Как «маленький боец» из России стал национальным героем Чили




Сотни тысяч гектаров леса охвачены огнем. Пожар полностью уничтожил дома в городке Санта-Ольга, погубил людей. Усилиями местных огнеборцев остановить его не удается, и вот уже многомиллионный Сантьяго, стоящий в окружении Анд, все плотнее окутывается дымом… Такой была обстановка в Чили, когда туда прилетел российский самолет Ил-76, направленный МЧС России на помощь в борьбе с пожарами. Наших спасателей ждали с огромной надеждой, и они ее полностью оправдали. Весь местный Ютьюб оказался заполнен видео о вылетах нашего «Ильюшина», который чилийцы полюбили и даже дали ему имя, не просто созвучное, но и символичное — «El Luchin», что означает «маленький боец».

О том, почему наших спасателей встречали и провожали как настоящих героев, «МК» рассказал командир центрального авиаотряда МЧС России Евгений Серых, принимавший в этой спасательной операции самое непосредственное участие.

Как «маленький боец» из России стал национальным героем Чили

Протест маленького народа обернулся большой бедой

В Чили — государстве, расположенном в далекой Южной Америке и обнимающем побережье Тихого океана с юга на север самыми большими в мире объятиями, — леса вспыхнули в начале января. По информации местных СМИ, все началось с поджогов — самые воинственные из индейцев, недовольные политикой государства, таким образом решили выразить свой протест. А тут еще жара, засуха. Все это привело к тому, что в стране разгорелись самые масштабные лесные пожары за всю историю. Президент страны Мишель Бачелет обратилась к государствам, имеющим опыт борьбы с ними, за помощью. МЧС России на безвозмездной основе отправило в Чили Ил-76, оснащенный выливными авиаприборами. Экипаж самолета, как отмечали в ведомстве, один из самых опытных, хорошо подготовлен к работе в сложных условиях. Нашим спасателям предстояло совершить трансконтинентальный перелет протяженностью более 15 тысяч километров. Чилийцы очень обрадовались этой новости и тут же начали отслеживать перемещение Ил-76 на его пути в Сантьяго.

— Евгений Петрович, сколько вы летели и каким был ваш путь?

— Полет занял 21 час чистого времени, летели мы с тремя посадками: в Касабланке, Марокко, потом был остров Сал, Кабо-Верде, после — Бразилия и только потом Сантьяго.

— Как вас там встретили? Какими вам показались чилийцы?

— Мы прилетели очень рано — не было и пяти утра, но нас встречала большая делегация. Встречали очень тепло: улыбались, крепко жали руки. И это были не дежурные улыбки. Видно было, что радость у людей искренняя, что нас очень ждали. Мы с первых же минут увидели, что чилийцы — народ открытый, веселый. А когда познакомились с ними ближе, меня лично очень тронуло их отношение к семьям и теплые чувства между супругами, которые они хранят до самой старости. На улицах Сантьяго мы постоянно встречали пожилые парочки, которые шли взявшись за руки. Интересный народ чилийцы.

— Почему они не смогли сами справиться с пожарами?

— В Чили нет профессиональной пожарной службы. Там она организуется самими жителями и держится на добровольных пожарных и волонтерах. Государство, конечно, им помогает — закупает оборудование, оснащает пожарные станции. Судя по технике и экипировке, оснащены они неплохо. Но это не профессиональные пожарные, и они, например, не знают, что такое «встречный пал», с помощью которого останавливают распространение огня. Они тушили как могли, но сил было мало, вот и упустили момент. Когда мы прилетели в Чили, там было более десяти погибших, в том числе и пожарных.

— Сантьяго пожары затронули?

— Зона лесных пожаров начиналась севернее города километров на 150 и тянулась километров на 500 южнее города. Сантьяго же стоит в окружении гор, некоторые высотой до семи тысяч метров. Так вот когда мы туда прилетели, было очень дымно, этих гор почти не было видно. Но со временем, по мере того как пожары тушили, дым рассеивался и там становилось все красивее и красивее.

— Сколько вас прилетело?

— Это был усиленный экипаж в составе 17 человек, включая инженерно-технический персонал. Количество людей было рассчитано таким образом, чтобы самолет не простаивал: пока один экипаж работает, второй отдыхает. Поэтому по прилете мы отвезли вещи в гостиницу, позавтракали и сразу же начали работать.

— Как строился ваш обычный рабочий день в Чили?

— Стандартный рабочий день строится одинаково везде, будь то Чили или Чита, где мы часто тушим пожары. Рано утром подъем, завтрак, вылет. Отъезд из гостиницы у нас был в 6.30, ведь с восходом солнца мы должны были начинать тушить. Мы вылетали, сливали воду, потом возвращались, заправлялись и снова летели тушить. И так ровно месяц.

— Как вы узнавали, куда нужно лететь?

— Пока у нас шла предполетная подготовка, чилийцы оценивали опасность и сложность пожаров, давали нам координаты. При этом космические снимки, модели развития обстановки и другая оперативная информация на русском, испанском и английском языках передавалась специалистами Национального центра управления в кризисных ситуациях МЧС России чилийскому Национальному центру координации тушения лесных пожаров при Министерстве сельского хозяйства республики. Наши специалисты моделировали развитие пожарной обстановки в Чили, учитывая рельеф местности, расположение населенных пунктов и инфраструктуры, прогноз погоды.

Как «маленький боец» из России стал национальным героем Чили

Красиво тушить не запретишь

Ил-76, на котором прилетели наши спасатели, отлично зарекомендовал себя на тушении природных пожаров, ведь за один вылет он способен сбросить 42 тонны воды и при необходимости создать заградительную полосу длиной в 800 метров и шириной в 60. В Чили его применяли в местах, где сложилась наиболее тяжелая обстановка. За время работы в Чили самолет Ил-76 МЧС России совершил чуть более 40 вылетов, во время которых произвел более 80 сливов. Всего на очаги пожаров было сброшено свыше 1700 тысяч литров воды. Как отмечают в МЧС России, благодаря активной работе авиации не было допущено распространение огня в сторону 17 населенных пунктов, в которых проживает около 900 тысяч человек.

— Евгений Петрович, в чилийском сегменте Интернета наш Ил-76 стал не просто суперпопулярным, а самым настоящим национальным мемом. Буквально все ваши вылеты попали в Ютьюб. Почему?

— Нашу работу было видно людям, что называется, невооруженным глазом. А поскольку сейчас все всё снимают на телефоны и выкладывают в Интернет, то практически все наши сбросы фиксировались негласными оценщиками — простыми чилийцами, чью любовь мы ощутили буквально через пару дней наших полетов. Когда мы встречались с представителями русской диаспоры, было видно, что они нами гордятся. Чилийские специалисты тоже оценивали нашу работу, как и работу спасателей других стран, которые там тоже тушили пожары. Руководство аэродромной службы аэропорта Сантьяго неоднократно отмечало, что сотрудники считают за честь работать с русской командой.

Еще читать  Online [Free Watch] Full Movie Coco (2017)

— А вам лично какие вылеты запомнились больше всего?

— Например, однажды дали нам координаты, мы летим и видим: там тушить-то нечего, а вот километрах в 15 полыхает будь здоров. С нами — чилийский специалист, мы ему говорим: ну вы же видите, что здесь тушить? Давайте туда полетим. Он связался с землей, там отвечают: под вашу ответственность. Мы полетели, слили воду и тут слышим с земли по радио: «Перфекто!». Очень им понравилось, что мы слили воду не просто тупо где сказали, а там, где это было необходимо. В другой раз сидим на аэродроме, видим: в предгорьях сильный пожар. Оказалось, горит университетский парк в самом Сантьяго, и нас подняли его тушить. Чтобы людей не пугать и не летать над небоскребами, мы обошли город и развернулись над частным сектором. Очень аккуратно слили воду, чтобы не повредить жилые дома и постройки. Когда вернулись на аэродром, нам говорят: перфекто, давайте еще раз. Мы заправились, выруливаем, а тут передают: не надо, вы там уже все потушили с первого раза, заруливайте обратно. Был один полет, который длился всего 12 минут от взлета до посадки вместе с тушением. В районе аэродрома возник пожар, самолет взлетел, тут же отвернул в сторону огня, слил воду и сел.

Как «маленький боец» из России стал национальным героем Чили

Больше чем дипломатия

Годы дипломатических усилий порой не дают такого результата, как несколько дней работы наших спасателей. В Чили экипажу Ил-76 хватило всего полнедели, чтобы там начали относиться к русским как к настоящим героям.

— Уже дня через три нашей работы во время выходов в город, когда люди узнавали, что мы экипаж Ил-76, со всех сторон мы слышали восторженное «эллючин», «эллючин», и все хотели с нами сфотографироваться, — рассказывает Серых. — Сначала мы думали, что так чилийцы произносят «Ильюшин», не выговаривая сложное для них слово. Но потом оказалось, что они дали нашему самолету прозвище El Luchin. Как нам потом объяснили, «Эль Лючин» — название песни известного в Чили, да и в Союзе в свое время, борца за свободу Виктора Хары. Песня эта о голодающих чилийских беспризорниках, что мужественно боролись за свою жизнь. Один из них — маленький Лючин. А на русском «эль лючин» означает «маленький боец» или «маленький борец». Маленький — это в сравнении с американским танкером Боинг-747, который также тушил пожары в Чили. За один раз он способен вылить 70 тонн воды, но тем не менее на практике оказался менее эффективным, чем российский «малыш».

— Евгений Петрович, я знаю, что и проводы чилийцы вам устроили какие-то необыкновенные. Расскажите об этом.

— Накануне отъезда нас сначала провожали пожарные. Они нас поздравили, мы вместе сфотографировались, нам подарили значки с надписью «El Luchin» на фоне российского флага — вот тогда мы, кстати, и поняли, что дело вовсе не в произношении. На следующий день мы приехали в аэропорт, прошли пограничный контроль. А когда проходили через зал ожидания, слышим возглас: «Идет экипаж «Эль Лючин»!» И нам все начали громко хлопать — простые пассажиры, ожидающие вылета. Отовсюду к нам снова подбегали люди, спрашивали: «Вы «Эль Лючин»? Можно с вами сфотографироваться?» Такое чувство было, я вам скажу…

Потом нас провожали представители МИД Чили. Сказали слова благодарности. А когда пришло время нам вылетать и мы спускались к самолету, нас предупредили: на вылете вас еще поприветствуют пожарные. Было десять вечера, темно, и мы договорились, что при взлете не будем выключать фары, предполагая, что где-то внизу будут пожарные. И вот мы уже выруливаем, нам надо на полосу налево, а говорят «выруливайте направо». Мы начинаем долго выяснять: почему направо, наверное, это ошибка? И тогда диспетчер говорит: вас там ожидают. Ну тогда мы поняли. Рулим направо и видим: с двух сторон рулежки стоят пожарные машины. И вдруг они включают свои брандспойты, фары, все мигалки и делают над нами светящуюся водяную арку. И мы тоже начинаем в ответ фарами «моргать». Остановились, конечно. Все, кто был в самолете, кинулись к иллюминаторам. Мы не ожидали, конечно, такого…

— Это был первый раз, когда к вам так тепло отнеслись люди, которых вы спасали?

— Тепло к нам относились везде, но подобное было еще только в Болгарии в 2007 году. Там тоже были сильнейшие пожары, и тоже люди нас встречали очень душевно, а вот такие необычные проводы нам устроили впервые. Но мы готовы летать в любое место, независимо от того, как к нам относятся. К тому же вылеты на тушение пожаров — самые интересные, мы каждый из них помним.

— А самые сложные зарубежные операции за время работы какие вам запомнились?

— Из тех, что связаны с тушением пожаров, самая сложная была в Греции в 2007 году. Там были самые тяжелые вылеты из-за масштабов пожаров, сложности рельефа, задымленности и турбулентности. Была очень сильная болтанка, возникающая от близости моря, сильного нагрева — и от солнца, и от горения.

А если в целом, то самая сложная работа у нас была в Исландии в далеком 1998 году. Тогда по программе «Партнерство ради мира» мы прилетели на учения, которые проводили совместно с НАТО. В них участвовали 15 стран. Нам предстояло десантировать наш госпиталь на площадку с огромным количеством мелких озер, почти луж, так, чтобы не утопить его. И при этом еще была очень низкая облачность. А ведь тогда на наших самолетах еще не было систем космической навигации.

Руководил учениями командующий северо-западной группировкой войск НАТО в Европе, по специальности он был десантником. Из-за погоды и низкой облачности он не смог прилететь на место десантирования на вертолете и вынужден был пересесть на джип. И тогда он поспорил на коньяк, что десантирование в таких условиях невозможно. И проиграл. Мы в первом же заходе сбросили госпиталь, и он точно приземлился, хотя облачность в тот момент была настолько низкая, что, когда платформа уже стояла на земле, весь ее купол был в облаках, а видны были только стропы. А во втором заходе удачно десантировались и наши парашютисты — никто не попал в эти озера, все приземлились точно. После этого их командующий пожал нам руки и сказал: «Я сам всю жизнь профессионально этим занимаюсь, но такого я еще нигде и никогда не видел».

Источник


Комментарии:

Добавить Комментарий

Яндекс.Метрика