетка» смертельна. Если не для него лично, то для его проектов. Вот и Малобродский почти умирает при мысли, что будет с его детищем — международным детским фестивалем, что будет со студентами, которым он должен читать курс лекций.

Об всем этом художник-арестант рассказал обозревателю «МК», которая посетила его в качестве члена ОНК Москвы.

«Капусты положили»: экс-директор «Гоголь-центра» рассказал, как сидится в СИЗО

Первое свое утро в СИЗО Малобродский встретил в позе «намасте». И потом сделал главный йоговский комплекс «Здравствуй, солнце!». Увидев это, к нему присоединился йог-сокамерник, бывший мэр Владивостока Игорь Пушкарев. С тех пор так вместе они и встречают каждое новое утро. Пока, правда, без коврика для йоги, но очень о нем мечтают.

— Я уже две недели тут, как все-таки летит время, — говорит Малобродский, сидя на чужой кровати. Его нары на втором ярусе, возле дверей. — Если бы не беспокойство о жене и проектах, здесь можно жить. С сентября я должен начать читать лекции. Успею ли подготовиться? Выйду ли вообще к этому времени? А в ноябре — детский международный фестиваль, за который я отвечаю. Больше 20 стран участвуют (речь о фестивале «Маршак», программу которого подготовил Малобродский и который должен пройти в Воронеже. — Прим. авт.)! Все это под угрозой разрушения.

ЦИТАТА «МК»:

«Алексей Малобродский почти полностью успел сформировать программу. Остались лишь определенные штрихи. Алексей Малобродский помогал разрешать трудности, возникающие в ходе переговоров, сближал позиции сторон, поскольку он уважаемый и авторитетный в театральном мире человек и имеет огромный опыт в театральном менеджменте.

Его задержание и дальнейший арест вызвали у нас удивление и тревогу. Не сомневаемся в его невиновности. Вся совместная работа с Малобродским убедила нас в том, что это честный и порядочный человек. Выражаем недоумение по поводу избранной для него меры пресечения. Арест — мера жестокая и в данном случае не оправданная».

Дирекция Платоновского фестиваля искусств, который выступил организатором детского фестиваля «Маршак».

— Вы как-то сказали, что думали: за решеткой намного хуже. По-прежнему так считаете?

— Да. Все не так плохо, как можно было бы представить. Сокамерники очень хорошие люди, которые меня поддерживают. Они меня кормят.

— А как же «баланда»? Вам не приносят пищу, которая полагается каждому заключенному?

Еще читать  Леонид Якубович: "Попрошу и я прощения"

— Приносят, но я не беру. Кормят-то они меня щедро. Столько положили капусты однажды, что я растрогался. Но у нее вкус такой… И вот суп тоже не очень, в него добавляют, по-моему, какой-то некачественный жир. Возможно, я неженка в этом смысле, но ни капуста, ни суп в меня не зашли. А больше я не стал брать еду, питаюсь тем, чем делятся сокамерники.

— А как же передачки?

— Пока никто не передавал. У супруги денег нет купить.

Вот мне в ИВС еще жена приносила теплые вещи, влажные салфетки для моих очков, постельное белье. Я прибыл со всем этим в СИЗО, но мне пока не выдали со склада. Можно ли вас попросить ускорить процесс?

— Конечно. Только вот в СИЗО правила строже, чем в ИВС, и влажные салфетки могут, увы, не принять.

— Ну ничего. А остальное все хорошо, не волнуйтесь. Перенесу все достойно. Так и передайте всем, кто беспокоится. Если бы еще, повторюсь, не тревоги за жену…

— А что с ней?

— Никакой связи нет с ней. Следователь, как я понял, сделал ее свидетелем по делу. Самого его я до сих пор не видел. Его вообще никто не видел — ни адвокаты, ни близкие. Вот даже сейчас был суд, а на него он не пришел. Вообще интересный, этот суд, там никто даже не слушал доводы моего адвоката, меня. Оставили меня за решеткой без объяснения причин.

— А как у вас со здоровьем?

— В целом ничего. Лучше, чем у моих сокамерников. Вот мэра Пушкарева повезли на следственные действия, несмотря на острый приступ подагры. Дали ему обезболивающие и увезли.

Мне 59 лет, так что небольшие проблемы есть — вот плечо левое немного побаливает. Артрит. Я пил препараты, помогало. Накануне ареста врач назначил анализ, который бы точно установил диагноз. Но не успел.

— А здесь анализ вам не сделают?

— Он дорогой, около 15 тысяч рублей. Его и на воле бесплатно не делают. А жену я не хочу сейчас напрягать еще и этими тратами. Ей нелегко. Так вышло, что меня арестовали накануне уплаты налогов, даты выплаты кредитов, а мы еще затеяли ремонт… Все к одному, в общем. Но все нормально будет. Главное, что люди тут — прямо прекрасные.

Тот факт, что у «расхитителя миллионов» одни долги и нет денег ни на лечение, ни на продукты, о многом заставляет задуматься. Помните, как президент Владимир Путин на вопрос актера Евгения Миронова про дело «Гоголь-центра» и его худрука Кирилла Серебренникова сказал про правоохранителей: «Да, дураки». Вот Малобродский полагает, что они теперь хотят доказать, что не дураки, и потому он будет сидеть. Если так, то все это весьма печально.

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика